Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Евгений Филенко Весь текст 323.9 Kb

Шествие динозавров

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 28
И вокруг по-прежнему ни единой  живой  души,  что  могла  бы  указать  мне
дорогу. На любом человеческом языке и даже без такового. Просто взяла бы и
ткнула пальцем в нужном направлении.  Если  я  смогу  толково  разъяснить,
какое направление мне нужно. Где же эти чертовы небоскребы? Если я  что-то
понимаю в небоскребах, они  обязаны  нависать  надо  мной,  как  проклятие
божье, и притом полыхать тысячами своих окон. Какой-никакой, а ориентир...
Но ничто надо  мной  не  нависает,  кроме  непроницаемо-черного  полотнища
небес.
     Я голоден. Но это пока еще пустяк,  не  смертельно.  Вот  если  я  не
выбреду к жилью, тогда дело примет серьезный оборот. И, в конце-то концов,
должен же здесь наступить рассвет! Я подношу  к  лицу  циферблат  часов  и
силюсь разглядеть, что там показывают  стрелки.  Не  видно  ни  зги,  и  я
впервые  начинаю  сожалеть  о  том,  что  дома  поскупился  на   приличные
электронные часы  с  подсветкой,  а  уже  здесь  отказался  от  роскошного
аппарата, который предлагал мне Ратмир взамен  моего  древнего  механизма.
Хотел сберечь как память о родном своем двадцатом веке...  Итак,  я  не  в
состоянии даже выяснить, как долго мне болтаться в ночи.
     А что если я ослеп?
     Кажется, начинаю бредить. Или галлюцинировать, что, в общем-то,  одно
и то же.  Мерещатся  неясные  силуэты  скособоченных  домов,  беспорядочно
обступивших меня со всех сторон. Откуда-то доносятся странные  размеренные
звуки, будто работает свайный копер. Я стою на месте, прислушиваюсь. Ветер
доносит обрывки музыки и голосов.  Не  знаю,  отчего,  но  всякое  желание
увидеть себе подобного вдруг пропадает. Не  нравится  мне  эта  музыка.  И
голоса какие-то недобрые. И пусть я все это себе  придумал,  но  лучше  уж
потихоньку топать назад,  где,  по  моим  предположениям,  осталась  линия
магнара.
     Мои вытянутые вперед руки внезапно упираются  во  что-то  шершавое  и
холодное. Неужели и вправду дом? Придерживаясь стены, ищу вход, а под ноги
то и дело с  треском  и  скрежетом  лезет  слежавшийся  хлам.  От  полного
непонимания происходящего и, возможно, от страха я  начинаю  разговаривать
сам с собой. Браню дворников, что так  засрали  вверенную  им  территорию,
хотя небольшим светлым участком сознания понимаю, что никакими  дворниками
здесь годами не пахло. Быть может, шестьдесят семь  лет  сюда  не  ступала
нога человека. Этакий застарелый, матерый долгострой... Пальцы погружаются
в пустоту дверного проема. Или пролома. Осторожно, на цыпочках делаю шажок
в затхлую тьму. Хрустит битое стекло.  "Э-эй!"  -  негромко  зову  я.  Эхо
дробится на сотни осколков и возносится на невероятную  высоту.  Я  слышу,
как оно улетает от меня,  едва  ли  не  пять  минут,  а  затем  мой  голос
возвращается искаженным до неузнаваемости. Если только это мой голос, а не
чей-то отзыв...
     И вот я слышу шаги.
     Там, снаружи, за моей  спиной.  Кто-то  большой,  грузный,  одышливый
движется мимо этого несуразного дома, бормоча под нос несвязные речи:  ему
под ноги тоже лезет всякая дрянь и он тоже на чем свет кроет дворников.  Я
напрягаю слух, чтобы разобрать хоть слово. И не  могу  этого  сделать.  Не
понимаю, что он там бормочет.
     - Кто здесь?!
     Шаги замирают. Невидимый путник молчит. Наверное, рассматривает меня.
Должно быть, со зрением у него полный порядок. В отличие от меня.
     - Помогите мне выйти отсюда.
     Бормотание  возникает  где-то  совсем  рядом.  Надо   признать,   оно
производит жутковатое впечатление, и я вынужден все время напоминать себе,
что мне некого опасаться здесь. Пусть это и другое время, пусть я ни  шиша
не понимаю в том, что творится вокруг, но я на своей земле, можно  сказать
- дома, и вообще ничто не угрожает моему благополучию ни в одном из миров,
я телохранитель-профессионал, я силен, ловок и натаскан...
     Он уже рядом. Я с трудом различаю в темнотище  плоский,  бесформенный
силуэт. Его пальцы  бережно  касаются  моего  запястья,  почему-то  нервно
отдергиваются и в конце концов цепляют меня за рукав куртки.  Все  так  же
бормоча невнятицу, он тянет меня за собой, и я тупо, как скот на заклание,
подчиняюсь.
     - Я заблудился. Ни зги  не  вижу.  Мне  нужно  попасть  на  платформу
магнара. Извините, что я беспокою вас...
     Приглушенное хмыканье. Мои оправдания забавляют его.
     Изо всех сил пучу  глаза,  но  вижу  только  слабое  колыхание  теней
различной плотности. Медузу трудно обнаружить в мутной воде...
     Вдалеке потихоньку занимается неживое свечение искусственных солнышек
над платформой.
     - Спасибо. Теперь я сам найду. Вы меня выручили.
     Рукав свободен. Я с неизъяснимым  наслаждением  слежу  за  мельканием
разноцветных вагонов только что отчалившего магнара.  Плевать,  они  ходят
каждые пять минут и круглосуточно. Слава  Богу,  это  нелепое  приключение
подошло к финалу... Я оборачиваюсь, чтобы  договорить  переполняющие  меня
слова благодарности.
     Мой спутник поспешно отступает назад, в ночь. Но я успеваю разглядеть
его.
     Закутанный с ног до головы в плащ из грубой ткани, не то из бортовки,
не то вообще из  брезента.  Наружу  торчат  лишь  длинные  тощие  руки  со
скрюченными, будто сведенными судорогой, пальцами. Лицо белое  и  плоское,
как блин. Нет, не лицо - маска. Не  может  человеческое  лицо  иметь  один
глаз, выглядывающий из слившихся глазниц, и  треугольный  безгубый  рот  с
торчащими в уголках волчьими клыками.
     Я  прикован  к  месту.  Моя  выучка  пошла   прахом.   Это   чудовище
беспрепятственно могло подойти и заесть меня своей пастью. Если бы  только
хотело.
     Но оно не хочет. - Кто... кто ты?
     Пасть расползается в жуткой улыбке. Единственное око взирает на  меня
с сочувствием.
     - Живу я тут... - бормочет он, с трудом производя звуки изуродованной
гортанью. - Прощай... прощай...
     Я уже ничего не хочу. Не  нужно  мне  ничего  выяснять,  разбираться,
рвать на груди рубаху. Я сдаюсь. Хочу туда, где  хоть  что-то  понятно.  К
свету, к людям. В свою каморку, в "Саратов-12".
     Но я не могу отодрать ног от земли, пока он не растворяется в темноте
без следа...



                                    27

     Но была, была интрига.
     Я стою на обычном своем посту  за  левым  плечом  императора.  Рядом,
рукой  подать,  щерит   акульи   зубы   волосатый   колдун   Дзеолл-Гуадз.
Солнцеликому скучно. Он балуется кинжалом, бритвенно-острым, каких еще  не
делают нигде в мире  и  не  скоро  еще  научатся.  Подбрасывает  в  воздух
лоскуток, отрезанный от собственной хламиды, и рубит  его  влет.  Мне  эти
игры не нравятся. Знаем мы эти игры с холодным оружием. Игрывали... в одна
тыща пятьсот девяносто первом, в городе Угличе. Поэтому все  мое  внимание
привлечено к мелькающему в воздухе синеватому лезвию. А монотонный  гундеж
всяких там гадателей и гонцов со всех сторон света пропускаю мимо ушей.
     Сгорбившись в три  погибели,  пыльный,  разящий  козлом,  прокаленный
дочерна воин приближается к босым ступням императора. В руках  его  мешок,
выпачканный чем-то вроде засохшего сургуча. Из мешка  на  пол  почтительно
вываливается его содержимое. Похожее на средних размеров капустный кочан и
такое же раздерганное. Козлиный запах сменяется трупным смрадом.
     - Солнцеликий может унять свой гнев,  -  бормочет  воин,  не  подымая
глаз.
     Император оставляет  опасное  занятие.  Пепельный  лик  его  выражает
крайнее удовлетворение.
     - Как это случилось? - спрашивает он.
     - Боги отвернулись от твоего брата...  Злодей  проник  в  его  дворец
ночью, не замеченный стражей... А  может  быть  -  демон,  не  оставляющий
следов...
     - Демон, - согласно кивает Дзеолл-Гуадз. - Смертный не  отважился  бы
на такое святотатство.
     - Я удручен гибелью моего брата Одуйн-Донгре, - говорит  Луолруйгюнр.
- Объявите об этом. Но народ Юга не осиротеет. Наш отец  был  прозорлив  и
оставил после себя достаточно детей.  Пусть  мой  брат  Яолруйоллг  снимет
черные латы и возложит на свои плечи бремя призрения над Олмэрдзабал.
     Злосчастный Одуйн-Донгре!..  Ему  нечем  уже  улыбаться  в  ответ  на
высочайшие попреки. Вместо рта - безгубый зловонный провал, вместо глаз  -
тухлые вмятины. Прощай, дерзкий ослушник. Эта страница имперской  летописи
перевернута.
     Из "Повести о доме Тайра": "...По всей  стране  гремело  его  грозное
имя, и все же, в одночасье в дым обратившись, рассеялся он в  небесах  над
столицей. Лишь кости не долгое время еще оставались, но вскоре  прибрежный
песок, играя, засыпал  их,  и  кости,  смешавшись  с  землею,  рассыпались
прахом".
     - Боги раздосадованы, - внезапно возвышает голос  верховный  жрец.  -
Они оставили своей милостью не только Одуйн-Донгре.
     - Что ты хочешь сказать? - равнодушно спрашивает император.
     - Горькая участь постигла еще одного твоего брата,  Солнцеликий.  Его
поцеловал вауу.
     -  Мой  брат  стал  вургром?!  -  кажется,  впервые   за   все   утро
самообладание изменяет императору.
     - Твой брат - такой же смертный, как и все мы...
     - Не тот ли это вургр, с которым якобы беседовал Змиулан?
     - Это следует спросить у самого Змиулана.
     - Но ведь вургр давно мертв. К чему поминать демона, когда он сгинул?
     - Вургр не мертв. Его видели в городе.
     - Я не слышал о новых жертвах. Или вургр излечился от жажды крови?
     - Он утоляет свой голод, не вредя живым. Кто-то помогает ему...
     - Кто?!
     Я чувствую на себе насмешливый взгляд этой хитрой обезьяны. Сейчас он
назовет мое имя. Пусть... Ни хрена он мне не сделает. Я вызван  им  же  из
Земли Теней. Выпроводить меня можно лишь убив наново. Еще  месяц  назад  я
рад был бы подставиться. И оборвать эту нелепую  миссию,  под  благовидным
предлогом развязаться с Ратмиром и его компанией. Но теперь - нет,  ни  за
что.
     - Это женщина. Дочь гончара. Ее зовут, кажется, Оанууг. Она настолько
безобразна, что самый последний торговец не хочет сделать ее матерью своих
детей. Человек не польстился бы на нее. Только вургр или...
     "Долго ты будешь мотать мне нервы, сука?!"
     - ...или демон.
     - Эта тварь должна умереть, -  роняет  император.  -  Но  сперва  она
укажет нам логово вургра.
     - Пусть и вургр умрет. Мне скорбны его мучения.  Я  хочу,  чтобы  его
убили юруйаги. Все же, он брат императора.
     - Юруйаги уже там, Солнцеликий...
     Ты решил сыграть со мной в свою игру, жрец. Будто бы  я  и  взаправду
Юламэм,  глиняный  болван  из  вертепа.  Тебе  померещилось,  что   Юламэм
своевольничает. И ты захотел поддернуть нити, на  которых  ему  полагается
плясать. Пусть я действительно  сознаю  себя  болваном  и  веду  себя  как
болван. Но у меня есть меч, чтобы перерубить все ниточки.

     И явишь кровь свою, И явишь гнев свой,
     И не станешь зверь Уэггд, И станешь человек,
     Человек как мы!..

     Все. Эксперимент закончен. Вы, там,  в  светлом  нашем  будущем,  как
хотите, но я в нем больше не участвую. Два человека в  этом  мире,  только
два, которые мне близки. Вургр, брат Солнцеликого, и Оанууг, дочь гончара.
Сам император не в счет. Меня принудили отвечать за его жизнь. А  за  этих
двоих я отвечаю по своей воле.
     Какая-то частица моего сознания приглушенно взывает ко  мне:  уймись,
ты же ученый, историк! Твое  дело  -  наблюдать,  собирать  знания,  а  не
вмешиваться, не хапать наживку вместе с крючком. А то,  что  это  наживка,
видно невооруженным глазом, ты же  специалист  по  интригам,  ты  все  эти
хитрости на хрену вертел... Но одно дело, сидя в удобном кресле за столом,
при уютном свете торшера, анализировать и смаковать  хитросплетения  чужой
политической игры, которой напрочь противопоказана всякая  нравственность.
"Ах, подлецы, лихо загнули!.." И  совсем  иное  -  играть  самому.  Питать
иллюзию, что играешь сам, а не тобой играют. Но  я  -  та  пешка,  которая
поломает всякую партию! Никакой я уже не ученый. Никакой  не  наблюдатель.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама