Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Евгений Филенко Весь текст 323.9 Kb

Шествие динозавров

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 9 10 11 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 22 ... 28
руку, сел. Светоносный лик его был расчерчен вдоль и поперек.
     - Безногий принял жертву? - спросил император задушенным голосом.
     - Он взял многих, - ответил я фистулой, не  сразу  сообразив,  о  ком
идет речь.
     - Это хорошо, - пробормотал Луолруйгюнр. - Значит, Безногий  позволит
наконец моим кораблям  достичь  берегов  Ольэо,  и  у  нас  снова,  как  и
пятьдесят лет назад, появятся черные рабы.
     "И  всего-то?  -  подумал  я  со  злостью.  -  Стоило  кормить  этого
глубинного гада человечиной из-за пустяка! Спросил бы меня, я бы  позволил
то же самое, а главное - безо всяких жертв..."
     Разумеется, никаким покушением здесь и не пахло.  Просто  нужно  было
задобрить бога, и его задобрили. Йогелдж оказался покладистым и не слишком
привередливым -  ограничился  несколькими  особо  рьяными  плясунами,  что
подвернулись ему под  горячее  щупальце.  Знать  бы  только,  что  это  за
очередная  тупиковая  ветвь,  что  за  реликтовый  монстр  обосновался   в
священном озерке. И, по всему видать, давно поселился, коли успел войти  и
в культы, и в мифологию...
     И еще одно.
     В  который  уже  раз  я  убедился  в  том,  что   наиболее   дремучие
предрассудки и наиболее бредовые верования зигган имели под собой реальную
почву. И не только имели, но и каждодневно подпитывались этой  невероятной
реальностью. Всякие там вургры, вауу, ни на  что  не  похожие  божества...
Надо признать, все это во мне восторга отнюдь не возбуждало.
     Хотел бы я предугадать, какой из  зигганских  мифов  на  моих  глазах
обретет плоть в следующий раз!



                                    19

     ...моего  мучителя  зовут  Апостол,  и  у  него  нетривиальная  мания
преследования. Он донимает меня, требуя, чтобы я дал ему в  морду.  Он  не
отстает от меня ни на шаг  и  на  каждом  шагу  пытается  подловить  меня,
вывести из равновесия и принудить к рукоприкладству. Словно ему  невдомек,
какое душевное усилие необходимо, чтобы  ударить  человека  в  лицо.  Даже
распоследнего подонка, даже смертельного твоего оскорбителя. Только тем он
и занят, чтобы прикинуться распоследним подонком или смертельно -  по  его
мнению - меня оскорбить. Начал он с ерунды: подставил мне ножку. А когда я
прямо спросил его, в чем дело, плюнул мне на кроссовку.  У  него  белесые,
почти  прозрачные  глаза,  которые  ровным  счетом  ничего  и  никогда  не
выражают. Кажется, будто он смотрит  сквозь  тебя.  Обычный  его  наряд  -
грубые клетчатые штаны, заправленные в сапоги, и тонкий  свитер  на  голое
тело. Голова круглая,  как  глобус,  -  наверное,  из-за  короткой,  почти
нулевой стрижки. Иной раз мне чудится, что мы с ним  одного  роду-времени.
Спросить об этом в лоб не решаюсь  -  не  принято,  да  и  нет  особенного
желания вообще разговаривать с этим засранцем.  Что  ему  от  меня  нужно?
Может быть, пожаловаться Ратмиру, чтобы он как-нибудь развел нас?
     - Послушай, мне сейчас не до тебя. Дай мне пройти...
     - Не нравится? А ты пройди _с_к_в_о_з_ь_ меня.
     - Тебе охота со мной подраться? Этого все равно не будет.
     - Слабак ты, а не Змиулан. Дешевка...
     - Кажется, я тебя ничем не оскорбил.
     - Ну и говно.
     - Знаешь что?..
     - Ну, ну, возникни! Мужик ты или баба с довеском?
     Я  осторожно  переступаю  через  его  расставленные  поперек   узкого
коридорчика копыта и топаю по своим делам. Словно оплеванный. Апостол идет
следом и вполголоса поливает меня.  Как  назло,  в  коридоре,  кроме  нас,
никого. Этот подонок нагоняет меня и хватает за плечо:
     - Ну, ты, траханый ишак!
     - Оставьте меня в покое, - цежу я сквозь зубы, от ненависти  переходя
на "вы".
     - Мне твоя интеллигентская морда  надоела!  Пас-с-куда,  я  бы  таких
давил, как гнид... - его плевок сползает по моей брючине.
     - Оставьте меня в покое, - твержу я, как заклинание.
     Я напуган  и  озлоблен  одновременно.  Господи,  хоть  бы  кто-нибудь
появился  в  этом  проклятом  коридоре!  Прижав  меня  к  стенке,  Апостол
негромко, не спеша, изливает на  меня  всю  свою  маниакальную  ненависть.
Самое нежное из произнесенных им слов -  "пидор".  Зажмурившись,  я  делаю
отчаянную попытку вырваться.
     - Нет, погоди, козел! - Апостол вытаскивает из заднего кармана штанов
пачку фотографий и тычет мне под нос. - Погляди-ка  сюда,  долбаная  овца.
Здесь тебя все держат за говно, и _т_а_м_ за то же держали...
     У меня нет иного выбора, как присмотреться.
     Ноги мои подламываются, я прилипаю  к  холодной  стене,  будто  кусок
теста, сейчас из меня можно лепить что угодно. На первой же  фотографии  я
вижу Маришку. Она стоит на берегу какого-то озера, совсем голая, в обнимку
с парнем в полосатых плавках, в котором я  узнаю  Апостола.  Оба  выглядят
крайне удовлетворенными. Стало быть, он действительно  из  моего  времени.
Гаденыш...
     Я роняю фотографии себе под ноги. Мне хочется  плакать.  Это  больнее
всех его плевков.
     - Ты сейчас их поднимешь, - произносит он с наслаждением.  -  Ты  мне
каждую соринку с них слижешь поганым своим языком.
     Я молчу. Кажется, по моим щекам и впрямь текут слезы. Сквозь пелену я
вижу ребенка, который возникает  в  дальнем  конце  коридора  и,  деловито
намахивая ручонками, топает к нам. На вид ему года  четыре,  как  и  моему
Ваське. Нашему с Маришкой Ваське...
     Мой мучитель с бешенством глядит на приближающегося ребенка.
     - А ну, дергай отсюда! - рычит он.
     Это на самом деле Васька. При  виде  меня  круглая  рожица  в  пятнах
зеленки  расплывается  в  улыбке,  что  делает  его  похожим  на  веселого
лягушонка из мультяшек. Откуда он здесь взялся? Зачем? Ниспослан Богом  ко
мне на помощь?..
     - Ублюдок! - хрипит Апостол, отпускает меня и отводит ногу для удара.
     Я видел его на занятиях по боевым искусствам. Это зверь, убийца.
     Мне нужно уберечь моего Ваську от этого палача.  Поэтому  я  опережаю
его.  В  конце  концов,  я  посещал  те  же   самые   занятия...   Апостол
опрокидывается  на  устланный  ворсистой  дорожкой  пол,  кое-как,   через
пень-колоду сгруппировавшись. И я опять валю его прежде, чем  он  успевает
распрямиться.
     - Стоп!
     Меня хватают за руку, занесенную для  самого  последнего  удара.  Это
Ратмир.
     - Хорошо, Славик, хорошо. Ты сделал все как  надо,  молодец...  -  он
успокаивает меня, гладит по плечу, и напряжение  мышц  понемногу  спадает,
сменяясь нервической дрожью, кровавая пелена перед глазами расступается.
     - Васька, - бормочу я неповинующимися губами. - Где он?..
     - Его не  было.  И  ничего  не  было,  -  Ратмир  поднимает  одну  из
фотографий - я стискиваю зубы, готовясь еще раз снести эту  муку.  Но  там
ничего нет, чистая белая бумага. - Наведенная галлюцинация. Фантоматика.
     - Стало быть, Маришка и этот... мне привиделись?
     -  Какая  Маришка?  -  Ратмир  морщит  лоб,  трудно  соображая.  Явно
прикидывается. - Жена,  что  ли,  твоя?  Ах  вот,  стало  быть,  что  тебе
досталось...
     Апостол садится, приваливается к стенке, крутит  головой.  Лицо  его,
перечеркнутое широкой ссадиной от первого моего  удара,  непроницаемо,  но
сквозь эту маску явственно проступает глубокое удовлетворение.
     - Один барьер мы ему порушили, - урчит он  себе  под  нос.  -  Добрый
будет бодикипер. Правильно, что  меня  под  него  подложили,  иной  бы  не
уберегся, иного бы он в говно втоптал... Но  на  детках  он  ломается.  За
пацаненочка глотку порвет. Здесь его слабинка,  могут  подловить.  Запомни
это, Ратмир.
     - Барьер? - повторяю я. - Что еще за барьер?
     - Обыкновенный, - поясняет  Ратмир.  -  Психологический.  Ты  не  мог
ударить человека. А там, на месте, ты обязан делать  это  не  задумываясь.
Безо всяких там рефлексий. Имеет место морда - значит, нужно в  нее  дать.
Это твоя работа, Славик. Ты превозмог самого себя - дальше будет проще...
     - Барьер?! - я уже хриплю от злости.  -  Работа?!  В  жопу  эту  вашу
работу, кудесники хреновы!
     И ухожу, не оглядываясь. Подальше от них - куда глаза глядят. В парк,
в кафе, в бассейн. К черту на рога. И при этом каждую  секунду  ощущаю  их
сволочную правоту: я и вправду стал другим. Не от них я сейчас ухожу -  от
себя...



                                    20

     Я шел через рыночную площадь, и низкорослые зигган при моем появлении
делались еще ниже,  невольно  ссыхались,  горбились,  норовили  исчезнуть.
"Нагнали мы на них страху", - подумал я равнодушно. Поравнявшись с  лотком
чеканщика, нагнулся, подбросил на ладони кованый  гребень  с  изображением
сражающихся скорпионов-уэггдов. "Взять бы Маришке! Да только  позволят  ли
мне эту контрабанду..." Таких гребней  у  нас  не  делали.  Промышленность
штамповала пластмассовые расчески, которые что потерять, что  выкинуть  не
жаль. Этому же товару место лишь в музее. Но ни один музей мира не мог  на
такое рассчитывать... Я поднял глаза, намереваясь спросить цену. В радиусе
тридцати шагов площадь как вымело. Образовался вакуум. Хотя  за  пределами
незримо  очерченного  круга  рыночная  жизнь,  несуразная  и   непонятная,
продолжалась. Забыв обо мне, возможно - не принимая во внимание,  торговцы
козами  затеяли  натуральный  обмен  с  торговцами  человеческим  товаром.
Немолодой, но мускулистый, сильный еще раб шел за две дойных козы.  Хозяин
раба  настаивал  и  на  козлятах,  но  пока  без  особого  успеха.  Другой
работорговец предлагал, кажется, молодую рабыню в обмен  на  козу.  С  ним
даже  не  разговаривали.  А  рабыня  была  хороша.  Нагая,  белокожая,   с
распущенными вороными волосами, она сидела на корточках рядом с  мохнатыми
пегими козами и безучастно  водила  пальцем  по  дорожной  пыли.  Двуногое
животное... На другом конце площади лупили  только  что  пойманного  вора.
Избиваемый молчал. Везде свои  правила:  вор  принимал  муку,  ограбленный
отводил душу. Чего зря шуметь?.. Зато  с  восточного  края  рынка  неслись
дикие вопли. Там казнили и пытали. По пролетарской логике  мне  полагалось
обнажить меч и поспешить на  выручку  угнетенным.  Я  даже  не  шевелился.
Продолжал себе любоваться искусством чеканки и клясть себя в  равной  мере
как за чистоплюйство, мешавшее внаглую забрать изделие и уйти,  так  и  за
опрометчивое решение явиться  сюда  открыто.  "Сам  виноват.  Если  дьявол
собрался в люди,  пусть  упрячет  рога.  В  следующий  раз  одену  плащ  с
капюшоном..." Я с сожалением бросил гребень на лоток.
     В гончарне было чисто прибрано и вкусно пахло свежими лепешками. Меня
здесь ждали. К моему приходу готовились.
     Оанууг сидела в дальнем, темном углу лавки, смиренно сложив  руки  на
коленях, сияя глазищами. Вургр угнездился на скамье напротив оконной щели.
Умытый, умащенный дешевыми благовониями, с расчесанной надвое  бородой,  в
новой, наверняка ворованной, серой рубахе. И не подумаешь  про  него,  что
душегуб.
     - Не приставал? - строго спросил я девушку, указуя на него  рукояткой
меча.
     Оанууг энергично помотала головой.
     - А то у меня с ним долгого разговору не будет, - сказал  я,  проходя
на почетное место гостя.
     - Ниллган, - с пренебрежением промолвил вургр. - Не понимаешь.  Пусть
я и украшен "поцелуем вауу", но в остальном человек. Зачем мне чужая вещь?
     - А это? - я потянулся и зацепил пальцем его обновку.
     - Торговцы что рабы, - ответил он высокомерно. -  А  я  все  же  брат
императора.
     - На тебе не написано.
     - Ниллган, - повторил вургр. - Почему люди  видят,  что  ты  ниллган?
Почему они видят, что я брат императора?
     - Откуда мне знать... - пробурчал я.
     Вургр передернул плечами в знак презрения и отвернулся. При этом  вся
его поза выражала скрытое нетерпение. Тогда я извлек из-под плаща  плоскую
флягу литра на четыре и выдернул затычку. Светский  лоск  слетел  с  этого
раздолбая в единый миг.  Теперь  он  стал  похож  на  вдрызг  пропившегося
Кирюху, которому Бог поутру послал чекушку... Не спрашивайте меня,  где  я
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 9 10 11 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 22 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама