Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Силверберг Р. Весь текст 112.07 Kb

Ночные крылья (повесть)

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10













            Р О Б Е Р Т   С И Л В Е Р Б Е Р Г.






                Н О Ч Н Ы Е   К Р Ы Л Ь Я.



































          1.



      Рам - город на семи холмах. Говорят, что в  одном
из ранних циклов он был столицей. Я не знаю,ибо мое ре-
месло - Наблюдать, а не запоминать, но когда я  впервые
бросил взгляд на Рам, подходя к нему в сумерках с юга,я
понял, что в былые времена он  действительно мог  иметь
громадное значение. Даже теперь это был огромный  город
с многотысячным населением.
      Его прекрасные башни резко выделялись на фоне су-
мерек. Подобно маленьким взрывам  мигали  огоньки. Небо
слева полыхало немыслимым великолепием: солнце покидало
свои владения. Развевающиеся лазурные, фиолетовые и ма-
линовые полотнища сталкивались и смешивались друг с дру-
гом в ночном танце, который предвещает темноту.  Справа
от меня ночь уже пришла. Я попытался отыскать семь хол-
мов и сбился, но все же я знал, что это великий  Рам, к
которому ведут все дороги, и я почувствовал благоговение
и глубокое уважение к творению наших ушедших отцов.
      Мы остановились возле длинной прямой дороги,глядя
на Рам. Я сказал:
      - Это хороший город. Мы найдем там работу.
      Рядом вздрогнули ажурные крылья Эвлуэлы.
      - И пищу? - спросила она высоким, похожим на звук
флейты голосом. - И кров? И вино?
      - И пищу, и кров, и вино, - сказал  я. - Все, что
пожелаем.
      - Сколько нам еще идти,Наблюдатель?- спросила она.
      - Два дня. Три ночи.
      - Если бы я полетела, это было бы намного быстрей.
      - Для тебя,- сказал я. -Ты оставила бы нас далеко
позади и никогда бы больше не увидела. Ты хочешь этого?
                                                     3

      Она подошла ко мне и погладила грубую ткань  мое-
го рукава, а потом прижалась ко мне,как ласкающийся ко-
тенок. Крылья ее развернулись двумя  большими  газовыми
полотнищами, сквозь которые был виден закат  и вечерние
огни: размытые, дрожащие, зовущие.Я почувствовал аромат
ее полуночных волос. Я положил руку на ее плечи и  при-
жал к себе ее тонкое мальчишеское тело.
      Она произнесла:
      - Ты знаешь мое желание - следовать за тобой всю-
ду, Наблюдатель. Всюду!
      - Я знаю, Эвлуэла. Мы все-таки будем счастливыми,-
сказал я и обнял ее.
      - Мы пойдем в Рам прямо сейчас?
      - Я думаю,надо подождать Гормона,- ответил я, по-
качав головой. - Он скоро кончит свои изыскания. - Я не
хотел говорить ей о своих тревогах. Она была  ребенком,
ей было всего лишь семнадцать весен. Что  знала  она  о
тревогах и годах? А я стар. Не так, конечно, как Рам,но
все же достаточно стар.
      - Пока мы ждем,- сказала она,- можно мне полетать?
      - Ну, конечно.





      Я присел возле тележки и погрел руки у пульсирую-
щего генератора, пока Эвлуэла готовилась летать. Прежде
всего она скинула одежду, ибо крылья  ее  были  слишком
слабы, и она не могла поднять этот дополнительный  вес.
Она быстро сбросила с ног стеклянные пузыри,  освободи-
лась от малинового жакета и мягких меховых туфелек.Уга-
сающий свет на западе чиркнул по ее изящной фигурке.Как
и у всех Воздухоплавателей, у нее не было излишних  вы-
пуклостей: ее груди были небольшими бугорками,ягодицы -
- плоскими, а бедра - такими узкими, что когда она сто-
яла, казалось, что ширина ее всего несколько дюймов. Ве-
сила ли она больше квинтала? Сомневаюсь. Глядя на нее,я
чувствовал себя вызывающим отвращение великаном, а ведь
я не такой уж и крупный мужчина.
      Она опустилась на колени у края дороги и склонила
голову к земле, произнося ритуальные слова, которые го-
ворят все Воздухоплаватели  перед  тем, как лететь. Она
стояла спиной ко мне. Ее тонкие крылья трепетали,напол-
4

няясь жизнью, вздымались, словно развевающийся на ветру
плащ. Я не мог понять, как эти крылья могли поднять да-
же такое легонькое тело, как тело Эвлуэлы. Они не  были
крыльями ястреба, они были крыльями бабочки, все в тон-
ких прожилках, прозрачные, испещренные тут и там эбено-
выми, бирюзовыми и алыми пятнами пигмента. Прочные свя-
зки соединяли их с плоскими пучками мускулов ниже  ост-
рых лопаток, но вот чего у нее не было, так это массив-
ной килевой кости, присущей всем крылатым существам,  и
необходимых для полета мощных мускулов. Да, я знал, что
Воздухоплаватели используют для полета не только муску-
лы, что в их обучение входят и мистические  дисциплины.
Пусть  так, но я, входящий в Союз Наблюдателей, скепти-
чески относился к более таинственным союзам.
     Эвлуэла умолкла. Она поднялась; она поймала крыль-
ями ветер; она взмыла  на несколько футов. Осталась  на
этой высоте между  небом  и землей, а крылья  ее бешено
колотили воздух. Ночь еще  не совсем наступила, а  кры-
лья Эвлуэлы были ночными  крыльями. Днем она вообще  не
смогла бы полететь,  ибо чудовищное давление  солнечных
лучей моментально швырнуло бы ее наземь. Сейчас, посре-
дине между вечером и ночью, было не самое лучшее  время
для полета. Я видел, как остатки света отбросили ее  на
восток. Ее руки молотили воздух, словно помогая  крыль-
ям.  Ее  маленькое  заострившееся личико сосредоточенно
застыло: на ее  тонких губах были  слова ее союза.  Она
сложилась пополам, потом резко выпрямилась, стала  мед-
ленно поворачиваться и вдруг сразу взлетела в  горизон-
тальном положении, лицом вниз, а крылья ее молотили во-
здух. Ну же, Эвлуэла! Ну!
     Она вдруг оказалась в вышине, словно одной  только
своей волей победила блистающий еще в небе свет.



     Я с удовольствием глядел на ее обнаженную  фигуру,
белеющую в ночном небе. Я видел ее отчетливо, ибо глаза
Наблюдателя зорки. Она уже была на высоте пяти ее  рос-
тов, и крылья ее распахнулись во всю ширь, затмевая ба-
шни Рама. Она помахала мне. Я послал ей поцелуй и слова
любви. Наблюдатели не женятся, не бывает у них и искус-
ственно выращенных  детей, но  Эвлуэла была  мне словно
дочь, и я гордился ее полетом. Мы странствовали  вместе
всего лишь год с тех пор, как встретились в Эгапте,  но
                                                      5

у меня было такое чувство, что я знал ее всю мою долгую
жизнь. От нее ко мне переходили новые силы. Я не  знаю,
что переходило от меня к ней. Спокойствие? Знание?  Че-
реда тех дней,  когда ее не  было на свете?  Я надеялся
только, что она любит меня так же, как я люблю ее.
     Она была уже высоко в небе, она кружилась, парила,
планировала, выделывала пируэты, танцевала... Ее  длин-
ные черные волосы готовы были оторваться от головы.  Ее
тело казалось случайным придатком к этим огромным  кры-
льям, которые переливались, блестели и трепетали в  но-
чи. Она взмыла еще выше, наслаждаясь тем, что вырвалась
из плена  земного тяготения,  заставляя меня  все более
чувствовать мою прикованность  к земле, и  вдруг резко,
как тоненькая ракета, метнулась в сторону Рама. Я видел
ее босые ноги, кончики крыльев; и вот я уже не мог раз-
глядеть ничего.
     Я вздохнул, засунул руки под мышки, чтобы согреть-
ся. Как так получилось, что я чувствовал зимний  холод,
а девчонка Эвлуэла  могла совершенно раздетой  парить в
воздухе?
     Шел двенадцатый из двадцати час, и это было  время
для моего Наблюдения. Я подошел к тележке, открыл  фут-
ляры и приготовил инструменты. Некоторые цифры пожелте-
ли и поблекли; стрелки индикаторов потеряли люминесцен-
тное покрытие; пятна морской соли покрывали футляры из-
нутри - память о том времени, когда в Земном океане  на
меня напали пираты.  Истертые и потрескавшиеся  рычажки
и переключатели привычно поворачивались под моими рука-
ми, когда я начал подготовку. Первые молитвы - о свобо-
дном от посторонних мыслей и готовом воспринимать  моз-
ге; затем - о родстве со всеми инструментами; еще одна-
о внимательном наблюдении, поиске врагов человека среди
звездного неба. Таково мое умение, мое ремесло. Я пово-
рачивал пукоятки и нажимал кнопки, выбрасывая из головы
все мысли, готовя себя к превращению в продолжение моих
инструментов.
     Я почти переступил порог и находился в первой Фазе
Наблюдения, когда  глубокий звучный  голос позади  меня
спросил:
     - Ну, Наблюдатель, как дела?




6











          2.


     Я привалился к тележке. Нельзя так резко отвлекать
человека от работы. Это всегда болезненно. На мгновение
в мое сердце впились  когти. Лицо стало горячим;  глаза
ничего не видели, рот наполнился слюной. Я со всей воз-
можной поспешностью предпринял защитные меры, чтобы за-
медлить метаболизм и отключиться от своих инструментов.
Я обернулся, насколько можно скрывая дрожь.
     Гормон, третий член нашей маленькой компании, сто-
ял, весело скалясь, и смотрел на мое недовольство. Я не
мог сердиться на него. Не следует сердиться на  несоюз-
ных, что бы ни произошло.
     Я с усилием произнес сквозь сжатые губы:
     - Твои изыскания увенчались успехом?
     - И большим. Где Эвлуэла?
     Я показал вверх. Гормон кивнул.
     - Ну, что ты обнаружил? - спросил я.
     - Этот город, несомненно, Рам.
     - Никто в этом и не сомневался.
     - Я сомневался. Но теперь у меня есть  подтвержде-
ния.
     - Да?
     - В кошеле. Погляди.
     Он извлек из-под туники свой кошель, поставил  его
на землю рядом со мной, раскрыл широко, чтобы туда мог-
ла пролезть рука. Бормоча что-то себе под нос, он начал
вытаскивать нечто тяжелое  из его нутра,  нечто тяжелое
из белого камня: длинный  мраморный цилиндр, как я  те-
перь видел, длинный и изъеденный временем.
     - Их храма императорского Рама! - восхищенно воск-
ликнул он.
     - Не надо было брать его оттуда.
                                                      7

     - Погоди! - закричал он  и снова сунул руку в  ко-
шель. Он выташил полную пригоршню круглых металлических
пластинок и со звоном высыпал их к моим ногам. -  Моне-
ты! Деньги! Погляди на них, Наблюдатель! Лица царей!
     - Кого?
     - Древних завоевателей. Разве ты не знаешь историю
минувших веков?
     Я с удивлением взглянул на него.
     - Ты всюду говоришь, что  ты не входишь ни в  один
союз, Гормон. А не может  быть так, что ты -  Летописец
и скрываешь это от меня?
     - Погляди на мое лицо, Наблюдатель. Могу ли я при-
надлежать к какому-нибудь союзу? Разве Измененного туда
возьмут?
     - Пожалуй, - сказал я, - оглядывая его  золотистые
волосы, толстую  восковую кожу,  багрово-красные глаза,
щербатый рот. Гормон был вскормлен  гератогенетическими
лекарствами. Это был урод, прекрасный в своем роде,  но
все-таки урод. Измененный,  вне человеческих законов  и
обычаев Третьего Цикла Цивилизации. У Измененных не бы-
ло даже своего союза.
     - Тут  есть кое-что,  - сказал  Гормон. Кошель был
невероятно вместительным; в  его серый морщинистый  зев
мог при необходимости войти целый мир, и в то же  время
он был размером с руку, не больше. Гормон достал оттуда
части механизмов, катушки с записями, угловатые предме-
ты из коричневого металла, которые могли быть старинны-
ми  инструментами,  три  квадратика сверкающего стекла,
пять обрывков бумаги (БУМАГИ!) и еще целую кучу  разных
старинных вещей.
     - Видишь,  - сказал  он. -  Плодотворная прогулка,
Наблюдатель. И  все это  собрано не  просто так. Каждая
вещица  записана,  снабжена  этикеткой: пласт, возраст,
местоположение. Здесь у нас десять тесячелетий Рама.
     - А стоило ли бpать эти вещи? - спросил я с сомне-
нием.
     - Почему  бы и  нет? Кто  их хватится?  Кто в наше
время заботится о прошлом?
     - Летописцы.
     - Для их работы не нужны предметы.
     - Но зачем тебе нужны все эти вещи?
     - Меня интересует прошлое, Наблюдатель. Я  несоюз-
ный, и я увлекаюсь наукой. Что  тут  такого? Разве урод
не может искать знания?
8

     -  Конечно,  конечно.  Ищи,  если хочешь. Заполняй
свое время. Это Рам. На восходе мы отправимся. Я  наде-
юсь найти там работу.
     - У тебя могут быть затруднения.
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама