Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Евгений Филенко Весь текст 323.9 Kb

Шествие динозавров

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26 ... 28
от случайного кинжала, от нечаянной стрелы. Ну, это-то я исполнял с самого
начала... Каждый раз, продирая  утром  опухшие  от  беспорядочных  побудок
глаза, я вспоминал нечто новое. Со временем это обратилось в подобие игры.
Я даже загадывал,  какая  завеса  спадет  с  тайны  моего  фантастического
приключения с приходом нового дня. И вот настало такое время, когда  я  не
узнал ничего нового.
     Однако пользы эксперименту я принес немного. По-прежнему  неясен  мне
был этот мир. Неясны были  его  законы,  скрытые  пружины,  приводившие  в
действие этот  общественный  механизм.  И  толку  от  моего  исторического
образования, а в особенности от моей мнимой  осведомленности  в  искусстве
политической интриги, было ровно с гулькин фаллос.  Я  не  понимал  логики
насаждаемых императором социальных  нововведений.  К  слову,  не  понимали
этого и простые зигган. Но им-то понимание вбивалось огнем  и  мечом.  Мне
требовалась   обычная   логика.   Желательно   на   уровне   исторического
материализма. И хорошо бы марксистско-ленинского...
     - Пусть  император  откажется  раздавать  рабам  землю,  -  долбил  я
Солнцеликому во время ночных наших бдений.
     - Ты не смеешь мне указывать! - взвивался  Луолруйгюнр  под  потолок.
Потом, остывая, прибавлял: - С мечом ты хорош. В государственных  делах  -
темен.
     - Но почему, почему?! Отбери земли у рабов, и угроза твоей  бесценной
жизни вполовину уменьшится. Как с Юга, так и с Севера.
     - Грязные свиньи, годные лишь перекапывать рылами мои поля в  поисках
кореньев... Они никогда не отважатся поднять на меня оружие.
     Он мог бы  не  кичиться  своей  доблестью  при  мне.  Пять  последних
арбалетных стрел в открытые окна и два копья  из-за  угла  направлялись  в
Солнцеликого именно "раскулаченными" князьками.
     - Хорошо. Пусть тогда император велит прогнать  юруйагов.  Все  едино
пользы от их окружения никакого, зато опасности хоть отбавляй.
     - Как ты смеешь!.. -  Потом,  после  паузы:  -  Юруйаги  мои  братья.
Императорская кровь, кровь моего отца  благородна.  Как  можно  пренебречь
хотя бы одной ее каплей? Руки моих детей не настолько  еще  сильны,  чтобы
держать  меч.  И  если  ты  не  исполнишь  надлежаще  свой  обет,  империя
достанется юруйагу, воину, а не ребенку... Когда мой старший сын вступит в
возраст власти, я сам возведу его на престол. А остальные мои дети  станут
новыми юруйагами.
     Я не спрашивал, что станется со старыми. Я мог лишь предвкушать  этот
момент,  когда   произойдет   смена   правителей...   Но   старшему   сыну
Луолруйгюнра, по моим сведениям, исполнилось  только  двенадцать.  Он  был
сокрыт от друзей и недругов в потайном месте. Скорее всего, в каком-нибудь
провинциальном монастыре. И сам, наверное, не догадывался о том, что сулит
ему будущее. Так что ждать  "возраста  власти",  то  есть  совершеннолетия
по-зиггански, было  еще  изрядно.  Честно  говоря,  этому  пареньку  я  не
завидовал.  И  не  хотел  бы  такой  участи  своему  Ваське.  Все  полтора
десятилетия  правления  Луолруйгюнра  состояли  из  непрерывной  резни   и
стрельбы по императорской особе из всех видов оружия. И не было  оснований
ждать перемен к лучшему.
     - Император жаждет испытаний. Он привык  держать  клубок  разъяренных
вауу в своем  изголовье.  Пусть...  Но  к  чему  испытывать  судьбу  сверх
необходимого? У любого человека, будь он даже сам император,  только  одна
голова, только одно сердце.
     - Я понял значение  твоих  слов.  Но  при  чем  здесь  сердце?  Жизнь
человека - в его печени, ибо там обитель души. А что такое сердце, как  не
мех для перекачивания животворных жидкостей?
     - Разумеется, император прав, а я, разумеется, ошибся...
     - Но я не понял смысла сказанного.
     - Пусть император обрушит своды Эйолудзугг!
     Из "Троецарствия": "Я трепещу от страха, но не могу пренебречь долгом
подданного - говорить правду  своему  государю!  Я  уже  приготовил  гроб,
совершил омовение и жду суровой кары".
     Богоравный властелин исчезал, а на  его  место  заступал  разъяренный
дикий кот, которому отдавили яйца. Истошный визг, фонтаны слюны.  Вращание
красными прожекторами, что возникали вместо глаз. Метание в меня всем, что
попадало увесистого под руку.  Иногда  я,  в  зависимости  от  настроения,
обращал это в тренировку, отбивая мечом летящие в  меня  предметы.  Иногда
просто ловил их и возвращал на место.
     - Грязный ниллган! - шипел Солнцеликий, тряся седой куделей. - Как ты
дерзнул!.. Лабиринт - символ власти, владеющий ключами Эйолудзугг  владеет
этой страной!
     - Император убежден, что все ключи в его руках? - подначивал я.
     - А у кого же, во имя Йунри?!
     - День и ночь  отборные  рабы  мудрейшего  Дзеолл-Гуадза  строят  под
ногами своего повелителя  новые  святилища  и  украшают  их  человеческими
черепами...
     - Я знаю об этом. Дзеолл-Гуадз такой же мой раб, как  и  всякий,  кто
дышит и вкушает пищу под этим небом.
     - И под землей?
     Император нашаривал под подушкой длинный кинжал с  рукояткой  в  виде
беснующегося демона. Я брал меч наизготовку. Все шло обычным чередом.
     - Нет никакой  Ночной  Страны,  -  говорил  Луолруйгюнр  утомленно  и
выпускал оружие. Годы правления брали свое: как воин он уже не годился мне
в соперники. - Сказки  о  Многоруком  выдуманы  старухами,  которые  давно
отучились рожать и скуки ради перемалывают голыми деснами всякий вздор.
     - Словно мухи, тут и там... - фыркал я. АД ИНФИНИТУМ.
     Но  больше  всего  меня  настораживало  то,  что  вокруг  ничего   не
происходило.
     То есть, конечно, где-то за пределами дворца разворачивались какие-то
события, о чем ежедневно докладывалось императору.
     На  Севере,  в  провинции  Аэйнюймб  бунтовала  чернь,  и  полководец
Эойзембеа отправлен был с пятитысячным карательным войском  на  усмирение.
Вести оттуда  поступали  весьма  утешительные.  Из  соображений  классовой
солидарности я сочувствовал мятежникам,  но  в  то  же  время  не  мог  не
испытывать облегчения: число наемных убийц с Севера, тупых,  фанатичных  и
потому особенно неразборчивых в средствах, практически сошло на нет.
     В пропасти Ямэддо ночью  замечен  был  огонь.  По  мнению  придворных
гаруспикантов, гадателей на свиных кишках, это предвещало  гнев  Эрруйема,
царя Земли Теней, а значит - и сильные колебания тверди. Правда,  горлопан
и брехун Гиам
     Уэйд третьего дня блажил на рыночной площади, что-де Бюйузуо собирает
к своим кострам Черное Воинство, и  нужно-де  ждать  нашествия  из  Ночной
Страны,  за  что  был  колочен  палками  случившегося  поблизости  дозора.
"Диссидент хренов, узник совести!.. - подумал я не без  раздражения.  -  И
чего подставляться на каждом  шагу  со  своими  апокалипсисами?!"  Мне  не
хотелось  бы   по   нелепой   случайности,   из-за   чрезмерного   усердия
какого-нибудь пьяного юруйага потерять этого вздорного старика... Но более
соответствующим   истине   следует   полагать    недовольство    Эрруйема,
обнаружившего недостачу одной из  душ  при  поголовной  поверке.  Это  был
камень в мой огород. На помощь мне пришел Дзеолл-Гуадз.  Эрруйему  обещана
была жертва двадцати буйволов  и  пяти  бегемотов.  На  поимку  сакральной
скотины  снаряжен  был  отряд  во  главе  с   Элмайенрудом.   Гаруспиканты
заикнулись было, что не худо бы  прикомандировать  к  отряду  и  меня  как
главного виновника торжества. Но наивный замысел  удаления  от  императора
его непробиваемой защиты был настолько прозрачен,  что  никто  не  рискнул
развивать эту тему.
     Из заморской провинции Дзиндо к императорскому  двору  доставлен  был
диковинный зверь жираф, зачатый страусом и  рожденный  зеброй.  Любопытные
изволят видеть его ежедневно в специальном  загоне,  рядом  с  гигантскими
ленивцами и  дикими  людьми-лемурами.  Я  в  числе  первых  воспользовался
приглашением. До сей  поры  мне  доводилось  наблюдать  жирафа  только  по
"ящику". Плод  греха  непарнокопытного  и  птицы  был  измучен  дорогой  и
выглядел весьма унылым. Дикие же люди, размерами  с  пятилетнего  ребенка,
напротив, очень веселились и кидали в нового соседа, а затем и в зрителей,
засохшим дерьмом. Огромные пестрые  моа  бродили  по  своему  загону,  как
неприкаянные души, изредка квохча по-куриному. Ленивцы, более  похожие  на
интеллигентных горилл, как им и полагалось, дрыхли под деревьями.
     Дерзец Одуйн-Донгре снова  не  уплатил  метрополии  дань.  Соглядатаи
стучали, что планы  Солнцеликого  им  всячески  высмеиваются  и  предаются
забвению.  "Безгранично   ли   наше   терпение?"   -   осторожно   спросил
Дзеолл-Гуадз. "Он будет наказан", - прикрывая глаза от бешенства, произнес
Луолруйгюнр и более к этому вопросу не возвращался.
     Я был повязан узами мнимого обета. Мимолетные отлучки в город в  счет
не шли. Какую  пользу  черпал  я  из  разговоров  с  вургром,  что  упорно
отказывался назвать свое имя? Что могла сообщить неискушенная  в  любовных
играх, не ведавшая, что такое поцелуй, но  стремительно  набиравшая  класс
милая  стихотворица  Оанууг?  В  каком  невежестве  уличал  меня   желчный
прорицатель Гиам, потирая побитые  дозорными  бока?  Разрозненные  крупицы
знания, из которых не сложить мозаики. Я никак не врастал в эту жизнь. Она
отторгала меня, как инородное тело. Точнее было бы сказать, что я встал ей
костью поперек горла. Все только вздохнули бы  с  облегчением,  исчезни  я
насовсем. Император избавился бы еще  от  одного  критика  своих  нелепых,
анахроничных реформ. Юруйаги сорвались бы с цепи, чтобы драть своего брата
и  господина  в  клочья.  Рыночные  торговцы  расстались  бы  с  печальной
необходимостью  порскать  врассыпную  при  виде  вооруженного   до   зубов
ниллгана, от которого всего можно ожидать: ниллган что вургр, не человек -
нежить...
     Не понимал я и  хода  эксперимента,  затеянного  спорыми  на  выдумку
потомками из двадцать первого века общей нашей с ними эры.  Ну,  нашептали
они каким-то образом на ухо Луолруйгюнру суть его бредовых реформ,  против
которых только ленивый не восстал бы. На какой результат они рассчитывали?
Получить в итоге социальную химеру, этакий феодальный  социализм?  История
уже знавала похожие  взбрыки.  Из  школьной  программы:  фараон  Аменхотеп
Четвертый,  которому  предстоит  родиться  через   тысячу   лет,   вздумал
ниспровергать старый пантеон в угоду им же придуманному  новому  божеству,
солнцеликому Атону. Даже имя свое сменил на Эхнатона. Ни черта-то  у  него
не вышло. Уж не напел ли бедняге его солнечные гимны голосок  из  дальнего
будущего? Вот и солнцеличие  фигурирует  в  деле,  как  улика...  Впрочем,
супруга его, Нефертити, будет  хороша.  Спасибо  Тутмесу,  который  сумеет
передать ее очарование в известняке... А  что  останется  человечеству  от
императора Луолруйгюнра Первого?
     Здесь во  мне,  разумеется,  вопиял  заклятый  гуманитарий  в  первом
поколении Славик Сорохтин. Которого весьма незначительно волновали  нюансы
социального устройства империи. Для  которого  козни  врагов  "перестройки
по-зиггански" представляли сугубо статистический интерес. И который еще  в
безмятежном студенчестве самостоятельно и  совершенно  стихийно  пришел  к
мысли, что история человечества есть  не  сумма  занимательных  фактов,  а
процесс созидания культуры. Ниллгану Змиулану такие  подробности  были  до
фени.
     Итак, безликие дни чередовались с такими  же  ночами.  Стольный  град
Лунлурдзамвил пребывал  в  спокойствии.  Если  и  ковалась  вокруг  нас  с
императором  какая-то  интрига,  то,  по  всему  видать,  делалось  это  с
неподвластным моему опыту искусством. А может, и нет  никакой  интриги?  И
злодей  Элмайенруд  впрямь  пригонит  к  прорве  Ямэддо  стадо  обреченных
буйволов и бегемотов?
     Но была, была интрига.



                                    26

     ...тащусь сквозь темноту и холод в никуда.  Такой  темноты  и  такого
холода я здесь еще не знал. Теперь уже совершенно ясно, что я  заблудился.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама