Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Айзек Азимов Весь текст 398.1 Kb

Стальные пещеры

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
Может быть, и так. И тут ничего не поделаешь.
     - Пойдемте, - сказал он сухо. - Я должен отвезти вас к себе.
     - Понимаете, проводя сравнение,  следует  исходить  лишь  из  наличия
интел... - начал было Р.Дэниел.
     Бейли повысил голос:
     - Довольно. С этим покончено. Нас ждет Джесси. - И  он  направился  к
ближайшей межсекторной переговорной трубке. - Мне  надо  предупредить  ее,
что мы сейчас поднимемся.
     - Джесси?
     - Да, мою жену.
     "О боже, - подумал Бейли, - настроение у меня как раз для Джесси!"



                     4. ЗНАКОМСТВО С СЕМЬЕЙ ДЕТЕКТИВА

     Илайдж Бейли сначала обратил на нее внимание только из-за  ее  имени.
Он познакомился с Джесси у чаши с пуншем во время  рождественского  вечера
их сектора еще в ...02 году. Бейли лишь  недавно  окончил  учебу,  недавно
получил назначение в городскую администрацию и  недавно  переехал  в  этот
сектор. Он занимал один из альковов  для  холостяков  в  общежитии  122-А.
Неплохое жилище для холостяков.
     - Меня зовут Джесси, - сказала  она,  угощая  его  пуншем.  -  Джесси
Наводны. Я с вами не знакома.
     - Бейли, - ответил он. - Лайдж Бейли.  Я  только-только  поселился  в
этом секторе.
     Он взял рюмку и вежливо улыбнулся. Ему понравился ее веселый  нрав  и
приветливость, так что он решил держаться к ней поближе. Он  никого  здесь
не знал, а когда не можешь принять участие в общем веселье, тобой поневоле
одолевает чувство одиночества. Быть может,  потом  алкоголь  сделает  свое
дело и станет веселее.
     А пока он не  отходил  от  чаши  с  пуншем  и  смотрел  по  сторонам,
задумчиво потягивая напиток.
     -  Я  помогала  готовить  пунш.  -  Голос  девушки   вывел   его   из
задумчивости. - Так что рекомендую попробовать еще. Хотите?
     - Оказалось, что его маленькая рюмка пуста. Он улыбнулся и сказал:
     - Да.
     Овальное лицо девушки можно было бы  назвать  красивым,  если  бы  ни
чуть-чуть   великоватый   нос.   На   ней   было   скромное   платье.   Ее
светло-каштановые волосы колечками падали на лоб.
     Она выпила с ним следующую рюмку, и ему стало лучше.
     - Джесси... - Он с удовольствием, будто смакуя, произнес  ее  имя.  -
Хорошее имя. Вы не против, если я буду обращаться к вам по имени?
     - Конечно, нет. Пожалуйста. А вы знаете мое полное имя?
     - Джессика?
     - Ни за что не догадаетесь.
     - Больше я ничего не могу придумать.
     Она рассмеялась и сказала лукаво:
     - Мое полное имя - Джезебел.
     Вот тут-то он по-настоящему  заинтересовался  ею.  Он  поставил  свою
рюмку и сдержанно сказал:
     - Не может быть.
     - Честное слово. Я не шучу. Джезебел.  Во  всех  моих  бумагах  стоит
именно это имя. Моим родителям нравилось, что оно такое звучное.
     Она явно гордилась своим именем, хотя едва ли во всем  мире  найдется
менее подходящая Джезебел.
     - Вы знаете, а меня зовут Илайдж, - серьезно сказал он. - То есть это
мое полное имя.
     Это не произвело на нее впечатления.
     - Илайдж, по библии - Илия, был злейшим врагом  Джезебел-Иезавели,  -
сказал он.
     - Правда?
     - Конечно.
     - Вот как? А я и не знала. До чего интересно!.. Но  ведь  это  же  не
значит, что в жизни вы тоже должны стать моим врагом.
     Это было исключено с самого начала. Сперва  благодаря  именно  такому
совпадению она перестала быть для него просто милой разливальщицей  пунша.
А потом оказалось, что она и  жизнерадостна,  и  добра,  и,  наконец  даже
миловидна. Особенно ему пришелся по душе ее веселый нрав. Его  собственный
скептицизм нуждался в противоядии.
     А  Джесси,  по-видимому,  ничего  не  имело  против  его  серьезного,
вытянутого лица.
     - О боже, - говорила она, - а вдруг ты и в самом деле ужасно  нудный?
Нет, не может быть. И вообще если бы  ты  вечно  улыбался,  как  заводной,
вроде меня, на двоих этого было бы слишком много. Оставайся  самим  собой,
Лайдж, и не давай мне слишком отрываться от земли.
     Она же помогала Лайджу  Бейли  держаться  на  поверхности.  Он  подал
заявление на небольшую  квартиру  для  новобрачных  и  получил  разрешение
въехать в нее после женитьбы. Он показал ей ордер и сказал:
     - Хочешь устроить так, чтобы я выехал из общежития, Джесси?  Мне  там
не нравится.
     Это было далеко не самое романтическое предложение в мире, но  Джесси
оно пришлось по душе.
     Бейли припоминает только один случай, когда присущая Джесси веселость
начисто изменила ей, и это тоже было связано с ее именем. Это произошло на
первом году их совместной жизни, еще до рождения ребенка. "Быть  может,  -
вспоминал Бейли, - она  стала  такой  раздражительной,  потому  что  ждала
Бентли?"
     У нее портилось настроение оттого, что Бейли  постоянно  задерживался
на работе.
     - Мне не удобно каждый вечер  ходить  одной  в  столовую,  -  сказала
однажды она ему.
     Бейли устал и был не в духе.
     - С  чего  бы  это?  -  сказал  он.  -  Там  ведь  немало  интересных
холостяков.
     Тут уж она вскипела:
     - Уж не думаешь ли ты, что я не способна  нравиться  мужчинам,  Лайдж
Бейли?
     Возможно, это  случилось  только  потому,  что  он  устал;  возможно,
потому, что его соученик Джулиус Эндерби обошел его еще на одну  ступеньку
по служебной лестнице. А может быть, ему просто надоело смотреть, как  она
подделывается под свое имя,  хотя  у  нее  нет  ни  малейшего  сходства  с
Иезавелью.
     Во всяком случае, он едко заметил:
     - Конечно,  способна,  но  вряд  ли  станешь  это  делать.  И  вообще
забудь-ка ты свое имя и оставайся сама собой.
     - Это уж мое дело.
     - Это ни к чему не приведет. И если хочешь знать, она вовсе  не  была
такой, как ты думаешь. Библейская Джезебел старалась быть верной и хорошей
женой и вообще не позволяла себе лишнего.
     Джесси сердито посмотрела на него:
     - Ничего подобного. О ней говорят "нарумяненная  Джезебел".  Я  знаю,
что это значит.
     - Тебе это только кажется. Вот послушай.  Когда  муж  Иезавели,  царь
Ахав, умер, царем стал ее сын. Один из его военачальников  восстал  против
него, убил его и отправился в Израиль, где жила старая царица. Она  узнала
об этом и поняла, что он хочет убить ее тоже. В своей гордыне и отваге она
нарумянила лицо и оделась в свои лучшие одежды, чтобы  встретить  его  как
подобает надменной и непокорной царице. Он приказал выбросить ее  из  окна
дворца, и она погибла; по-моему, она умерла достойно. Именно это  и  имеют
ввиду люди, когда говорят "нарумяненная Джезебел", - знают ее историю  или
нет.
     На следующий вечер Джесси негромко сказала:
     - Я читала библию, Лайдж.
     - Что? - Бейли даже не сразу понял, о чем идет речь.
     - Те места, где говорится о Джезебел.
     - О Джесси! Извини, если я тебя обидел. Я поступил, как мальчишка.
     - Нет, нет. - Она не дала ему обнять себя и со строгим видом села  на
кушетку поодаль от него. - Я теперь знаю всю правду и не желаю, чтобы меня
дурачили. Поэтому  я  прочитала  о  ней.  Все-таки  она  была  испорченной
женщиной, Лайдж.
     - Понимаешь, эти главы написаны ее недругами. Мы не знаем ее версии.
     - Она убила всех пророков господа, какие попались ей в руки.
     - Ей это приписывают. - Бейли полез в карман за жевательной резинкой.
(Несколько лет спустя он оставил эту привычку, потому что Джесси  сказала,
что с его длинным лицом и грустными карими глазами  он  напоминает  старую
корову, жующую неприятную жвачку, которую она не может проглотить, но и не
хочет выплюнуть.) - А если хочешь знать ее версию, то я могу кое-что  тебе
рассказать. Она уважала религию своих предков, которые жили на этой  земле
еще задолго до прихода иудеев. У иудеев был свой бог, больше  того  -  это
был особый, единственный бог. Они хотели, чтобы ему  поклонялись  все  без
исключения.
     Джезебел была консервативной по натуре и придерживалась старой  веры.
В конце концов, если новая вера отличалась более высокой  моралью,  старая
приносила ей большее  эмоциональное  удовлетворение.  Тот  факт,  что  она
истребила  пророков,  лишь  подтверждает,  что  она  была  детищем  своего
времени. В те дни именно таким способом и обращали в свою  веру.  Если  ты
читала "Книгу царств", то должна помнить, что Илия - на нашему Илайдж  (на
этот раз мой тезка) - состязался  с  восьмьюстами  пятьюдесятью  пророками
Ваала в том, кто сумеет вызвать небесный огонь. Илайдж победил  и  тут  же
приказал толпе убить восемьсот пятьдесят ваалитов. Что и было сделано.
     Джесси прикусила губу.
     - Как насчет виноградника Навуфея,  Лайдж?  Жил  этот  себе  Навуфей,
никто его не трогал, а лишь  отказался  продать  царю  своей  виноградник.
Тогда Джезебел устроила так, что люди нарушили клятву и обвинили Навуфея в
богохульстве или еще в чем-то.
     - Кажется, он "хулил бога и царя", - заметил Бейли.
     - Да. Поэтому его казнили и конфисковали его имущество.
     - Они поступили несправедливо. В наше время с Навуфеем было бы  легко
справиться. Если бы городу понадобилась его собственность и даже  если  бы
это случилось в медиевальные времена, суд приказал бы ему освободить ее, а
то и применил бы силу и уплатил бы ему разумную сумму.  У  царя  Ахава  не
было  другого  выхода.  И  все  же  решение  Джезебел  было  неверным.  Ее
единственное оправдание в том, что Ахав был тогда ужасно расстроен,  и  ей
казалось, что ее любовь к мужу важнее благополучия Навуфея. Так  вот  я  и
говорю, она была образцом преданной же...
     Джесси рванулась от него, раскрасневшаяся и рассерженная.
     - Ты просто низкий и вредный человек.
     Он посмотрел на нее в полном недоумении:
     - Что я такого сделал? Что с тобой?
     Она ушла, не сказав ни слова, и весь вечер до поздней ночи провела  в
субэтерных видеозалах, в раздражении перехода из зала  в  зал  и  расходуя
свою двухместную норму (а кстати, и норму мужа).
     Когда Джесси вернулась домой, Бейли все еще не спал, но она не  стала
с ним разговаривать.
     Позднее,  гораздо  позднее  Бейли  сообразил,   что   он   нанес   ей
сокрушительный удар. Ей прежде казалось, что ее имя  таит  в  себе  что-то
интригующе порочное. Оно  было  как  бы  приятным  вознаграждением  за  ее
спорное, слишком уж респектабельное  прошлое.  Оно  несло  в  себе  аромат
безнравственности, и Джесси его обожала.
     Но этому пришел конец. Оно больше никогда  на  называла  себя  полным
именем ни Лайджу, ни своим друзьям, ни, как  он  догадывался,  даже  самой
себе. Ее звали Джесси, и она стала подписываться этим именем.
     Через несколько дней она снова начала разговаривать с ним,  а  неделю
спустя между ними установились прежние отношения. И как бы  они  потом  не
ссорились, они никогда не касались этого больного места.
     Только однажды, да и то косвенным образом, об этом зашла речь. Джесси
скоро должна  была  стать  матерью.  Она  оставила  свое  место  помощника
диетолога  в  столовой  А-23  из  сектора  и  от   вынужденного   безделья
развлекалась тем, что занималась приготовлениями к рождению ребенка.
     Как-то вечером она сказала:
     - А как насчет Бентли?
     - Прости, дорогая, не понял? - Бейли  оторвался  от  работы,  которую
взял на дом. (Если учесть, что скоро появится еще один рот, и  что  Джесси
перестала  получать  жалованье,  и  что  перспектива  его  выдвижения   на
административный пост остается, как всегда, неопределенной, лишняя  работа
на дому не помешает.)
     - Ну, если ребенок окажется мальчиком... Тебе нравится имя "Бентли"?
     Бейли скорчил недовольную мину:
     - Бентли Бейли? Не слишком ли похоже друг на друга?
     - Не думаю. Мне кажется, в нем что-то есть. И потом,  мальчик,  когда
подрастет, подберет себе второе имя на свой вкус.
     - Ну что ж, я не возражаю.
     - Ты серьезно? То есть... Может, ты хочешь, чтоб его звали Илайдж?
     - Илайдж-младший? По-моему, это не очень удачная мысль. Если захочет,
он может назвать так своего сына.
     - Дело вот в чем... - начала Джесси и остановилась.
     После короткой паузы он спросил:
     - В чем?
     Она словно избегала его взгляда, но все же достаточно твердо сказала:
     - "Бентли" ведь не библейское имя, верно?
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама