Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№5| Дрожащие Острова
StarCraft II: Wings of Liberty |№1| Начало истории
TES: Oblivion |№4| Мифический рассвет, 4 комментария
DARK SOULS™: REMASTERED |№12| Арториас Путник Бездны

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Барбара Хэмбли Весь текст 566.33 Kb

Драконья погибель

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 49
заклинания, которые Каэрдин то ли забыл ей  преподать,  то  ли  просто  не
знал. Вот  и  охранные  заклятия  против  шептунов  были,  видать,  кем-то
когда-то искажены. Возможно, оригиналы их еще хранились в древних  книгах,
но ни Дженни, ни кому другому не посчастливилось на них набрести.
     Спала она в эту ночь  беспокойно,  измотанная,  тревожимая  странными
образами, проскальзывающими сквозь прорехи сновидений.  Ей  казалось,  что
она слышит свистящий щебет болотных дьяволов,  перелетающих  с  дерева  на
дерево над топкими берегами ручья, и  мягкое  бормотание  шептунов  совсем
рядом с границей заклятий. Дважды Дженни вырывалась в дурном  предчувствии
из темной трясины сна, но каждый раз видела лишь Гарета, клюющего носом на
сложенных стопкой седлах.
     Когда она проснулась в третий раз, Гарета в лагере не было.
     Перед  этим  ей  снилась  женщина,  стоящая  среди  листвы.  Лицо  ее
скрывалось под вуалью, как это принято на юге; кружево  напоминало  цветы,
рассыпанные  в  темно-каштановых  кудрях.  Нежный  смех   напоминал   звон
серебряных колокольчиков, но был в нем неприятный призвук, словно  женщина
радовалась какой-то своей победе. Она протягивала маленькие узкие ладони и
шептала имя Гарета...
     Листья и грязь были  черны  там,  где  он  пересек  тускло  мерцающую
границу заклятого круга.
     Дженни села, отбросив назад спутанную массу волос, и тронула за плечо
Джона. Вызвала  к  жизни  ведьмин  огонь,  и  он  тускло  осветил  лагерь,
отразился в глазах испуганных лошадей. Голос ручья был особенно  громок  в
тишине.
     Как и Аверсин, Дженни спала одетой. Дотянувшись  до  свернутых  узлом
кожаной куртки, пледов, пояса и башмаков,  лежащих  на  краю  одеяла,  она
достала маленький магический кристалл и  наклонила  его  под  определенным
углом к ведьминому огню, в то время  как  Джон,  не  произнося  ни  слова,
торопливо обувался и натягивал камзол из волчьей шкуры.
     Из четырех элементов магическая земля (кристалл) - наиболее простой и
точный инструмент, но его следует предварительно зачаровать. Огонь  -  тот
не требует особых приготовлений, но обращен лишь в прошлое,  редко  выводя
на объект поисков. В воде можно увидеть и прошлое, и будущее,  но  вода  -
отъявленный лжец. И только величайшие  из  магов  могли  пользоваться  для
предсказаний ветром.
     Сердцевина Каэрдинова кристалла была темна. Дженни подавила страх  за
жизнь Гарета и, успокоившись, вызвала образ, замерцавший на грани  подобно
отражению. Она увидела каменную каморку, очень маленькую и, судя по всему,
наполовину утопленную в землю. Единственной мебелью в ней была кровать,  а
столом служил выдающийся из стены каменный блок. На нем лежал мокрый  плащ
в полувысохшей луже воды, болотные травы вцепились  в  ткань,  как  темные
пиявки. Изукрашенный самоцветами длинный меч был  прислонен  рядом,  а  на
плаще лежала пара очков. Круглые  линзы  отразили  грязновато-желтый  свет
лампы, когда дверь в каморку приоткрылась.
     Кто-то в коридоре поднял лампу повыше. Свет  явил  маленькие  сутулые
фигуры, толпящиеся в широком  помещении  за  порогом.  Старые  и  молодые,
мужчины и женщины, всего человек сорок - с белыми, грязными  бородавчатыми
лицами и круглыми, как у рыб, глазами. Ближе всех, на самом пороге, стояли
старик и старуха - те самые мьюинки, в  которых  Джон  чуть  не  выстрелил
сегодня днем.
     Старик держал веревку, старуха - мясницкий нож.


     Дом мьюинков стоял в низине на бугре среди зловонного месива  воды  и
глины; гниющие деревья торчали  над  поверхностью,  как  полуразложившиеся
трупы. Низкое и как бы присевшее строение было  больше,  чем  казалось  на
первый  взгляд:  каменные  стены  на  той  стороне   выдавали   еще   одно
полуподвальное крыло. Несмотря на холод, воздух над  окрестностью  смердел
тухлой рыбой, и Дженни стиснула зубы, почувствовав тошноту, омывшую ее  от
одного только вида этого места. Она люто ненавидела мьюинков  с  тех  пор,
как впервые увидела их.
     Джон соскользнул со своего пегого боевого коня Оспри и привязал его и
Молота Битвы  к  ветви  деревца.  Лицо  Аверсина  в  дождливой  мгле  было
напряженным от ненависти и отвращения. Дважды семейства мьюинков  пытались
обосноваться близ Алин Холда, и оба раза, как только об  этом  становилось
известно, Джон поднимал ополчение и беспощадно выжигал их  гнездо.  Каждый
раз со стороны ополченцев были убитые, но Джон продолжал преследование  по
диким землям и не успокаивался,  пока  не  искоренял  мьюинков  полностью.
Дженни знала, что ему до сих пор является в  кошмарных  снах  то,  что  он
нашел в их подвалах.
     Он шепнул: "Слушай", - и Дженни кивнула. Она  уже  различала  смутный
гомон в глубинах дома - приглушенные, словно утопленные  в  землю  голоса,
тонкие и отрывистые, как лай зверья.  Дженни  вытащила  свою  алебарду  из
чехла, притороченного к седлу Лунной Лошадки,  и  шепотом  приказала  всем
трем лошадям вести себя тихо. Помимо этого она накинула  на  них  охранное
заклятие. Теперь взгляд постороннего миновал бы их или, в крайнем  случае,
принял бы в ночи за что угодно, кроме лошадей  -  за  густой  орешник  или
причудливую тень от деревьев. Это были все те  же  заклинания,  не  давшие
Гарету вернуться в лагерь до того, как он был схвачен мьюинками.
     Джон спрятал очки во внутренний карман. "Порядок, - пробормотал он. -
Ты берешь Гарета, а я вас прикрываю".
     Дженни кивнула, чувствуя внутри некий  холод,  как  бывало  с  ней  в
минуты, когда она пыталась сотворить заведомо непосильную для себя магию и
заранее готовилась к худшему.
     Они пересекли грязный  двор  (гвалт  в  доме  усилился),  затем  Джон
поцеловал ее и, повернувшись, влепил подкованный железом сапог в маленькую
дверь.
     Они ворвались внутрь, как разбойники, грабящие  ад.  Горячий  влажный
смрад  ударил  Дженни  в  лицо,  и  сквозь  него  -  резкий  медный  запах
свежепролитой крови. Шум стоял невероятный, после  ночной  темноты  дымный
огонь в огромном очаге показался ослепительным. Масса тел бурлила у  двери
напротив, тусклые блики отскакивали от маленьких стальных ножей, стиснутых
влажными ладошками.
     Гарет был прижат толпой к косяку. Он явно  прокладывал  путь  наружу,
но, добравшись до двери, видно, сообразил, что, прорвавшись  к  очагу,  он
неминуемо будет окружен. Его левая рука была обмотана для защиты какими-то
тряпками, а в правой был пояс, пряжкой которого  он  хлестал  мьюинков  по
лицам. Его собственное лицо, все в порезах и укусах, было  залито  кровью;
смешиваясь с потом, она испятнала рубаху  Гарета  до  такой  степени,  что
казалось, будто у юноши перерезано  горло.  Безоружные  серые  глаза  были
полны ужаса и отвращения.
     Напирающие мьюинки верещали как проклятые. Их было не менее полусотни
- все вооруженные маленькими стальными ножами и заостренными раковинами.
     Ворвавшись вслед за Джоном, Дженни видела, как одна женщина  кинулась
к Гарету и полоснула его под коленки. Его ноги уже кровоточили  от  дюжины
порезов, в башмаках липко хлюпало. Юноша пнул нападающую  в  лицо,  и  она
отлетела в толпу - та самая старуха, которую едва не застрелил Джон.
     Молча  Аверсин  рванулся  во  вздымающуюся  смердящую  толпу.  Дженни
кинулась вслед, прикрывая ему спину. Кровь брызнула на нее  после  первого
взмаха меча, а гвалт вокруг стал  вдвое  громче.  Мьюинки  были  маленьким
народцем, хотя некоторые из их мужчин достигали роста самой Дженни.  Не  в
силах рубить эти бледные  вялые  личики,  она  била  древком  алебарды  во
вздутые маленькие животы, и мьюинки катились, падали, задыхаясь  рвотой  и
кашляя. Но их было  слишком  много.  Перед  боем  Дженни  подоткнула  свои
выцветшие юбки до колен  и  теперь  чувствовала,  как  в  голые  щиколотки
вцепляются руки упавших. Один мужчина ухватил тесак, лежащий  на  каменном
столе среди  прочих  орудий  мясника,  и  попытался  искалечить  ее.  Удар
алебарды раскроил ему лицо от скулы до нижней челюсти. Мьюинк закричал,  и
рот его зиял, как вторая рана. Запах крови был повсюду.
     Пересечь комнату было делом нескольких секунд.
     - Гарет! - взвизгнула Дженни, но он замахнулся на нее ремнем - ростом
она не слишком отличалась от  мьюинков,  вдобавок  юноша  был  без  очков.
Дженни отбила удар алебардой, пояс намотался на древко, и она вырвала  его
из рук Гарета.
     - Это Дженни! - крикнула она, в то время как меч Джона летал  вокруг,
обрызгивая теплыми каплями. Схватила юношу за худую кисть и  потащила  его
вниз по ступенькам, в комнату.
     - Теперь бежим!
     - Но мы же не можем... -  начал  он,  оглядываясь  на  Джона,  и  она
толкнула его к двери.  После  мгновенной  борьбы  (не  хотелось  выглядеть
трусом, бросающим своего спасителя) Гарет все-таки побежал. Пробегая  мимо
стола, он прихватил с него мясницкий крюк и теперь отмахивался на ходу  от
лезущих бледных лиц  и  тычков  крохотных  стальных  лезвий.  Три  мьюинка
охраняли дверь, но с визгом шарахнулись от  длинного  оружия  Дженни.  Она
слышала, как сзади визжащий гвалт взвился в диком крещендо. Джон снова был
в меньшинстве, и желание драться рядом с ним потащило  Дженни  назад,  как
волосяной аркан. Но она только рванула  дверь  и  поволокла  Гарета  бегом
через низину.
     Гарет уперся в страхе.
     - Где лошади? Как же мы...
     Для своего роста Дженни была очень сильной. Она толкнула его, чуть не
опрокинув.
     - Потом спросишь!
     Уже маленькие фигурки набегали, спотыкаясь, спереди из темноты  леса.
Ил под ногами присасывал подошвы, а она тащила Гарета к тому месту, где ей
одной были видны три лошади. Дженни услышала его изумленный вскрик,  когда
они, разрушив заклятие, подбежали к животным вплотную.
     Пока юноша вскарабкивался в седло Молота Битвы,  Дженни  взлетела  на
Лунную Лошадку, схватила повод Оспри и, пришпорив, бросила  коня  к  дому,
разбрызгивая грязь. Пронзительно, чтобы перекрыть визгливый гвалт  внутри,
она крикнула: "ДЖОН!" Минуту спустя клубок тел извергся из  низкой  двери,
как  свора  повисших  на  медведе  собак.  Белое  сияние  ведьминого  огня
выхватило из темноты меч - дымящийся и  мокрый  по  самую  рукоятку,  лицо
Аверсина, залитое  своей  и  чужой  кровью,  клубы  пара  от  прерывистого
дыхания. Мьюинки висели на  его  поясе  и  руках,  пытаясь  прорезать  или
прокусить кожу доспеха.
     С визжащим воплем нападающей чайки Дженни  налетела  на  них,  ударив
алебардой, как косой. Мьюинки рассыпались, шипя и мяукая, и Джон, стряхнув
последних, кинулся в седло Оспри.  Крохотный  мьюинк  метнулся  за  ним  и
вцепился в стремя, пытаясь ударить  всадника  в  пах  маленьким  ножом  из
заостренной  раковины.  Джон  взмахнул  рукой  (шип  на  браслете   угодил
мальчишке в висок) и смахнул мьюинка, как смахнул бы крысу.
     Дженни резко развернула коня и погнала его в конец низины, туда,  где
Гарет все еще взбирался  на  спину  Молота  Битвы.  С  точностью  цирковых
наездников она и Джон подхватили поводья мощного  гнедого  мерина  с  двух
сторон, и все трое канули в ночь.


     - То, что надо! - Аверсин обмакнул  палец  в  лужу  дождевой  воды  и
стряхнул каплю на железную сковороду, опасно покачивающуюся  над  костром.
Удовлетворенный  шипением,  примял  ком  кукурузного   теста   и   шлепнул
получившуюся лепешку на раскаленную поверхность. Затем поглядел на Гарета,
изо всех сил старающегося не закричать,  пока  Дженни  лила  ему  на  рану
жгучий настой календулы. - Теперь ты можешь сказать,  что  видел  Аверсина
Драконью Погибель улепетывающим от сорока недомерков.
     Его перевязанная рука утрамбовала еще одну лепешку, и  серый  рассвет
отразился в стеклах очков, когда он ухмыльнулся.
     - Они за нами не погонятся? - слабым голосом спросил Гарет.
     - Сомневаюсь. - Аверсин снял кусочек теста с шипастого браслета. -  У
них сейчас своих мертвецов хватает - ешь не хочу.
     Юноша сглотнул, борясь с тошнотой, хотя сам видел орудия, лежавшие на
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 49
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама