Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№5| Дрожащие Острова
StarCraft II: Wings of Liberty |№1| Начало истории
TES: Oblivion |№4| Мифический рассвет, 4 комментария
DARK SOULS™: REMASTERED |№12| Арториас Путник Бездны

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Барбара Хэмбли Весь текст 566.33 Kb

Драконья погибель

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 49
подобных фраз и, развернув коня, поедет обратно в Вир.
     "И, может быть, - подумала Дженни, вспомнив свое  видение  в  чаше  с
водой, - оно было бы и к лучшему".
     - Аверсин, все не так! Ты здесь для  того,  чтобы  убить  дракона,  а
кроме тебя этого не сможет никто! Это единственная причина, почему  я  был
за тобой послан. Единственная, клянусь! Никакой политики, ничего такого!..
- Серые близорукие глаза Гарета умоляли Аверсина поверить, но было  в  них
некое отчаяние.
     Джон некоторое время пристально смотрел на него, затем сказал:
     - Я верю тебе, мой герой.
     В гнетущем молчании Гарет коснулся каблуками боков  Молота  Битвы,  и
мощный  конь  двинулся  вперед;  заемный  плед  юноши  слился  с  туманом,
превратив всадника в блеклый бесформенный сгусток. Джон придержал лошадь и
поравнялся с поглядывающей задумчиво Дженни.
     - Может быть, ты была и права, милая, отправившись со мной.
     Дженни перевела взгляд  с  Гарета  на  Джона  и  обратно.  Неподалеку
каркнула ворона, словно сама эта печальная земля подала голос.
     - Я не думаю, чтобы он хотел нам зла, - мягко сказала Дженни.
     - Он может погубить нас по глупости с тем же успехом.


     Когда они приблизились к реке, туман сгустился, и теперь они ехали  в
холодном белом мире, где единственными звуками  были  скрип  седел,  удары
копыт, звяканье сбруи да шелестящий треск тростников, растущих  в  залитых
водой канавах. Из этой серой водяной глади каждый камень, каждое  одинокое
дерево выступали тихими сгустками тьмы, словно предзнаменования странных и
мрачных  событий.  Отчетливее,  чем  когда-либо,   Дженни   ощущала,   как
становится все тяжелее молчание Гарета, как нарастает его чувство  вины  и
страха, и она знала, что Джон также понимает это, - он  поглядывал  искоса
на юношу и вслушивался в тишину пустынных земель, как  бы  ожидая  засады.
Наступили сумерки, и Дженни вызвала голубоватый шар ведьминого огня, чтобы
осветить дорогу, но мягкие, полупрозрачные волны тумана отражали свет, так
что двигаться приходилось почти вслепую.
     - Джен, - Аверсин натянул поводья, вскинул голову,  прислушиваясь.  -
Ну-ка послушай.
     -  Что  послушай?  -  шепнул  Гарет,  въезжая  за  ними   на   склон,
обрывающийся в пелену тумана.
     Обострившиеся чувства Дженни как  бы  раздвинулись,  проникая  сквозь
тусклые клубы, уже воспринимая далекий шелест речного тростника. Там  были
и другие звуки, смутные - искаженные туманом, но все же вполне узнаваемые.
     - Да, - сказала она тихо, и ее дыхание заклубилось на секунду в сыром
воздухе. - Голоса... лошади... целая компания на той стороне.
     Джон бросил на Гарета острый взгляд искоса.
     - Они, конечно, могут ждать перевоза, - сказал он, - если им есть что
делать по эту сторону реки на ночь глядя.
     Гарет не сказал  ничего,  но  лицо  его  было  бледным  и  застывшим.
Помедлив, Джон мягко чмокнул губами, и Слониха,  косматая  гнедая,  грузно
двинулась вниз по склону сквозь липкие речные испарения.
     Дженни позволила ведьминому огню разорваться,  когда  Джон  ударил  в
дверь приземистого домика. Они  с  Гаретом  остались  снаружи,  пока  Джон
уславливался с перевозчиком  о  цене  за  переправу  трех  человек,  шести
лошадей и двух мулов.
     - Пенни за ногу, -  сказал  перевозчик,  впиваясь  темными  беличьими
глазками то в одно лицо, то в другое с острым  интересом  человека,  через
порог которого проходит целый мир. - Но через час я бы смог предложить вам
ужин и ночлег. А то ведь скоро  будет  тьма  кромешная,  да  еще  туман  в
придачу.
     - Мы можем проехать еще несколько миль до полной темноты. Кроме того,
- добавил Джон, со странным мерцанием в глазах  оглянувшись  на  молчащего
Гарета, - кое-кто ждет нас на том берегу.
     - А! - Широкий рот перевозчика захлопнулся, как капкан. - Так это вас
они поджидают? Я их давно уже слышу, но они так и не позвонили в  колокол,
вот я и решил, что раз нужды во мне нет, то лучше посидеть в тепле.
     Подняв фонарь и запахнув поплотнее стеганую куртку,  он  повел  их  к
мосткам. Дженни, поотстав,  рылась  в  укрепленном  на  поясе  кошельке  в
поисках монеты.
     Огромный конь Молот Битвы,  уже  испытавший  недавно  путешествие  на
корабле, перенес  погрузку  стоически.  Лунная  Лошадка  и  Оспри,  как  и
запасные лошади, такого опыта не имели и артачились - все, кроме  Слонихи,
которая прошла бы и по мосту из пылающих ножей своей обычной  флегматичной
трусцой. Дженни пришлось долго уговаривать и хлестать  по  ушам  животных,
чтобы убедить их поставить ногу на большой плот. Паромщик  закрыл  воротца
на корме и повесил фонарь на короткую мачту.  Затем  налег  на  лебедку  и
погнал  широкий  плавучий  помост  по  серому  непрозрачному  шелку  реки.
Единственный фонарь марал желтоватым светом свинцовые  облака  тумана;  то
здесь, то там краем глаза Дженни замечала в коричневатых водах тянущиеся к
плоту коряги.
     Она слышала пришедшие с той стороны звуки: звяканье металла о металл,
мягкое  ржание,  человеческие  голоса.  Гарет  все   молчал,   но   Дженни
чувствовала, что каждая его мышца дрожит, как натянутая веревка за миг  до
разрыва. Джон стоял рядом, пальцы его, переплетенные  с  пальцами  Дженни,
были теплы и тверды. Очки мягко блеснули, когда  он  накинул  край  своего
огромного пледа Дженни на плечи и притянул ее к себе.
     - Джон, -  тихо  сказал  Гарет.  -  Я...  я  должен  кое  в  чем  вам
признаться.
     Сквозь туман смутно донесся еще один звук -  женский  смех,  подобный
звону серебряных  колокольчиков.  Гарет  содрогнулся,  и  Джон  с  опасным
мерцанием из-под лениво прикрытых век сказал:
     - Да пора бы уже...
     -  Аверсин...  -  Гарет  запнулся  и  умолк.  Затем   заставил   себя
продолжать: - Аверсин, Дженни, послушайте! Простите меня! Я солгал  вам...
Я обманул вас, но у меня не было выбора. Простите.
     - Ага, - мягко сказал Джон. - То есть что-то ты нам забыл сообщить до
того, как мы покинули Холд?
     Избегая его взгляда, Гарет сказал:
     - Я хотел вам признаться раньше, но не  решился.  Я  боялся,  что  ты
повернешь назад, а этого  я  допустить  не  мог.  Ты  нам  нужен,  ты  нам
необходим!
     - Для парня, помешанного на чести и доблести,  -  заметил  Аверсин  с
безобразными нотками в голосе, - ты натворил кучу подлостей, не так ли?
     Гарет вскинул голову и наконец-то встретился с ним взглядом.
     - Нет, - сказал он. - Я... я знал, на что иду.  Я  думал,  что  пусть
обманом, но обязан привести тебя сюда...
     - Ну ладно, - сказал Аверсин. - Давай выкладывай, в чем суть?
     Дженни перевела взгляд с лиц мужчин на дальний берег, смутно  видимый
как темное пятно, где несколько огоньков двигались в тумане. Чернеющие над
ними  массы  были  несомненно  лесами  Белмари.   Дженни   предостерегающе
коснулась шипастого налокотника  Джона,  и  он  бросил  быстрый  взгляд  в
направлении  факелов.  Там  наметилось  движение  -  человеческие   фигуры
потеснились к воде, встречая паром. Молот Битвы заржал, тряхнув гривой,  и
звонко протрубили в  ответ  лошади  на  берегу.  Драконья  Погибель  снова
повернулся к Гарету, сложив руки на рукоятке меча.
     Гарет глубоко вздохнул.
     - Суть в том, что король не посылал  за  тобой,  -  сказал  он.  -  -
Фактически он... Он запретил  мне  ехать  к  тебе.  Он  назвал  мою  затею
дурацкой, потому что (сказал он) ты скорее всего просто выдуман, а если не
выдуман, то наверняка уже убит каким-либо другим драконом. Он сказал,  что
не хочет рисковать моей жизнью, отправив меня на поиски фантома. Но...  Но
я должен был  найти  тебя.  Он  не  собирался  посылать  никого.  А  ты  -
единственный драконоборец, так говорилось в балладах... - Гарет запнулся в
нерешительности. - Конечно, ты оказался  другим,  но  я-то  знал,  что  ты
должен существовать. Я знал, кто нам нужен. Я не мог стоять  в  стороне  и
смотреть, как дракон уничтожает королевство. И я нашел тебя, я привел...
     - Решив за меня, что мне делать, и оставив  моих  людей  на  произвол
судьбы? - Лицо Джона было не очень выразительным, но голос жалил  не  хуже
скорпиона.
     Гарет отпрянул.
     - Я... я много думал об этом в последние дни, - тихо сказал он. Снова
поднял глаза, лицо его было белым от боли и стыда. - Но я не мог позволить
вам  вернуться.  И  ты  будешь  вознагражден,  я  постараюсь,  чтобы  тебя
как-нибудь наградили.
     - И как же ты собираешься это устроить?  -  В  голосе  Джона  звучало
отвращение. Палуба дрогнула, плот со скрежетом  поволокся  по  мелководью.
Огоньки, словно болотные свечи, подпрыгнули и двинулись к ним. -  Вряд  ли
станут церемониться с человеком, укравшим  королевскую  печать,  когда  он
вернется в Белмари. Я предвижу дружескую встречу... -  Аверсин  указал  на
прорисовывающиеся в дымке фигуры. - Они пришли арестовать тебя?
     - Нет, - расстроенно сказал Гарет. - Это мои друзья, тоже придворные.
     Тут  они  словно  перешагнули  некий  порог  -   фигуры   на   берегу
прояснились, свет фонарей затанцевал на жестких атласных складках, огладил
мягкий ворс бархата, обозначил тугие кружева  и  облачка  женских  вуалей,
густо посоленные бриллиантами. Впереди всех стояла  стройная  темноволосая
девушка в янтарных шелках, чьи глаза, золотые, как мед, тронутые оттенками
серого, встретившись с глазами  Гарета,  заставили  того  вспыхнуть.  Один
мужчина держал ее плащ из хвостов горностая, другой - позолоченный  шар  с
благовониями. Девушка засмеялась, и смех ее, серебряный и резкий, был  как
отзвук тревожного сна.
     Это могла быть только сама Зиерн.
     Джон испытующе посмотрел на Гарета.
     - Печать, которую ты мне показывал, - настоящая, -  сказал  он.  -  Я
видел ее на старых документах, таких старых, что у них  были  разлохмачены
края. Так, по-твоему, кража ее была чисто случайной?
     Он взялся за повод Слонихи и повел ее по коротким сходням. Когда  они
ступили на берег, все придворные во главе с Зиерн одновременно и грациозно
изогнулись в сложном поклоне, коснувшись коленом клейкой,  пахнущей  рыбой
земли.
     - Нет, не совсем, - выдавил Гарет. Лицо его горело. - Собственно, это
даже не являлось кражей. Король - мой отец. А я - пропавший наследник.



                                    5

     - Так это и есть твоя Драконья Погибель?
     При звуках голоса Зиерн Дженни приостановилась в наполненной голубыми
сумерками каменной  прихожей  охотничьего  домика  чародейки.  Отсюда,  из
полумрака, маленькая гостиная сияла, как освещенная сцена: тонкий  розовый
газ  одеяния   Зиерн,   бело-лиловый   камзол   Гарета,   рукава,   чулки,
розово-черный ковер под ногами - все, казалось, пылало оттенками  цветного
стекла в янтарном свете лампы. Инстинкты  Уинтерлэнда  толкнули  Дженни  в
тень. Никто не видел ее.
     Зиерн  поднесла  хрустальный  кубок  к  одной  из  ламп  на   камине,
наслаждаясь кроваво-красными искрами, зажегшимися в вине. Потом улыбнулась
насмешливо.
     - Должна сказать, что я бы предпочла вариант из баллады.
     Гарет, сидящий в одном  из  кресел  слоновой  кости  с  позолоченными
ножками по ту сторону столика для вина, только  поглядывал  несчастливо  и
сконфуженно. Ямочки на  щеках  Зиерн  заиграли,  розовые  губы,  казалось,
потемнели, и чародейка, откинув угол  вуали,  подняла  голову.  Гребни  из
хрусталя и оникса блеснули в темно-каштановых волосах.
     Гарет все еще молчал. Продолжая улыбаться, Зиерн с небрежной  грацией
приблизилась к юноше - так, чтобы он оказался  в  ауре  ее  аромата.  Свет
лампы прыгнул с хрустальных граней на камзол  Гарета  и  на  его  невольно
задрожавшие руки.
     - Так  ты  даже  не  собираешься  поблагодарить  меня  за  встречу  и
гостеприимство?
     Испытывая  ревность  к  огромной  колдовской  власти  Зиерн,   Дженни
старалась не давать волю чувствам,  но  еще  на  переправе  была  поражена
молодостью колдуньи. С виду Зиерн вполне могла сойти за двадцатилетнюю, но
по въедливым женским подсчетам, от которых Дженни  удержаться  не  смогла,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 49
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама