Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 233.1 Kb

Далекая Радуга

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20
клочке бумаги, потом скатал бумагу  в  трубочку  и  по  обыкновению  задал
риторический вопрос. "И что мы по этому  поводу  должны  думать,  Роб?"  -
спросил он.
     Роберт покосился на Таню, которая  только  что  вышла  из  душевой  и
тихонько присела сбоку от видеофона, и осторожно ответил,  что  вообще  не
видит в этом ничего особенного. "Обычный очередной фонтан, - сказал он.  -
После вчерашней нуль-транспортировки был такой. И на той неделе такой же".
Затем он подумал и добавил, что мощность  фонтана  соответствует  примерно
ста  граммам  транспортированной  массы.  Патрик  все  молчал,  и  Роберту
показалось, что он колеблется. "Все дело в  массе,  -  сказал  Роберт.  Он
посмотрел на счетчик Юнга и совсем уже уверенно повторил: - Да, сто -  сто
пятьдесят граммов. Сколько сегодня запустили?.." - "Двадцать килограммов",
- ответил Патрик. "Ах, двадцать кило... Да, тогда не получается. -  И  тут
Роберта осенило: - А по какой формуле вы подсчитывали мощность?" - спросил
он. "По Драмбе", - безразлично  ответил  Патрик.  Роберт  так  и  подумал:
формула Драмбы оценивала мощность с точностью  до  порядка,  а  у  Роберта
давно уже была припасена собственная, тщательно выверенная и выписанная  и
даже обведенная цветной рамочкой  универсальная  формула  оценки  мощности
извержения  вырожденной  материи.  И  сейчас,  кажется,   наступил   самый
подходящий момент, чтобы продемонстрировать Патрику все ее преимущества.
     Роберт уже взялся было за карандаш,  но  тут  Патрик  вдруг  уплыл  с
экрана.  Роберт  ждал,  закусив  губу.  Кто-то  спросил:  "Ты  собираешься
выключать?"  Патрик  не  отзывался.  К   экрану   подошел   Карл   Гофман,
рассеянно-ласково кивнул Роберту и  позвал  в  сторону:  "Патрик,  ты  еще
будешь говорить?" Голос Патрика пробубнил издалека:  "Ничего  не  понимаю.
Придется этим заняться обстоятельно". -  "Я  спрашиваю,  ты  разговаривать
будешь еще?"  -  повторил  Гофман.  "Да  нет  же,  нет..."  -  раздраженно
откликнулся Патрик. Тогда  Гофман,  виновато  улыбаясь,  сказал:  "Прости,
Роба, мы здесь спать укладываемся. Я выключу, а?"
     Стиснув зубы так, что затрещало за ушами, Роберт  нарочито  медленным
движением положил перед собой лист бумаги, несколько  раз  подряд  написал
заветную формулу, пожал плечами и бодро сказал:
     - Я так и думал. Все ясно. Теперь будем пить кофе.
     Он был отвратителен себе до последней степени и сидел перед шкафчиком
с посудой до тех пор, пока снова не почувствовал себя в состоянии  владеть
лицом. Таня сказала:
     - Кофе свари ты, ладно?
     - Почему я?
     - Ты вари, а я посмотрю.
     - Что это ты?
     - Люблю смотреть, как ты  работаешь.  Ты  очень  _с_о_в_е_р_ш_е_н_н_о
работаешь. Ты не делаешь ни одного лишнего движения.
     - Как кибер, - сказал он, но ему было приятно.
     - Нет. Не как кибер. Ты работаешь совершенно.  А  совершенное  всегда
радует.
     - "Юность Мира", - пробормотал он. Он был красен от удовольствия.
     Он расставил чашки и подкатил столик к окну. Они сели,  и  он  разлил
кофе.  Таня  сидела  боком  к  нему,  положив  ногу  на  ногу.  Она   была
замечательно красива, и его опять охватили какое-то  щенячье  изумление  и
растерянность.
     - Таня, - сказал он. - Этого не может быть. Ты галлюцинация.
     Она улыбалась.
     - Можешь смеяться, сколько угодно. Я и без  тебя  знаю,  что  у  меня
сейчас жалкий вид. Но я ничего не  могу  с  собой  поделать.  Мне  хочется
сунуть голову тебе под мышку и вертеть хвостом. И чтобы ты похлопала  меня
по спине и сказала: "Фу, глупый, фу!.."
     - Фу, глупый, фу! - сказала Таня.
     - А по спине?
     - А по спине потом. И голову под мышку потом.
     - Хорошо, потом.  А  сейчас?  Хочешь,  я  сделаю  себе  ошейник?  Или
намордник...
     - Не надо намордник, - сказала Таня. - Зачем ты мне в наморднике?
     - А зачем я тебе без намордника?
     - Без намордника ты мне нравишься.
     - Слуховая галлюцинация, - сказал Роберт.  -  Чем  это  я  могу  тебе
нравиться?
     - У тебя ноги красивые.
     Ноги были слабым местом Роберта. У него они были мощные,  но  слишком
толстые. Ноги "Юности Мира" были изваяны с Карла Гофмана.
     - Я так и думал, - сказал Роберт. Он залпом выпил  остывший  кофе.  -
Тогда я скажу, за что я люблю тебя. Я  эгоист.  Может  быть,  я  последний
эгоист на Земле.  Я  люблю  тебя  за  то,  что  ты  единственный  человек,
способный привести меня в хорошее настроение.
     - Это моя специальность, - сказала Таня.
     - Замечательная специальность! Плохо только, что от тебя  приходят  в
хорошее настроение и стар  и  млад.  Особенно  млад.  Какие-то  совершенно
посторонние люди. С нормальными ногами.
     - Спасибо, Роби.
     - В последний  раз  в Детском  я заметил  одного  малька.  Зовут  его
Валя... или Варя... Этакий белобрысый, конопатый, с зелеными глазами.
     - Мальчик Варя, - сказала Таня.
     - Не придирайся. Я обвиняю. Этот Варя своими зелеными глазами смел на
тебя смотреть так, что у меня руки чесались.
     - Ревность оголтелого эгоиста.
     - Конечно, ревность.
     - А теперь представь, как ревнует он.
     - Что-о?
     - И представь, какими глазами он смотрел  на  тебя.  На  двухметровую
"Юность Мира". Атлет, красавец,  физик-нулевик  несет  воспитательницу  на
плече, а воспитательница тает от любви...
     Роберт счастливо засмеялся.
     - Танюша, как же так? Мы же были тогда одни!
     - Это вы были одни. Мы в Детском никогда не бываем одни.
     -  Да-а...  -  протянул  Роберт.  -  Помню  я  эти  времена,   помню.
Хорошенькие воспитательницы и мы, пятнадцатилетние балбесы...  Я  до  того
доходил, что бросал цветы в окно. Слушай, и часто это бывает?
     - Очень, - задумчиво сказала Таня. - Особенно часто с девочками.  Они
развиваются раньше. А воспитатели у  нас,  знаешь,  какие?  Звездолетчики,
герои... Это пока тупик в нашем деле.
     Тупик, подумал Роберт. И она, конечно, очень рада этому  тупику.  Все
они радуются тупикам. Для них это отличный предлог,  чтобы  ломать  стены.
Так и ломают всю жизнь одну стену за другой.
     - Таня, - сказал он. - Что такое дурак?
     - Ругательство, - ответила Таня.
     - А еще что?
     - Больной, которому не помогают никакие лекарства.
     - Это не дурак, - возразил Роберт. - Это симулянт.
     - Я не виновата. Эта  японская  пословица:  "Нет  лекарства,  которое
излечивает дурака".
     - Ага, - сказал Роберт. - Значит, влюбленный тоже дурак.  "Влюбленный
болен, он неисцелим". Ты меня утешила.
     - А разве ты влюблен?
     - Я неисцелим.
     Тучи разошлись и открыли звездное небо. Близилось утро.
     - Смотри, вон Солнце, - сказала Таня.
     - Где? - спросил Роберт без особого энтузиазма.
     Таня выключила свет, села к нему на колени и, прижавшись щекой к  его
щеке, стала показывать.
     - Вот четыре яркие звезды - видишь? Это Коса Красавицы.  Левее  самой
верхней сла-абенькая звездочка. Это наше Солнце...
     Роберт поднял ее на руки, встал, осторожно обогнул  столик  и  только
тогда в зеленоватом сумеречном свете приборов увидел длинную  человеческую
фигуру в кресле перед рабочим столом. Он вздрогнул и остановился.
     - Я думаю, теперь можно включить свет, -  сказал  человек,  и  Роберт
сразу понял, кто это.
     - И появился третий, - сказала Таня. - Пусти-ка меня, Роб.
     Она высвободилась и нагнулась, ища упавшую туфлю.
     - Знаете что, Камилл, - раздраженно начал Роберт.
     - Знаю, - сказал Камилл.
     - Чудеса, - проговорила Таня, надевая туфлю. - Никогда не поверю, что
у нас плотность населения один человек на миллион  квадратных  километров.
Хотите кофе?
     - Нет, благодарю вас, - сказал Камилл.
     Роберт включил свет. Камилл, как всегда,  сидел  в  очень  неудобной,
удивительно неприятной для глаз  позе.  Как  всегда,  на  нем  была  белая
пластмассовая каска, закрывающая лоб  и  уши,  и,  как  всегда,  лицо  его
выражало снисходительную скуку, и ни любопытства, ни смущения  не  было  в
его круглых немигающих глазах. Роберт, жмурясь от света, спросил:
     - Вы хоть недавно здесь?
     - Недавно. Но я не смотрел на вас и не слушал, что вы говорите.
     - Спасибо, Камилл, - весело сказала Таня.  Она  причесывалась.  -  Вы
очень тактичны.
     - Бестактны только бездельники, - сказал Камилл.
     Роберт разозлился.
     - Между прочим, Камилл, что вам здесь надо? И что  это  за  надоевшая
манера появляться как привидение?
     - Отвечаю по порядку, - спокойно произнес Камилл. Это тоже  была  его
манера - отвечать по порядку. - Я  приехал  сюда  потому,  что  начинается
извержение. Вы отлично знаете, Роби, - он даже глаза закрыл  от  скуки,  -
что  я  приезжаю  сюда  каждый  раз,  когда  перед  фронтом  вашего  поста
начинается извержение. Кроме того... - Он открыл глаза и  некоторое  время
молча смотрел на приборы. - Кроме того, вы мне симпатичны, Роби.
     Роберт покосился на Таню. Таня слушала очень внимательно,  замерев  с
поднятой расческой.
     - Что касается моих манер, - продолжал Камилл  монотонно,  -  то  они
странны. Манеры любого  человека  странны.  Естественными  кажутся  только
собственные манеры.
     - Камилл, - сказала Таня  неожиданно.  -  А  сколько  будет  шестьсот
восемьдесят пять умножить на три миллиона восемьсот тысяч пятьдесят три?
     К своему огромному изумлению, Роберт  увидел,  как  на  лице  Камилла
проступило нечто похожее на улыбку. Зрелище было жутковатое.  Так  мог  бы
улыбаться счетчик Юнга.
     - Много, - ответил Камилл. - Что-то около трех миллиардов.
     - Странно, - вздохнула Таня.
     - Что "странно"? - тупо спросил Роберт.
     - Точность маленькая, - объяснила Таня. - Камилл, скажите, почему  бы
вам не выпить чашку кофе?
     - Благодарю вас, я не люблю кофе.
     - Тогда до свидания. До Детского лететь четыре часа. Робик,  ты  меня
проводишь вниз?
     Роберт кивнул и с досадой посмотрел на  Камилла.  Камилл  разглядывал
счетчик Юнга. Словно в зеркало гляделся.


     Как обычно на Радуге, солнце  взошло  на  совершенно  чистое  небо  -
маленькое белое солнце, окруженное тройным галосом. Ночной ветер  утих,  и
стало еще более душно. Желто-коричневая степь  с  проплешинами  солончаков
казалась мертвой. Над солончаками возникли зыбкие туманные холмики -  пары
летучих солей.
     Роберт закрыл окно и включил кондиционирование, затем не  торопясь  и
со вкусом починил подлокотник.  Камилл  мягко  и  бесшумно  расхаживал  по
лаборатории, поглядывая в окно, выходившее на север. Видимо, ему совсем не
было жарко, а Роберту жарко было даже смотреть на него -  на  его  толстую
белую куртку, на длинные белые брюки, на круглую  блестящую  каску.  Такие
каски надевали иногда во время экспериментов нуль-физики: она предохраняла
от излучений.
     Впереди был целый день дежурства, двенадцать  часов  палящего  солнца
над крышей, пока не рассосутся извержения и не  исчезнут  все  последствия
вчерашнего эксперимента. Роберт сбросил куртку и брюки и остался  в  одних
трусах. Кондиционирование  работало  на  пределе,  и  ничего  нельзя  было
сделать.
     Хорошо бы плеснуть на пол жидкого воздуха. Жидкий воздух есть, но его
мало, и он нужен  для  генератора.  Придется  пострадать,  подумал  Роберт
покорно. Он снова уселся перед приборами. Как славно, что хотя бы в кресле
прохладно и обшивка совсем не липнет к телу!
     В конце концов говорят, что главное - это быть на  своем  месте.  Мое
место здесь. И я не хуже других выполняю свои маленькие обязанности.  И  в
конце концов не моя вина, что я не способен на большее.  И  между  прочим,
дело даже не в том, на месте я или нет. Просто я не могу уйти отсюда, если
бы даже и захотел. Я просто  прикован  к  этим  людям,  которые  так  меня
раздражают, и к этой грандиозной затее, в которой я так мало понимаю.
     Он вспомнил, как еще в школе  поразила  его  эта  задача:  мгновенная
переброска материальных тел через пропасти пространства. Эта  задача  была
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 20
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама