Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Василий Шукшин Весь текст 512.29 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26 ... 44
   - Поса-адим,- опять с дрожью в голосе пообещала теща. И  ушла  писать
заявление. Но тотчас опять вернулась и закричала: -Ты машину  дров  при-
вез?! Ты где ее взял?! Где взял?!
   - Тебя же согревать привез..
   - Где взял?! - изо всех сил кричала Лизавета Васильевна.
   - Купил!
   - На какие деньги? Ты всю получку домой отдал! Ты их в  государствен-
ном лесу бесплатно нарубил! Ты машину дров украл!
   - Ладно, допустим. А чего же ты сразу не заявила? Чего ж  ты  -  жгла
эти дрова и помалкивала?
   - Я только сейчас это поняла - с кем мы живем под одной крышей.
   - Э-э... завиляла хвостом-то. Если уж садиться, так вместе  сядем:  я
своровал, а ты пользовалась ворованным. Мне -три года,  тебе  -  полтора
как минимум. Вот так. Мы тоже законы знаем,
   - Не-ет, ты их еще пока не знаешь!.. Вот посидишь там, тогда узнаешь.
   Теща в самом деле ездила с заявлением в район, в милицию. Но про  ма-
шину дров, как видно, не сказала. Ей там посоветовали обратиться с жало-
бой в дирекцию совхоза, так как налицо пока что -  домашняя  склока,  не
больше. Нельзя же, в самом деле, сразу, по первому же заявлению, привле-
кать человека к уголовной ответственности. Вот если  это  повторится,  и
если он будет в пьяном виде... Лизавета Васильевна побежала в дирекцию.
   Веню вызвали.
   Перед заместителем директора, молодым еще  человеком,  которого  Веня
уважал за башковитость, лежало заявление тещи,
   - Ну, что там у вас случилось? Жалуются вот.,.
   - Жалуются!.. Сами одетые, как эти... все есть! - стал честно расска-
зывать Веня.- А у меня - вот што на мне, то и все тут. Хотел раз в жизни
кожан купить за сто шестьдесят рублей, накопили, а она себе  взяла  шубу
купила. А у самой зимнее пальто есть хорошее.
   - Ну, а обзывал-то зачем? Матерился-то зачем?
   - Тут любого злость возьмет! Копил, копил, елки зеленые!.. после бани
четверку жадничал выпить, а она взяла шубу купила! И главное, пальто  же
есть! Если бы хоть не было, а то ведь пальто есть! А чего она тут пишет?
   - Да пишет... много пишет.
   Тут-то понял Веня, что про машину дров теща умолчала.
   - Пишет, што она коллективизацию делала?
   - Ну, пишет... Ты все-таки это... не надо -  пожилой  человек...  Ну,
купила! Она же тоже работает, жена-то.
   - Она шестьдесят рублей приносит, в тепле посиживает, а я  самое  ма-
лое, сто двадцать - выше нормы  вкалываю.  Да  мне  не  жалко!  Но  хоть
один-то раз надо же и мне тоже чего-нибудь взять! Они бы хоть носили.  А
то купят - и в сундук. А тут... на люди стыд показаться.
   Замдиректора не знал, что делать. Он верил, Венина правда - вся тут.
   - Все равно не надо, Вениамин, Ведь этим же ничего не докажешь. Пого-
вори с женой... Что она? Поймет же она - молодая женщина...
   - Да она-то што!.. Она голоса не имеет. Там эта вот,- Веня кивнул  на
заявление,- всем заправляет.
   В общем, поговорили в таком духе, и Веня вышел из  конторы  с  легкой
душой. Но обида и злость на тещу не убавилась, нет.
   "Вот же ж тварь,- думал он,- посадит и  глазом  не  моргнет.  Сколько
злости в человеке! Всю жизнь жила и всю жизнь злилась. Курва... На какой
черт тогда и родиться такой?"
   Тут встретился ему - не то что дружок - хороший товарищ Колька  Воло-
буев.
   - Чего такой? - Колька как-то странно всегда говорит - почти не раск-
рывая рта. И смотрит на всех снисходительно, чуть сощурив глаза.  Харак-
тер у парня.
   - Какой?
   - Какой-то... как воробей подстреленный. Откуда прыгаешь-то?
   - Из конторы.- И Веня все рассказал - как он умылся  с  кожаном,  как
поскандалил дома и как его теща хотела посадить.
   - Двух сожрала - мало,- процедил Колька.- Пошли выпьем.
   Веня с удовольствием пошел.
   Когда выпили, Колька, прищурив холодновато-серые  глаза,  стал  учить
Веню:
   - Вливание надо делать. Только следов не оставляй. А то  они  заклюют
тебя. Старуха полезет, шугани старуху разок-другой... А то они совсем на
тебя верхом сядут. Как ишак работаешь на них...
   У Вени мстительно взыграла душа... Вспомнились разом все обиды, какие
нанесла ему Соня: как долго не хотела выходить за него, как  манежила  и
изводила у своих ворот: ни "да", ни "нет", как... Нет, надо, в самом де-
ле, все поставить на свое место. Какой он к черту хозяин в  доме!  Ишак,
правильно Колька сказал.
   - Пойду сала под кожу кое-кому залью,- сказал он.
   И скоро похромал домой. И нес в груди тяжелое, злое чувство.
   "Нашли дурачка!.. Сволочи. Еще по милициям бегает! Курва".
   Сони не было дома.
   - А где она? - спросил Веня,
   - А я откуда знаю,- буркнула теща. Уборщица из конторы  успела  сооб-
щить ей, что Веню особенно-то и не ругали. (Странное дело: Лизавета  Ва-
сильевна пять лет как уже не работала, а иные с  ней  считались,  бегали
наушничать, даже побаивались.) - Она мне не докладает.
   - Разговорчики! - прикрикнул Веня с порога.- Слишком много болтаем!
   Лизавета Васильевна удивленно посмотрела на зятя:
   - Что такое? Ты, никак, выпил?
   Вене пришла в голову занятная мысль. Он вышел во двор, нашел в  сарае
молоток, с десяток больших гвоздей... Положил это все в карман  и  вошел
снова в дом.
   - Что там за материал лежит? - спросил он миролюбиво.
   - Какой материал? Где? - живо заинтересовалась теща.
   - Да в уборной... Подоткнут сверху. Красный.
   Теща поспешила в уборную. Веня - за ней.
   Едва теща зашла в уборную, Веня запер ее  снаружи  на  крючок.  Потом
стал заколачивать дверь гвоздями.
   Теща закричала.
   - Посиди малость, подумай,- приговаривал Веня.- Сама любишь людей са-
жать? Теперь маленько опробуй на своей шкуре.- Вогнал все гвозди  и  сел
на крыльцо поджидать Соню.
   - Карау-ул! - вопила Лизавета Васильевна.  -  Люди  добрые,  спасите!
Спасите! Люди добрые!.. Мой зять украл машину дров! Мой зять украл маши-
ну дров! Мой зять украл машину дров! - наладилась теща.
   Веня пригрозил:
   - Будешь орать - подожгу.
   Теща замолчала. Только всхлипнула:
   - Ну, Венька!..
   - Угрожать?
   - Я не угрожаю, ничего я не угрожаю, но спасибо тебе за это  не  ска-
жут!
   Вене попался на глаза кусок необожженной извести, Он поднял его и на-
писал на двери уборной:
   "Заплонбировано 25 июля 1969 г. Не кантавать".
   - Ну, Венька!..
   - Счас я еще Соню твою подожду... Счас она у меня  будет  пятый  угол
искать. В каракуле. Вы думали, я вам ишак бессловесный? Сколько я вам  в
дом получек перетаскал, а хоть один костюмишко маломальский купили мне?
   - Ты же пришел на все готовенькое.
   - А если б я голый совсем пришел, я бы так и ходил голый? Неужели  же
я себе хоть на рубаху не заработал? Ты людей раскулачивала... Ты же сама
первая кулачка! У тебя от добра сундуки ломаются.
   - Не тобой нажито!
   - А - тобой? Для кого мужик воровал-то? А когда он не нужен стал,  ты
его посадила. Вот теперь посиди сама. Будешь сидеть трое  суток.  Возьму
ружье и никого не подпущу. Считай, что я тебя посадил в карцер. За  пло-
хое поведение.
   - Ну, Венька!
   - Вот так. И не ори, а то хуже будет.
   - Над старухой так изгаляться!..
   - Ты всю жизнь над людьми изгалялась - и молодая и старая.
   Веня еще подождал Соню, не дождался, не утерпел - пошел искать ее  по
селу.
   - Сиди у меня тихо! - велел теще.
   В тот день Веня, к счастью, не нашел жену. Тещу выпустили из  "карце-
ра" соседи. Суд был бурный. Он проходил в клубе - показательный.
   Теща плакала на суде, опять говорила, что она создавала первые колхо-
зы, рассказывала, какие она претерпела переживания, сидя  в  "карцере",-
ей очень хотелось посадить Веню. Но сельчане протестовали.  И  старые  и
молодые говорили, что знают Веню с малых лет, что рос он сиротой, всегда
был послушный, никого никогда пальцем не  трогал...  Наказать,  конечно,
надо, но-не в тюрьму же! Хорошо, проникновенно сказал Михайло  Кузнецов,
старый солдат, степенный уважаемый человек, тоже давно пенсионер.
   - Граждане судьи! - сказал он.- Я  знал  отца  Венькиного  -  он  пал
смертью храбрых на поле брани. Мать Венькина надсадилась в колхозе - по-
мерла. Сам Венька с десяти лет пошел работать... А гражданка Киселева...
она вот счас плачет: знамо, сидеть на старости лет в туалете - это нико-
му не поглянется,- но все же она в своей жизни трудностей не знала. Да и
теперь не знаешь - у тебя пенсия-то поболе моей, а я весь израненный, на
трех войнах отломал...
   - Я из бедняцкой семьи! - как-то даже с визгом  воскликнула  Лизавета
Васильевна. - Я первые колхозы...
   - И я тоже из бедняцкой,- возразил Михайло.- Ты  первая  организовала
колхоз, а я первый пошел в него. Какая твоя особая заслуга перед обчест-
вом? В войну ты была председателем сельпо - не  голодала,  это  мы  тоже
знаем. А парень сам себя содержал,  своим  трудом...  это  надо  ценить.
Нельзя так. Посадить легко, каково сидеть!
   - У него одних благодарностей штук десять! Его каждый праздник  отме-
чают как передового труженика! - выкрикнули из зала.
   Но тут встал из-за стола представительный мужчина, полный, в  светлом
костюме. Понимающе посмотрел в зал. Да как пошел, как пошел причесывать!
Говорил, что преступление всегда - а в данном случае и полезней -  лучше
наказать малое, чем ждать большого. Приводил примеры,  когда  вот  такие
вот, на вид безобидные, пареньки пускали в ход ножи...
   - Где уверенность, я вас спрашиваю, что он, обозленный теперь, завтра
снова не напьется и не возьмет в руки топор? Или ружье?  В  доме  -  две
женщины. Представьте себе...
   - Он не пьет!
   - Это что он, после газировки взял молоток и заколотил тещу  в  убор-
ной? Пожилую, заслуженную женщину! И за что? За то, что жена купила себе
шубу, а ему, видите ли, не купили кожаное пальто!
   Под Веной закачался стул. И многие в зале решили: сидеть Веньке в тю-
ряге.
   - Нет, товарищи, наша гуманность будет именно в том, что сейчас мы не
оставим без последствия этот проступок обвиняемого. Лучше  сейчас.  Этим
мы оградим его от большой опасности. А она явно подстерегает его.
   Представительный мужчина предлагал дать Веньке три года. Тут поднялся
опять Михайло Кузнецов.
   - Вы, товарищ, все совершенно правильно говорили. Но  я  вам  приведу
небольшой пример из Великой Отечественной войны.  Был  у  нас  солдатик,
вроде Веньки - щупленький такой же, молодой - лет двадцати, наверно. Ну,
пошли в атаку, и тот солдатик испужался... бросил винтовку, упал, обхва-
тил, значит, руками голову... Политрук хотел под трибунал отдать, но мы,
которые постарше солдаты, не дали. Подняли, он побежал с нами...  И  што
вы думаете? Самолично, у всех на глазах заколол двух фашистов. И фашисты
были - под потолок, рослые, а тот солдатик - забыл уж  теперь,  как  его
фамилия,- не больше Веньки. Откуда сила взялась! Я это к тому, што быва-
ет - найдет на человека слабость, стихия - ну вроде пропал, совсем  про-
пал человек... А тут, наоборот, не надо торопиться, он еще подымется. Вы
сами-то воевали, товарищ? - спросил под конец Михайло.
   Представительного мужчину не смутил такой разительный пример. Он  по-
нимающе улыбнулся.
   - Я воевал, товарищ. Это на ваш вопрос. Теперь, что касается примера.
Он... конечно, яркий, внушительный, но совершенно не к  месту.  Тут  вы,
как говорится, спутали божий дар с яичницей.-  Представительный  мужчина
коротко посмеялся, чуть колыхнул солидным тугим животом,- На этом приме-
ре можно доказать совершенно противоположное тому,  что  вы  тут  хотели
сказать. Кстати, его судили, того солдата?
   Михаил не сразу ответил. Все даже повернулись в его сторону.
   - Судили,- неохотно ответил Михаиле,- Но...
   - Совершенно верно. Но...
   - Но оставили без последствия! - повысил голос Михаиле.- Только пере-
вели в другую часть,
   - Это уже другой вопрос. То обстоятельство, что он поднялся и побежал
с вами и потом заколол двух фашистов,- это факт, который говорит сам  за
себя, его можно учитывать, и, как видим, учли. Но есть факты, которые...
материально, так сказать, учесть нельзя. Солдат испугался,  бросил  ору-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26 ... 44
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (17)

Реклама