Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Сташефф Кр. Весь текст 628.9 Kb

Маг при дворе ее величества

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 54
	Положим, не тот, к тому же еще нет, но не такая уж это страшная ложь.
	- Доктор? - Дракон ухватил приманку, и Мэт перевел дух. - Гм, в шамом деле? А какое это имеет отношение ко мне?
	- Просто я кое-что смыслю в болезнях. Что тебя беспокоит? Может, я помогу?
	Дракон утробно заурчал и мрачно ответил:
	- Жуб у меня ноет, ешли ты так уж хочешь жнать. Но это не помешает мне жажарить пакоштного охотника на драконят.
	- Ах, зубная боль! - посочувствовал Мэт. - Это действительно может доконать. Но ты, по-моему, еще в достаточно нежном возрасте, тебе рановато жаловаться на зубы.
	Смелое предположение, если учесть, что до сих пор Мэт не видел ничего, кроме чешуйчатой головы внушительных размеров.
	Но Стегоман купился.
	- Дракон шчитается молодым лет што - двешти, ты, невежество! И это доштаточно долгий шрок, я тебя уверяю, чтобы жубы начали причинять бешпокойштво.
	- Правда? - сказал Мэт. - А я думал, у вас каждый месяц вырастают новые.
	- Нет, какое невежество! - пропыхтел дракон. И Мэт почувствовал, что он протрезвел. Странно, весьма странно. - Зубы нам даются с рождения на всю жизнь, мы вылупляемся из яйца уже зубатые, и зубы растут вместе с нами, как шкура.
	- Шкура? А разве вы не линяете каждый год? 
	Дракон задребезжал, как груда железяк, что должно было означать довольный смех.
	- Да ты что! Ты думаешь, что мы змеи или ящерицы? Нет. Хотя мы им родня. Как и вы - родня кобольдам и снежному человеку. Но разве вы шныряете по подземным ходам или шастаете по горам на четвереньках?
	- Нет, конечно. Как правило. Хотя я слышал про... Но это неважно. Да, не очень-то я осведомлен насчет драконов.
	- Странный ты смертный, - фыркнул дракон. - Как это можно - ничего не знать про наше племя? У тебя вообще-то есть представление, для чего мы тут поставлены?
	- Смутное, - признался Мэт. - Там, откуда я пришел, дракона встретишь редко.
	- Просто скандал! - пропыхтел дракон. - Ив твоей стране все такие неграмотные?
	- Пожалуй, да. Многие даже вообще не верят в волшебство.
	Дракон ошарашенно молчал, и Мэт с замиранием сердца подумал, что опять брякнул не то.
	- Нет, что ты за тип?! - взорвался дракон. Мэт отпрянул к стене, но все же сумел пожать плечами.
	- Тип как тип. Ты же меня видел.
	- Не разглядел, - буркнул дракон. - Боишься себя показать?
	У него был подозрительный, угрожающий тон.
	- Конечно, нет! - выпалил Мэт. - Тебе нужен свет? Я имею в виду, послабее и подольше, чем твой.
	- Желательно.
	- Пожалуйста. Сейчас.
	Мэт вытащил свой коробок и стал вспоминать, какое заклинание он употреблял.
	- Чего же ты ждешь? - рявкнул Стегоман.
	- Сейчас-сейчас, минуточку.
	Мэт пробормотал себе под нос исковерканный куплет из песенки и, чиркнув спичкой, не забыл отвести подальше руку. Когда вспыхнул язык пламени, он быстро добавил:
	
	Гори, гори. моя свеча, 
	Чтобы в стенах из кирпича 
	Нам видеть каждый угол 
	И говорить друг с другом.
	
	Спичка в его пальцах вдруг выросла в толстую шестифутовую свечу, и, как острие копья, на ее конце горел огонь. Мэт перестарался, но в том-то и прелесть импровизации!
	Дракон, уставясь на свет, пробурчал:
	- Интерес-сно..
	Теперь Мэт смог разглядеть его. Это был дракон в китайском стиле: короткие когтистые лапы, тонкое, извилистое тело футов тридцать в длину и зубчатый гребень вдоль хребта. Присутствовала и европейская деталь: сложенные по бокам огромные крылья, как у летучей мыши. Однако крылья были разодранные, в рубцах и шрамах, и кожа свисала с них лохмотьями.
	Стегоман повернул свою гигантскую голову к Мэту. Тот стоял смирно, зная, что его тоже разглядывают с пристрастием.
	Наконец дракон проговорил:
	- Ты не похож на злого человека. Хотя иногда честное лицо скрывает лживое сердце.
	- Вот уж чего не умею, так это врать. Даже себя самого обмануть не получается.
	- Да, это первое, что нужно сделать, когда хочешь соврать как следует, - кивнул Стегоман. - Но драконы - существа прямые, не то что вы. Если нам что-то не нравится или если нас разозлит чье-нибудь поведение, мы тут же говорим об этом ему в лицо.
	Мэт поджал губы:
	- Так не вылезешь из потасовок.
	- Ну уж. Мы все про себя знаем: и что наш брат дракон гневлив, и что силы у нас всех примерно равные. То есть если два дракона сойдутся в бою, победителя быть не может. Оставшийся в живых все равно вынужден будет много месяцев залечивать раны. Так что мы уважаем даже тех, кого не любим.
	- Понятно. Есть способы сказать кому-то все, что ты о нем думаешь, без оскорблений.
	- Вот именно. - Стегоман был приятно удивлен. - Немногие смертные так сообразительны.
	Особой сообразительностью Мэт похвастаться не мог, но, учась на последнем курсе, он приобрел кое-какие знания по антропологии и мог распознать приметы индивидуалистического общества. Сочетание гордости Стегомана - прямоты - с почти полным отсутствием междоусобиц означало строгость социальных условностей, без которых Стегоманово племя быстро бы перегрызлось. Прямота прямотой, но уж и вежливость по отношению друг к другу у них должна быть отменной.
	Мэт прочистил горло.
	- А как же с совместными действиями? Для них ведь нужна дисциплина...
	- Дисциплина у нас врожденная, - отрезал Стегоман. - Когда мы собираемся на битву, честь каждого дракона уважается; тот, кого мы выбираем в предводители, знает, что ему надо отдавать команды поаккуратнее, в уважительном тоне. А мы выполняем их, потому что выбрали предводителя за его мудрость.
	Их командиры, выходит, сразу и генералы, и дипломаты. Неплохое общественное устройство, если не принимать во внимание постоянный риск быть убитым на дуэли.
	- У каждого дракона по холму, да?
	- По горе, - поправил его Стегоман. - Наша вотчина - цепь восточных гор, которая отделяет эту страну, Меровенс, от пристанища колдунов, Аллюстрии. Аллюстрия то и дело нападает на Меровенс, Меровенс на Аллюстрию - реже. А по пути, переходя через горы, и та, и другая воюющая сторона атакует драконов. Нас рождают и выращивают для войны; каждый дракон стоит насмерть за свою гору, а все вместе мы должны защищать отечество.
	- Я так понимаю, что когда Аллюстрия и Меровенс идут на вас войной, они обе терпят поражение? Стегоман кивнул, не скрывая гордости.
	- С тех пор как Гардишан дал нам Порядок, мы непобедимы.
	- Погоди, Гардишан - это кто? Стегоман был явно скандализован.
	- Из какого же ты медвежьего угла сюда явился, что не слышал о Гардишане? 
	Мэт замялся.
	- У меня нет простого объяснения. Будем считать, что я не изучат историю. Так кто это - Гардишан?
	- Император, невежество! Первый император, который пришел восемь веков тому назад, чтобы объединить все эти христианские земли против сил Зла. С этой же целью он вступил в союз с нами и научил нас сражаться войском. Так мы наконец победили великанов.
	Мэт раскрыл было рот.
	- Помолчи, - буркнул дракон, - а то еще спросишь, кто такие великаны. Мэт смущенно поежился.
	Стегоман вздохнул, обвил хвостом лапы и сел поудобнее.
	- Великаны пришли девять веков назад, когда пал великий Рэм. Рэм, к твоему сведению, это южный город, который сколотил империю из всех земель вокруг Срединного моря - пятнадцать веков назад, еще до пришествия Христа.
	Итак, Рим здесь был, хотя и под именем Рэм. Вероятно, в их варианте битву выиграл именно Рэм, а не Ромул. Не в той ли точке их с Мэтом универсумы разошлись?
	Но все же - Христос. Это имя осталось неизменным.
	Почему бы и нет? Афины были в полном расцвете, когда Ромул и Рэм еще только сосали молоко волчицы. Греческий язык должен остаться в обоих универсумах, а Христос принадлежал греческому миру.
	- Так, Рим, то есть Рэм, пал. Откуда же взялись великаны?
	Стегоман нетерпеливо фыркнул.
	- Из под земли, из скал, из пасти ада, не знаю. Взялись - и все тут. И напали на нас, и каждый дракон отражал нападение огнем, клыками и когтями. Нас осталось всего ничего. Эти великаны были страшные скоты, высотой с сосну, но толстые, как пигмеи, к тому же волосатые и грязные. Целых сто лет мы сражались и погибали, чтобы очистить наши горы.
	Потом с севера верхом на коне приехал Гардишан, а с ним - Монкер, могущественный маг. Монкер превратил один холм в гиганта и дал ему имя Кольмейн.
	Потом Гардишан собрал свои войска на тех нескольких свободных горах, которые у нас еще оставались; он научил драконов сражаться вместе, по единому плану, но чтобы ничья спина не гнулась перед вождем! А наших старейшин он научил приемам боя.
	И когда на нас ордой пошли великаны, ревом сотрясая горы, они встретили войско, в пятьдесят раз превосходящее их численностью, с императором и магом во главе и с поддержкой гиганта, который был больше, чем самый огромный из этих скотов. Их тела завалили наши долины. Мы выкурили уцелевших из их укрытий и отдали на расправу Кольмейну. Наши горы были расчищены, и Гардишан смог перевести через них свое войско. Кольмейн отправился с ним - помочь освободить Аллюстрию. Так они ушли из нашей жизни, но мы их никогда не забудем.
	Мэт прикрыл глаза, покачал головой и снова взглянул на Стегомана.
	- Век героев... 
	Дракон кивнул.
	- Мы слишком поздно родились, ты и я, в усохшем, остаточном мире, где вместо империи - королевства, вместо великанов - бароны...
	- А от тех героев произошло твое племя? 
	Дракон снова кивнул.
	- Наше племя, наш закон и учение. Ибо только тогда мы стали воспевать нашу историю и наши имена, славить наших героев и порицать трусов - как единое племя.
	Он вздрогнул и отвел глаза.
	Мэт насторожился. Что-то было не так. Здравый смысл подсказывал ему промолчать, но любопытство перевесило.
	- Итак, ваши зонги и саги, ваши обычаи и традиции стали законом.
	- Да. - Глаза Стегомана сверкнули. - Законом, который гласит, что честь дракона превыше всего, важнее самой жизни, но и то, и другое ниже интересов племени.
	- Как же это понимать? - Мэт свел вместе брови. - Не в том ли смысле, что одним отдельным драконом можно пожертвовать, если он представляет собой опасность для всего общества?
	Дракон поник головой.
	- Ты облекаешь мысль в странные слова, но, в общем, да. Душа и личность каждого отдельного дракона неприкосновенны - но так же, как и всех остальных. Если дракон не поладил с драконом, они выходят на поединок или улаживают все полюбовно, кому как больше нравится! Но если какой-нибудь дракон своим поведением или самим своим существованием ставит под угрозу жизнь троих или более собратьев...
	Он осекся. Воображение Мэта заработало: Стегоман каким-то образом стал представлять угрозу для драконьего общества, и тогда они изрезали ему крылья и отправили в изгнание.
	За что? Стегоман показался ему вполне симпатичным парнем - несмотря на некоторую колючесть нрава, вероятно, характерную для члена в высшей степени индивидуалистического и милитаризованного общества. Мэт чувствовал, что по натуре своей он не задира и никогда не полезет в драку первым. Так за что же его?
	"Слишком легко хмелеет!" - осенила Мэта догадка.
	Если вспомнить, дракон явился в огне и пламени и как будто немного подвыпивший. С каждым огненным выдохом он хмелел все больше и больше, пока не начал шататься и промахиваться до неприличия. Зато когда перестал дышать огнем, быстро протрезвел.
	Очевидно было, что хмелел он от собственной огнедышащести.
	Мэт представил себе такую картину: дракон пляшет в воздухе и, переполняемый восторгом полета, извергает пятифутовый столб пламени. А извергнув, хмелеет, восторг переходит в эйфорию, что означает еще больше огня и, следовательно, еще больше хмеля и так далее, и так далее.
	Судя по Стегомановым словам, драконы - племя весьма здравомыслящее. Они довольно скоро заметили, что Стегоман представляет опасность для воздухоплавания, - может быть, когда он два-три раза причинил вред собрату.
	Итак, его наказали за полеты в пьяном виде. И чтобы впредь это не повторялось, распороли ему крылья и отправили в ссылку.
	Стегоман тяжело вздохнул и закончил свой рассказ:
	- Пять веков продержался мир. До тех пор, пока империя Гардишана не распалась, никто больше не ходил на нас войной. Мы привыкли жить дружиной даже в мирное время - такой порядок себя оправдал. Построили свой город и покончили с междоусобицами.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 54
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама