Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 426.72 Kb

Понедельник начинается в субботу

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 37
произнес:
     - Все верно. А то было у меня подозрение, что вы все-таки дубель. Вот
так.  Значит,  в  пятнадцать   ноль-ноль   в   соответствии   с   трудовым
законодательством рабочий день закончится, и все сдадут вам ключи от своих
производственных помещений. После чего вы лично  осмотрите  территорию.  В
дальнейшем производите обходы каждые три часа на  предмет  самовозгорания.
Не менее двух раз за период дежурства посетите виварий.  Если  надзиратель
пьет чай - прекратите. Были сигналы: не чай  он  там  пьет.  В  таком  вот
аксепте. Пост ваш в приемной  у  директора.  На  диване  можете  отдыхать.
Завтра в шестнадцать ноль-ноль вас сменить Почкин Владимир из  лаборатории
товарища Ойры-Ойры. Доступно?
     - Вполне, - сказал я.
     - Я буду звонить вам ночью и завтра днем. Лично. Возможен контроль со
стороны товарища завкадрами.
     - Вас понял, - сказал я и проглядел список.
     Первым  в  списке  значился  директор  института   Янус   Полуэктович
Невструев с карандашной пометкой  "два  экз.".  Вторым  шел  лично  Модест
Матвеевич, третьим - товарищ завкадрами гражданин Демин Кербер Псоевич.  А
дальше шли фамилии, которые я никогда и нигде не встречал.
     - Что-нибудь недоступно? - осведомился Модест Матвеевич,  ревниво  за
мной следивший.
     - Вот тут, - сказал я веско, тыча пальцем в  список,  -  наличествуют
товарищи в количестве... м-м-м... двадцати одного экземпляра, лично мне не
известные. Эти фамилии я хотел бы  с  вами  лично  провентилировать.  -  Я
посмотрел ему прямо в глаза и добавил твердо: - Во избежание.
     Модест Матвеевич взял список и оглядел его  на  расстоянии  вытянутой
руки.
     - Все верно, - сказал он снисходительно. - Просто вы, Привалов, не  в
курсе. Лица, поименованные с номера четвертого по номер двадцать  пятый  и
последний включительно, занесены в списки лиц, допущенных к ночным работам
посмертно. В порядке признания их заслуг в прошлом. Теперь вам доступно?
     Я слегка обалдел, потому что привыкнуть ко всему этому было  все-таки
очень трудно.
     - Занимайте свой пост, - величественно сказал Модест Матвеевич.  -  Я
со  своей  стороны  и  от  имени  администрации  поздравляю  вас,  товарищ
Привалов,  с  наступающим  Новым  годом  и  желаю   вам   в   новом   году
соответствующих успехов как в работе, так и в личной жизни.
     Я тоже пожелал ему соответствующих успехов и вышел в коридор.
     Узнавши вчера о том, что меня назначили дежурным,  я  обрадовался:  я
намеревался закончить один расчет для Романа Ойры-Ойры.  Однако  теперь  я
чувствовал, что дело обстоит не так просто. Перспектива  провести  ночь  в
институте представилась мне вдруг в совершенно новом  свете.  Я  и  раньше
задерживался на работе допоздна, когда дежурные  из  экономии  уже  гасили
четыре лампы из пяти в каждом коридоре, и приходилось пробираться к выходу
мимо каких-то шарахающихся мохнатых теней. Первое время это производило на
меня сильнейшее впечатление, потом я привык, а потом снова  отвык,  когда,
возвращаясь однажды по большому коридору,  услышал  сзади  мерное  цок-цок
когтей  по  паркету  и,  оглянувшись,  обнаружил  некое   фосфоресцирующее
животное, бегущее явно по моим следам. Правда, когда меня сняли с карниза,
выяснилось, что это была обыкновенная живая собачка одного из сотрудников.
Сотрудник приходил извиняться, Ойра-Ойра прочел мне издевательскую  лекцию
о вреде суеверий, но какой-то осадок  у  меня  в  душе  все-таки  остался.
Первым делом заговорю демонов, подумал я.
     У входа в приемную мне повстречался мрачный Витька Корнеев. Он  хмуро
кивнул и хотел пройти мимо, но я поймал его за рукав.
     - Ну? - сказал грубый Корнеев, останавливаясь.
     - Я сегодня дежурю, - сообщил я.
     - Ну и дурак, - сказал Корнеев.
     - Грубый ты все-таки, Витька, - сказал я. - Не буду  с  тобой  больше
общаться.
     Витька оттянул пальцем воротник свитера и с  интересом  посмотрел  на
меня.
     - А что же ты будешь? - спросил он.
     - Да уж найду что, - сказал я, несколько растерявшись.
     Витька вдруг оживился.
     - Постой-ка, - сказал он. - Ты что, в первый раз дежуришь?
     - Да.
     - Ага, - сказал Витька. - И как ты намерен действовать?
     - Согласно инструкции, - ответил я. - Заговорю демонов и лягу  спать.
На предмет самовозгорания. А ты куда денешься?
     - Да собирается там одна компания, - неопределенно сказал Витька. - У
Верочки... А это у тебя что? - он взял у меня список. - А, мертвые души...
     - Никого не пущу, - сказал я. - Ни живых, ни мертвых.
     - Правильное решение, - сказал Витька. - Архиверное. Только присмотри
у меня в лаборатории. Там у меня будет работать дубль.
     - Чей дубль?
     - Мой дубль, естественно. Кто мне своего отдаст?  Я  его  там  запер,
вот, возьми ключ, раз ты дежурный.
     Я взял ключ.
     - Слушай, Витька, часов до десяти пусть он поработает, но потом я все
обесточу. В соответствии с законодательством.
     - Ладно, там видно будет. Ты Эдика не встречал?
     - Не встречал, - сказал я. - И не забивай мне баки.  В  десять  часов
все обесточу.
     - А я разве против? Обесточивай, пожалуйста. Хоть весь город.
     Тут дверь приемной отворилась, и в коридор вышел Янус Полуэктович.
     - Так, - произнес он, увидев нас.
     Я почтительно поклонился. По лицу Януса Полуэктовича было видно,  что
он забыл, как меня зовут.
     - Прошу, - сказал он подавая мне ключи. - Вы ведь дежурный, если я не
ошибаюсь... Кстати... - он поколебался. - Я с вами не беседовал вчера?
     - Да, - сказал я, - вы заходили в электронный зал.
     Он покивал.
     - Да-да, действительно... Мы говорили о практикантах...
     - Нет, - возразил я почтительно, - не совсем так. Это  насчет  нашего
письма в Центракадемснаб. Про электронную приставку.
     - Ах, вот как, -  сказал  он.  -  Ну  хорошо,  желаю  вам  спокойного
дежурства... Виктор Павлович, можно вас на минутку?
     Он взял Витьку под руку и увел по коридору, а я вошел в  приемную.  В
приемной второй Янус Полуэктович запирал сейфы. Увидев  меня,  он  сказал:
"Так", - и снова принялся позвякивать  ключами.  Это  был  А-Янус,  я  уже
немножко научился различать их.  А-Янус  выглядел  несколько  моложе,  был
неприветлив, всегда корректен  и  малоразговорчив.  Рассказывали,  что  он
много  работает,  и  люди,  знавшие  его  давно,  утверждали,   что   этот
посредственный администратор медленно, но верно превращается в выдающегося
ученого. У-Янус, напротив, был всегда ласков, очень внимателен  и  обладал
странной  привычкой  спрашивать:  "Я   с   вами   не   беседовал   вчера?"
Поговаривали, что он сильно сдал  в  последнее  время,  хотя  и  оставался
ученым с мировым именем. И все-таки А-Янус и У-Янус были одним  и  тем  же
человеком. Вот это у меня никак не укладывалось  в  голове.  Была  в  этом
какая-то условность.
     А-Янус замкнул последний замок, вручил мне часть  ключей  и,  холодно
попрощавшись ушел. Я уселся за стол референта, положил перед собой  список
и позвонил к себе в электронный зал. Никто не отозвался - видимо,  девочки
уже разошлись. Было четырнадцать часов тридцать минут.
     В четырнадцать часов тридцать одну минуту в приемную, шумно отдуваясь
и треща паркетом, ввалился знаменитый Федор Симеонович Киврин, великий маг
и  кудесник,  заведующий  отделом  Линейного  Счастья.  Федор   Симеонович
славился неисправимым оптимизмом и верой в прекрасное будущее. У него было
очень бурное прошлое. При  Иване  Васильевиче  -  царе  Грозном  опричники
Малюты Скуратова с шутками и прибаутками сожгли его по доносу соседа-дьяка
в деревянной бане как колдуна; при Алексее Михайловиче - царе Тишайшем его
били батогами нещадно и спалили у него на голой  спине  полное  рукописное
собрание его сочинений; при Петре Алексеевиче - царе  Великом  он  сначала
возвысился было как знаток химии и рудного дела,  но  не  потрафил  чем-то
князю-кесарю Ромодановскому, попал на каторгу на Тульский оружейный завод,
бежал оттуда в Индию, долго путешествовал, кусан был  ядовитыми  змеями  и
крокодилами, нечувствительно превзошел йогу, вновь  вернулся  в  Россию  в
разгар пугачевщины, был обвинен как врачеватель бунтовщиков, обезноздрен и
сослан в Соловец навечно. В Соловце опять имел массу всяких неприятностей,
пока не прибился к НИИЧАВО, где быстро занял пост заведующего отделом.
     - П-приветствую вас! - пробасил он, кладя передо мною ключи от  своих
лабораторий. Б-бедняга, к-как же вы это? В-вам веселиться надо  в  т-такую
ночь, я п-позвоню Модесту, что за г-глупости, я сам п-подежурю...
     Видно было, что мысль эта только  что  пришла  ему  в  голову,  и  он
страшно ею загорелся.
     - Н-ну-ка, где здесь его т-телефон? П-проклятье, н-никогда  не  помню
т-телефонов... Один-п-пятнадцать или п-пять-одиннадцать...
     - Что вы, Федор Симеонович, спасибо! - вскричал я. - Не надо!  Я  тут
как раз поработать собрался!
     - Ах, п-поработать! Это д-другое дело! Эт' х-хорошо, эт' здорово,  вы
м-молодец!.. А  я,  ч-черт,  электроники  н-ни  черта  не  знаю...  Н-надо
учиться, а  т-то  вся  эта  м-магия  слова,  с-старье,  ф-фокусы-покусы  с
п-психополями, п-примитив... Д-дедовские п-приемчики...
     Он тут же, не сходя с места, сотворил  две  большие  антоновки,  одну
вручил мне, а от второй откусил сразу половину и принялся сочно хрустеть.
     - П-проклятье, опять ч-червивое сделал... У вас  как  х-хорошее?  Эт'
хорошо... Я к в-вам, Саша, п-попозже еще  загляну,  а  то  я  н-не  совсем
п-понимаю все-таки систему к-команд... В-водки только выпью  и  з-зайду...
Д-двадцать д-девятая к-команда у вас там  в  м-машине...  Т-то  ли  машина
врет, то ли я н-не понимаю... Д-детективчик вам п-принесу, Г-гарднера.  Вы
ведь читаете  по-аглицки?  Х-хорошо,  шельма,  пишет,  з-здорово!  П-перри
Мейсон у него там, з-зверюга-адвокат, з-знаете?.. А п-потом еще что-нибудь
д-дам, с-сайнс-фикшн и к-какую-нибудь... А-азимова дам или Б-брэдбери...
     Он подошел к окну и сказал восхищенно:
     - П-пурга, черт возьми, л-люблю!..
     Вошел, кутаясь в норковую шубу, тонкий и изящный  Кристобаль  Хозевич
Хунта. Федор Симеонович обернулся.
     - А, К-кристо!  -  воскликнул  он.  -  П-полюбуйся,  Камноедов  этот,
д-дурак, засадил м-молодого  п-парня  дежурить  н-на  Новый  год.  Д-давай
отпустим его, вдвоем останемся, в-вспомним старину, в-выпьем, а? Ч-что  он
тут будет мучиться?.. Ему п-плясать надо, с д-девушками...
     Хунта положил на стол ключи и сказал небрежно:
     - Общение с девушками доставляет удовольствие  лишь  в  тех  случаях,
когда достигается через преодоление препятствий...
     - Н-ну еще бы! - загремел Федор Симеонович. -  М-много  крови,  много
п-песен за п-прелестных льется дам... К-как это там у  вас?..  Только  тот
д-достигнет цели, кто не знает с-слова "страх"...
     -  Именно,  -   сказал   Хунта.   -   И   потом   -   я   не   терплю
благотворительности.
     -  Б-благотворительности  он  не  терпит!  А  кто  у  меня   выпросил
Одихмантьева? П-переманил, п-понимаешь, такого лаборанта...  Ставь  теперь
б-буталку шампанского,  н-не  меньше...  С-слушай,  не  надо  шампанского!
Амонтильядо! У т-тебя еще осталось от т-толедских запасов?
     - Нас ждут, Теодор, - напомнил Хунта.
     - Д-да, верно... Надо еще г-галстук найти... И валенки, такси  же  не
д-достанешь... Мы пошли, Саша, н-не скучайте тут.
     - В новогоднюю ночь в  институте  дежурные  не  скучают,  -  негромко
сказал Хунта. - Особенно новички.
     Они пошли к двери.  Хунта  пропустил  Федора  Симеоновича  вперед  и,
прежде чем выйти, косо глянул на меня  и  стремительно  вывел  пальцем  на
стене Соломонову звезду. Звезда вспыхнула и стала медленно  тускнеть,  как
след пучка электронов на экране осциллографа. Я трижды плюнул через  левое
плечо.
     Кристобаль  Хозевич  Хунта,  заведующий  отделом  Смысла  Жизни,  был
человек замечательный, но по-видимому, совершенно бессердечный. Некогда, в
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама