Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 233.1 Kb

Далекая Радуга

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20
     Брюнетка вздрогнула и остановилась. На  лице  ее  изобразился  испуг.
Горбовский и Марк переглянулись.
     - Здравствуйте, девушка! - рявкнул Марк.
     Брюнетка выпустила кабель из рук и понурилась.
     - Здравствуйте, - прошептала она.
     - У меня  такое  ощущение,  Марк,  -  сказал  Горбовский,  -  что  мы
помешали.
     - Может быть, вам помочь? - галантно спросил Марк.
     Девушка смотрела на него исподлобья.
     - Змеи, - сказала вдруг она.
     - Где? - воскликнул Горбовский с ужасом и поднял одну ногу.
     - Вообще змеи, - пояснила девушка. Она оглядела Горбовского. - Видели
сегодня восход? - вкрадчиво осведомилась она.
     - Мы сегодня видели четыре восхода, - небрежно сказал Марк.
     Девушка прищурилась и точно рассчитанным движением поправила  волосы.
Марк сейчас же представился:
     - Валькенштейн. Марк.
     - Д-звездолетчик, - добавил Горбовский.
     - Ах, Д-звездолетчик, - сказала девушка со странной  интонацией.  Она
подняла кабель, подмигнула Марку и скрылась в траве.  Кабель  зашуршал  по
тропинке. Горбовский посмотрел на Марка. Марк смотрел вслед девушке.
     - Идите, Марк,  идите,  -  сказал  Горбовский.  -  Это  будет  вполне
логично. Кабель тяжеленный, девушка слабая,  красивая,  а  вы  здоровенный
звездолетчик.
     Марк задумчиво наступил на кабель.  Кабель  задергался,  и  из  травы
донеслось:
     - Вытравливай, Семен, вытравливай!..
     Марк поспешно убрал ногу. Они пошли дальше.
     - Странная девушка, - сказал Горбовский. -  Но  мила!  Кстати,  Марк,
почему вы все-таки не женились?
     - На ком? - спросил Марк.
     - Ну-ну, Марк. Не надо так. Это же все знают. Очень славная  и  милая
женщина. Тонкая очень и деликатная.  Я  всегда  считал,  что  вы  для  нее
несколько грубоваты. Но она, кажется, так не считала...
     - Да так, не женился, - сказал Марк неохотно. - Не получилось.
     Тропинка снова вывела их к шоссе.  Теперь  слева  тянулись  какие  то
длинные белые цистерны, а впереди блестел на солнце серебристый шпиль  над
зданием Совета. Вокруг по-прежнему было пусто.
     - Она слишком любила музыку, - сказал Марк.  -  Нельзя  же  в  каждый
полет брать с собой хориолу. Хватит с нас и  вашего  проигрывателя.  Перси
терпеть не может музыки.
     - В каждый полет, - повторил Горбовский. - Все дело в том, Марк,  что
мы слишком стары. Двадцать лет назад мы не стали бы взвешивать, что ценнее
- любовь или дружба. А теперь уже поздно. Теперь мы уже обречены. Впрочем,
не теряйте надежды, Марк. Может быть,  мы  еще  встретим  женщин,  которые
станут для нас дороже всего остального.
     - Только не Перси, - сказал Марк. - Он даже не дружит ни с кем, кроме
нас с вами. А влюбленный Перси...
     Горбовский представил себе влюбленного Перси Диксона.
     - Перси был бы отличный отец, - неуверенно предположил он.
     Марк поморщился.
     - Это было бы нечестно. А ребенку не нужен хороший  отец.  Ему  нужен
хороший учитель. А человеку - хороший друг. А женщине - любимый человек. И
вообще поговорим лучше о стежках-дорожках.
     Площадь перед зданием Совета была  пуста,  только  у  подъезда  стоял
большой неуклюжий аэробус.
     - Мне бы хотелось  повидаться  с  Матвеем,  -  сказал  Горбовский.  -
Пойдемте со мной, Марк.
     - Кто это - Матвей?
     - Я вас познакомлю. Матвей Вязаницын. Матвей  Сергеевич.  Он  здешний
директор. Старый мой приятель, звездолетчик. Еще из десантников. Да вы его
должны помнить, Марк. Хотя нет, это было до.
     - Ну что ж, - сказал  Марк.  -  Пойдемте.  Визит  вежливости.  Только
выключите ваш звучок. Неудобно все-таки - Совет.


     Директор им очень обрадовался.
     - Великолепно! - басил он, усаживая их в кресла. -  Это  великолепно,
что вы прилетели! Молодчина,  Леонид!  Ах,  какой  молодец!  Валькенштейн?
Марк? Ну как же, как же!.. Однако почему вы не лысый?  Леонид  определенно
говорил мне, что вы лысый... Ах да,  это  он  о  Диксоне!  Правда,  Диксон
прославлен бородой, но это ничего не значит - я знаю массу бородатых лысых
людей! Впрочем, вздор, вздор! Жарко у нас, вы заметили? Леонид,  ты  плохо
питаешься, у тебя лицо дистрофика!  Обедаем  вместе...  А  пока  позвольте
предложить  вам  напитки.  Вот  апельсиновый  сок,   вот   томатный,   вот
гранатовый...  Наши  собственные!  Да!  Вино!  Свое  вино  на  Радуге,  ты
представляешь, Леонид? Ну как? Странно, мне нравится... Марк,  а  вы?  Ну,
никогда бы не подумал, что вы не пьете вина! Ах, вы не пьете местных  вин?
Леонид, у меня к тебе тысяча вопросов... Я не знаю, с чего начать, а через
минуту я буду уже не человек, а взбесившийся администратор. Вы никогда  не
видели  взбесившегося  администратора?  Сейчас  увидите.  Я  буду  судить,
карать, распределять блага! Я буду властвовать,  предварительно  разделив!
Теперь  я  представляю,  как   плохо   жилось   королям   и   всяким   там
императорам-диктаторам!  Слушайте,  друзья,  вы  только,  пожалуйста,   не
уходите! Я буду гореть на работе, а вы сидите и  сочувствуйте.  Мне  здесь
никто не сочувствует... Ведь вам хорошо  здесь,  правда?  Окно  я  отворю,
пусть ветерок... Леонид, ты представить себе не можешь... Марк, вы  можете
отодвинуться в тень. Так вот, Леонид, ты понимаешь, что здесь  происходит?
Радуга взбесилась, и это тянется уже второй год.
     Он  рухнул  в  застонавшее  кресло  перед  диспетчерским  пультом   -
огромный, дочерна загорелый, косматый, с торчащими  вперед,  как  у  кота,
усами, - распахнул до  самого  живота  ворот  сорочки  и  с  удовольствием
посмотрел через плечо на звездолетчиков, прилежно сосавших через соломинки
ледяные соки. Усы его задвигались, и он раскрыл было рот, но тут на  одном
из  шести  экранов  пульта  появилась  миловидная  худенькая   женщина   с
обиженными глазами.
     - Товарищ директор, - сказала она очень серьезно. - Я  Хаггертон,  вы
меня, возможно, не помните. Я обращалась к вам по поводу лучевого  барьера
на Алебастровой горе. Физики отказываются снимать барьер.
     - Как так отказываются?
     - Я говорила с Родригосом - он,  кажется,  там  главный  нулевик?  Он
заявил, что вы не имеете права вмешиваться в их работу.
     - Они морочат вам голову, Элен! - сказал Матвей. - Родригос такой  же
главный  нулевик,  как  я   ромашка-одуванчик.   Он   сервомеханик   и   в
нуль-проблемах понимает меньше вас. Я займусь им сейчас же.
     - Пожалуйста, мы вас очень просим...
     Директор, мотая головой, щелкнул переключателями.
     - Алебастровая! - гаркнул он. - Дайте Пагаву!
     - Слушаю, Матвей.
     - Шота? Здравствуй, дорогой! Почему не снимаешь барьер?
     - Снял барьер. Почему не снимаю?
     - Ага, хорошо.  Передай  Родригосу,  чтобы  перестал  морочить  людям
голову, а то я его вызову к себе! Передай, что я  его  хорошо  помню.  Как
ваша Волна?
     - Понимаешь...  -  Шота  помолчал.  -  Интересная  Волна.  Так  долго
рассказывать, потом расскажу.
     -  Ну,  желаю  удачи!  -  Матвей,  перевалившись  через  подлокотник,
повернулся к звездолетчикам. - Вот кстати, Леонид! - вскричал  он.  -  Вот
кстати! Что у вас говорят о Волне?
     - Где у нас?  -  хладнокровно  спросил  Горбовский  и  пососал  через
соломинку. - На "Тариэле"?
     - Ну вот что ты думаешь о Волне?
     Горбовский подумал.
     - Ничего не думаю, - сказал он. - Может быть, Марк? -  Он  неуверенно
посмотрел на штурмана.
     Марк сидел очень прямо и официально, держа бокал в руке.
     - Если не ошибаюсь, -  сказал  он,  -  Волна  -  это  некий  процесс,
связанный   с   нуль-транспортировкой.   Я   знаю   об    этом    немного.
Нуль-транспортировка,   конечно,   интересует   меня,   как   и    всякого
звездолетчика,  -  он  слегка  поклонился  директору,  -   но   на   Земле
нуль-проблематике  не  придают  особого  значения.  По-моему,  для  земных
дискретников  это  слишком  частная  проблема,  имеющая  явно   прикладное
значение.
     Директор желчно хохотнул.
     - Как это тебе нравится, Леонид? - сказал он. - Частная проблема! Да,
видно, слишком далека от вас наша Радуга, и все,  что  у  нас  происходит,
кажется вам слишком маленьким. Дорогой Марк, эта  самая  частная  проблема
битком набивает всю мою жизнь, а ведь я  даже  не  нулевик!  Я  изнемогаю,
друзья! Позавчера я вот в этом  самом  кабинете  собственноручно  разнимал
Ламондуа и Аристотеля, и теперь я смотрю на свои руки, - он вытянул  перед
собой мощные загорелые длани, - и, честное слово, я удивляюсь, как это  на
них нет укусов и царапин. А под окнами ревели две толпы, и  одна  гремела:
"Волна! Волна!" - а другая вопила: "Нуль-Т!" И вы думаете, это был научный
диспут?   Нет!   Это   была   средневековая   квартирная   склока    из-за
электроэнергии! Помните эту смешную, хотя, признаюсь, не  совсем  понятную
книгу, где человека высекли за  то,  что  он  не  гасил  свет  в  уборной?
"Золотой козел" или "Золотой осел"?.. Так  вот,  Аристотель  и  его  банда
пытались высечь Ламондуа и его банду за то, что те прибрали к своим  рукам
весь резерв энергии... Честная Радуга! Еще год назад  Аристотель  ходил  с
Ламондуа в обнимку! Нулевик нулевику был друг, товарищ и брат, и никому  в
голову не  приходило,  что  увлечение  Форстера  Волной  расколет  планету
пополам! В каком мире я живу!  Ничего  не  хватает:  энергии  не  хватает,
аппаратуры не хватает, из-за каждого желторотого лаборанта идет бой!  Люди
Ламондуа воруют  энергию,  люди  Аристотеля  ловят  и  пытаются  вербовать
аутсайдеров - этих несчастных туристов, прилетевших отдохнуть или написать
о Радуге что-нибудь хорошее! Совет - Совет!!! - превратился в  конфликтный
орган! Я попросил прислать мне "Римское право"... Последнее время я  читаю
одни исторические романы. Честная Радуга! Скоро я заведу здесь  полицию  и
суд  присяжных.  Я  привыкаю  к  новой,  совершенно  дикой   терминологии.
Позавчера я обозвал  Ламондуа  ответчиком,  а  Аристотеля  истцом.  Я  без
запинки произношу такие слова, как юриспруденция и полицейпрезидиум!..
     Один из экранов засветился. Появились  две  круглолицые  девочки  лет
десяти. Одна в розовом платьице, другая в голубом.
     - Ну, ты говори! - сказала розовая полушепотом.
     - Почему это я, когда договорились, что ты...
     - Договорились, что ты!
     - Вредная!.. Здравствуйте, Матвей Семенович.
     - Сергеевич!..
     - Матвей Сергеевич, здравствуйте!
     - Здравствуйте, дети, - сказал директор. По лицу  его  было  заметно,
что  он  что-то  забыл,  а  ему  напомнили.   -   Здравствуйте,   цыплята!
Здравствуйте, мыши!
     Розовая и голубая разом зарделись.
     - Матвей Сергеевич,  мы  приглашаем  вас  в  Детское  на  наш  летний
праздник.
     - Сегодня, в двенадцать часов!..
     - В одиннадцать!..
     - Нет в двенадцать!
     - Приеду! - закричал директор восторженно. - Обязательно приеду! И  в
одиннадцать приеду и в двенадцать!..
     Горбовский допил бокал, налил себе еще, затем лег в  кресле,  вытянув
ноги на середину комнаты, и поставил бокал себе на грудь. Ему было  хорошо
и уютно.
     - Я тоже поеду в Детское,  -  заявил  он.  -  Мне  совершенно  нечего
делать. А там я скажу какую-нибудь речь. Я никогда в жизни  не  произносил
речей, и мне ужасно хочется попробовать.
     - Детское! - Директор снова перевалился через подлокотник. -  Детское
- это единственное место, где у нас сохраняется порядок. Дети  -  отличный
народ! Они прекрасно понимают слово "нельзя"... О наших нулевиках этого не
скажешь, нет! В прошлом году они съели два миллиона мегаватт-часов! В этом
- уже пятнадцать и представили заявок еще на шестьдесят. Вся беда  в  том,
что они абсолютно не желают знать слова "нельзя"...
     - Мы тоже не знали этого слова, - заметил Марк.
     - Дорогой Марк. Мы жили с  вами  в  хорошее  время.  Это  был  период
кризиса физики. Нам не нужно было больше, чем нам давали. Да и  зачем?  Ну
что  у  нас  было?  Д-процессы,  электронная   структура...   Сопряженными
пространствами занимались единицы, да и то на бумаге. А сейчас? Сейчас эта
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама