Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Эфраим Севела Весь текст 352.02 Kb

Продам твою мать

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 31
подвести под гибель ее сына.  Привести  его  убийц  к  родному
крову, где он, раненный, а потому беспомощный, нашел укрытие у
матери. Нашел укрытие там же, где некогда нашел и я. И оттого,
что Анеле взяла меня под свое крыло, приютила, когда мне угро-
жала смерть, когда за мной охотились, как сейчас  гоняются  за
ее сыном, ей предстояло заплатить страшную цену. Выходило так,
что, спасая меня тогда, она рыла яму своему сыну. Она пригрела
его будущего убийцу, открыла  ему  тайник,  в  котором  найдет
последнее убежище ее сын и куда я приведу вооруженных людей, и
они с охотничьей страстью, как медведя в берлоге,  безжалостно
обложат его.
     На  хутор  со  мной  отправили  неполный  взвод:  человек
двадцать солдат, вооруженных автоматами,  гранатами  и  ручным
пулеметом.  Я  от  оружия  отказался.  Почему-то  не  хотелось
предстать перед Анеле вооруженным.
     Мы вышли на рассвете к хутору. Солдат я оставил в лесу  -
они на расстоянии цепью залегли  вокруг  домика  с  соломенной
крышей. Наша Сильва,  уже  постаревшая  и  полуслепая,  так  и
оставшаяся доживать свой век здесь,  почуяла  мое  приближение
лишь тогда, когда я  был  в  нескольких  шагах  от  будки  под
сараем. Она вылезла, сонная, с явным желанием  залаять,  но  я
подал голос, и она, узнав меня, стала  кататься  на  спине  по
росной траве, радостно поскуливая.
     Я уже давно не бывал на хуторе и с волнением  оглядывался
вокруг. Воздух был сырой, пропитан туманом, и вся трава  перед
домом  серебрилась  от  росы.  Соломенная  крыша  еще   больше
потемнела.  На  окне  висела  одна  створка  ставней,   вторая
валялась на земле. Стена сарая  еще  больше  осела  и  грозила
рухнуть, хоть ее попрежнему косо подпирало бревно.  На  острие
крыши темнело гнездо аистов, но самих птиц не было. То ли  они
с утра пораньше улетели на болото  покормиться,  то  ли  своим
птичьим  чутьем  угадали   нависшую   над   хутором   беду   и
заблаговременно  покинули   свое   гнездо,   чтобы   не   быть
свидетелями трагической развязки.
     Пустое гнездо аистов  с  жуткой  ясностью  показало  мне,
какое несчастье я несу в дом Анеле. Мне стало страшно, Я  чуть
было не  повернул  назад.  Но  вспомнил,  что  это  ничего  не
изменит. Хутор оцеплен, а у  вывороченного  пня,  маскирующего
запасной выход из бункера в  лес,  залегли  солдаты.  Антанасу
никак не спастись. И следовательно, мне не отвести беды от его
матери. Минутное малодушие  было  лишь  стоном  моей  совести,
которая  разрывалась  между  стремлением  отомстить  за   свою
сестренку и жалостью к Анеле, кому я наносил  удар  рикошетом,
но такой удар, от которого трудно оправиться.
     Невзирая на рань, старуха уже была на  ногах,  и  мне  не
пришлось стучать - она выглянула на  визг  Сильвы.  В  том  же
сером  платочке,  повязанном  под  подбородком,  и  с   совсем
провалившимся ртом, Анеле никак не ожидала меня. И  потому  не
всунула в рот зубные протезы.  Обычно  я  приезжал  с  вечера.
Утром не было ни поезда, ни автобуса. И поэтому на лице  Анеле
я прочел недоумение и испуг. Она испугалась, что со мной  что-
то приключилось, и я в неурочный  час  явился к ней. Возможно,
снова искать укрытия.
     Я быстро успокоил ее, сказав, что со мной все в  порядке.
Просто соскучился и  вот  на  попутной  машине  прикатил.  Это
растрогало старуху. Глубокие морщины поползли во  все  стороны
от улыбки. Она обняла меня и ткнулась лбом в мою ключицу. Угол
ее головного платка щекотал мою  шею,  и  глаза  мои  внезапно
наполнились слезами.
     Но она этого  не  заметила.  Ее  отвлекло  другое.  Анеле
всегда встречала меня, предварительно  надев  зубные  протезы,
чтобы не огорчать меня из-за напрасно потраченных на эти  зубы
больших денег. Она  никак  не  могла  привыкнуть  к  протезам,
давилась, когда надевала их, поэтому не носила и лишь совала в
рот в исключительных случаях, к моему приезду.
     - Что это я без  зубов?  -  смущенно  прошамкала  она  и,
прикрыв рот рукой, побежала в дом.
     Меня  она  не  позвала  в  дом,  а  оставила   во   дворе
дожидаться. Это было необычно и подтверждало мою догадку,  что
Антанас прячется здесь. По всей видимости, в бункере.
     Анеле вернулась с полным ртом  искусственных  зубов,  еле
захлопнув рот, с трудом сводя вместе непослушные челюсти.
     - Да вынь ты их, сказал я. - Не мучайся.
     Анеле тут же с облегчением вытащила пальцами изо рта  оба
протеза и спрятала их в карман  вязаной  кофты  -  тоже  моего
подарка. Лицо ее сразу уменьшилось вдвое, словно его  сплющили
нажимом  сверху  и  снизу,  и  кончик  носа  лег   на   острый
подбородок, закрыв щелочку запавшего рта.
     - Почему в дом не приглашаешь? - невинно спросил я.
     Анеле, пересиливая тревогу, заулыбалась, закивала:
     - Совсем рехнулась. От радости...  Идем  в  дом,  родной.
Молочка  поставлю.  Картошечки  сварю.  С  укропом...  Как  ты
любишь. Господи, до чего я  бестолковая  стала...  Как  старый
пень.
     В доме явственно пахло лекарствами,  лазаретом.  Антанаса
лечили всеми доступными медицинскими средствами.  И  еще  один
запах уловили мои ноздри. Острый дух отвара сушеных кореньев и
трав, каким некогда Анеле отпаивала меня,  беспамятного.  Этот
запах мне врезался в память на всю жизнь! И теперь она  бегала
за много километров к знахарке и от нее приносила тайком те же
снадобья  своему  сыну.  Значит,  Антанас,  как  я   когда-то,
температурит и мечется в бункере в горячке.
     Собирая на кухне завтрак, старуха вынула из кармана  свои
челюсти и забыла их на краю стола. Она быстро, суетливей,  чем
обычно, затопила печь, начистила картошки,  слазив  за  ней  в
погреб, и поставила горшок к огню. Затем, взяв подойник,  ушла
в  сарай  доить  корову,  оставив  мне,  чтобы   не   томился,
намазанный  маслом  кусок  пахучего  ржаного  хлеба   домашней
выпечки.
     Я хотел было откусить, но не смог. Мой взгляд застрял  на
зубных протезах, забытых Анеле на столе. Эти  протезы,  словно
часть черепа Анеле, уже мертвой и истлевшей, с укором смотрели
на меня, виновника этой смерти.
     По двору протопали  бегущие  люди.  Я  удивился,  что  не
расслышал лая Сильвы - собака никак не  среагировала  на  этот
топот. Распахнулись настежь двери, и в дом вбежали три солдата
с  автоматами  наперевес  и  лейтенант  из  немолодых,  давних
служак, с мятым от  бессонной  ночи,  небритым  лицом.  Быстро
оглядев кухню, освещенную пламенем из темного горла печи,  где
уже шипела вода в горшке с  картошкой,  он  сунул  пистолет  в
карман и подсел ко мне на деревянную лавку у стола.
     - Со старухой - порядок, - устанавливая после бега ровное
дыхание, сказал он. - Сидит в сарае под охраной. А он где?
     Он имел в виду Антанаса.
     Я показал глазами на пол у печи.
     Солдаты по молчаливому знаку лейтенанта сапогами сдвинули
половик из мешковины,  нашарили  железное  кольцо  и,  дернув,
подняли квадрат пола. Из темного отверстия потянуло сыростью и
гнилью.
     Дальше все пошло быстро.
     Мы  спустились   в   погреб,   осветив   его   карманными
фонариками, открыли потайную дверь в туннель, и я, хоронясь от
возможной пули за выступом этой двери, крикнул в гулкую тьму:
     - Антанас! Сдавайся! Сопротивление бессмысленно! Ты  -  в
западне!
     Мой  голос  повторило  слабое  эхо,  словно  я  кричал  в
глубокий колодец. Но ответа не  последовало.  Туннель  зловеще
молчал. И у меня даже закралась мысль, что бункер необитаем  и
Антанас укрывается совсем в другом месте.
     Лейтенант несколько раз выстрелил в глубь туннеля, видимо
надеясь  спровоцировать  ответный  огонь.  Выстрелы  в  тесном
погребе бухнули по барабанным перепонкам, и  у  меня  заложило
уши. Поэтому я не сразу расслышал слова лейтенанта:
     - Молчит, гад. Хочет заманить нас и в  упор  расстрелять,
как цыплят. Не будем рисковать жизнью солдат. Ну его к лешему,
брать живьем. Притащим дохлого - тоже спасибо скажут.
     Он оставил солдат в погребе сторожить выход, а мы  с  ним
выбрались из дому и бегом углубились в лес, где у  оттащенного
в  сторону  трухлявого  пня  залегла  вокруг  открывшейся  ямы
засада.
     К краю ямы никто не подходил  -  оттуда  мог  последовать
выстрел. Я потянул  ноздрями  воздух.  Из  глубины  подземелья
слабо пахло лекарствами.
     - Он там, - сказал я лейтенанту.
     - А где  ему  еще  быть!  -  уверенно  кивнул  лейтенант,
связывая синим проводом две  пузатые  противотанковые  гранаты
армейского зеленого цвета. - Сейчас спровадим на небо.
     - Эй, Антанас! - крикнул  он,  легши  плашмя  на  мшистую
землю  головой  к  отверстию  бункера.   -   Даю   минуту   на
размышление! Или ты выползешь и  останешься  жив,  или...  сам
знаешь.
     Я напрягся, как охотничий  пес,  почуявший  дичь.  Сейчас
свершится возмездие! Сестричка моя, если это верно,  что  душа
не умирает, то ты увидишь смерть твоего убийцы. Ты отомщена!
     Из глубины не последовало ни звука.
     - Хрен с тобой, падла! - сплюнул лейтенант, осторожно  по
мху подтянул тяжелую связку гранат, установил ее у самого края
отверстия,   дернул   чеку   и   столкнул   вниз.   Послышался
многократный стук падающего со  ступени  на  ступень  тяжелого
предмета. Лейтенант вскочил на ноги и побежал  за  деревья.  Я
тоже бросился бежать и видел, как несутся во  все  стороны  от
входа в бункер притаившиеся за деревьями солдаты.
     Потом последовал глухой взрыв.  Земля  под  моими  ногами
дрогнула, и деревья,  толстые  корявые  сосны,  закачались  из
стороны в сторону. Дым  и  копоть  вырвались  из  отверстия  у
замшелого пня, а во дворе хутора по всей длине  туннеля  осела
глубокой траншеей земля.
     Спустя  какое-то  время  солдаты  спустились  в   бункер,
расчищая путь лопатами, и  вытащили  закопченный  труп  с  еще
дымящейся марлевой повязкой на правой ноге.  Волосы  обгорели,
но я узнал рыжего Антанаса по этой повязке  и  по  оскаленному
щербатому рту.
     Солдаты  снова  полезли  в  бункер  и  подняли  еще   два
обугленных трупа. И на них были остатки  марлевых  повязок,  у
одного на руке, у другого - через всю грудь.
     Старуха  Анеле  держала  в  своем  бункере   партизанский
лазарет.
     Трупы, как трофеи, положили в один ряд на траве у  сарая,
и солдаты присели вокруг, закурили, как после тяжелой  работы.
Скоро должны были подъехать автомашины.
     Чуть поодаль я увидел в  траве  распластанную  Сильву.  Я
подошел. Со старой мохнатой морды моего пса на меня уставились
мертвые выпученные,  вылезшие  из  орбит  круглые,  как  шары,
глаза. Ее задушили солдаты, когда подкрались к хутору.
     Из сарая вывели Анеле. Платок был сбит с головы на спину,
и во все стороны торчали седые космы волос. Пустой сжатый  рот
пучился и  западал.  Два  солдата  держали  ее  за  руки.  Она
каким-то отсутствующим взглядом оглядела дом, осевшую во дворе
землю, задержалась на выложенных в ряд трех трупах, от которых
тянуло  дымком  и  неприятным  запахом  горелого  мяса,  затем
уставилась на меня. Я  стоял  рядом  с  лейтенантом  и  нервно
курил.
     Старуха сделала шаг ко мне. Еще один. Солдаты,  державшие
ее, последовали за ней. Проваленный рот задвигался из  стороны
в сторону, и я понял, что она набирает как можно больше слюны,
чтобы плюнуть мне в лицо. Но, видно, у нее пересохло во рту, и
тогда она вдруг распахнула его, открыв пустые  десны  с  двумя
длинными зубами, безумно округлила  глаза,  став  окончательно
похожей на ведьму, не закричала, а завыла волчьим лесным воем.
     Мороз прошел по моей спине.
     - Убери ее! - нервно крикнул лейтенант.
     Солдаты потащили ее  со  двора.  Она  не  упиралась,  как
переломленная повисла на их руках и продолжала выть низким,  с
подвизгом голосом.
     Из дома выбежал солдат, держа на ладони вставные  челюсти
Анеле, и протянул лейтенанту.
     - Выбрось к чертовой матери! - рявкнул он.
     Солдат швырнул челюсти туда, где лежали темными свертками
трупы, и они исчезли в траве.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама