Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Эллис Питерс Весь текст 390.05 Kb

Исповедь монаха

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 34
Сейчас же требовалось все силы бросить на то, чтобы вернуть его
избранницу в целости и невредимости.
     -- И то верно, -- приободрился Сенред.  --  Скорей  всего,
так  и  есть. Ежели она доберется до Элфорда, с ней все будет в
порядке. Но мы все  равно  пошлем  людей  вдогонку,  не  станем
полагаться на случай!
     --  Я  сам поеду этой дорогой! -- загорелся Росселин и уже
рванулся было к двери, но Перронет  осадил  его,  резко  дернув
сзади за рукав.
     --   Ну   уж   нет!   Чего  доброго  вы  с  ней  ненароком
повстречаетесь и ищи-свищи тогда обоих! Нет у меня веры к тебе.
Пусть уж Сенред сам едет  искать  свою  сестру,  а  я  согласен
дождаться,  когда она появится здесь и скажет нам, как на духу,
что она думает и чувствует. А уж когда  все  вернется  на  свои
места,  будь  добр,  малец,  смирись  со  своей  судьбой  и  не
распускай больше язык.
     Росселин терпеть не мог, когда кто-то хватал его за  руки,
но еще труднее было ему снести "мальца" от мужчины, которому он
не  уступал  ни  ростом,  ни достатком, а только годами, да еще
спокойной, взрослой  уверенностью.  Он  гневно  вырвал  руку  и
отступил на несколько шагов, исподлобья глядя на Перронета.
     --  Если  Элисенду найдут целой и невредимой и позволят ей
чистосердечно высказать все, что она сама думает и чувствует --
она сама, сэр, а не вы, не мой отец, не кто угодно еще, будь то
хоть наш сюзерен, хоть священник, хоть король, -- тогда я  тоже
согласен ждать здесь. Но перво-наперво, -- и тут он обернулся к
отцу  и с вызовом и в то же время умоляюще добавил: -- разыщите
ее, дайте мне увидеть ее живой и здоровой и  убедиться,  что  с
ней не обошлись жестоко. Остальное сейчас значения не имеет!
     --  Я  сам поеду! -- сказал Сенред, вновь обретя привычную
властность, и стремительным шагом  вернулся  в  солар,  где  он
оставил свой плащ.
     Но  судьбе  было угодно распорядиться так, что больше в ту
ночь из Вайверса никто  не  уезжал.  Сенред  едва  успел  снова
натянуть  сапоги,  а  его  грумы  еще снимали в конюшне седла с
крючьев, как вдруг послышался отчетливый шум, -- громкий  окрик
и  ответный  возглас у ворот, позвякивание упряжи и гулкий стук
копыт по мерзлой земле,  --  и  во  двор  въехало  с  полдюжины
всадников.
     Все,  кто был в доме, хлынули к дверям посмотреть, кто это
пожаловал к ним в такой неурочный  час.  Эдред,  управляющий  и
двое его спутников отправились пешком и вернуться, по-видимому,
должны  были  также,  а  тут,  судя  по  звукам,  прибыла целая
кавалькада. На  улицу  потянулись  факелы,  за  ними  Сенред  и
Росселин,  по пятам за которым неотступно следовал Перронет, да
еще кое-кто из слуг.
     На ветру мерцающие факелы  то  разгорались,  то  затухали,
выхватывая  из темноты сильную фигуру Одемара де Клари: он слез
с седла и швырнул поводья подскочившему груму. Здесь же были  и
Эдред, и двое сопровождавших его конюхов -- всем троим де Клари
распорядился  дать лошадей, и наконец еще три всадника из свиты
Одемара.  Сенред  стал  быстро  спускаться  с  крыльца,   чтобы
приветствовать вновь прибывших.
     --  Милорд,  --  сказал  он,  обращаясь  по  всем правилам
этикета к своему давнишнему приятелю и сюзерену. -- Я никак  не
предполагал  увидеть вас нынешней ночью, но ваш приезд пришелся
как нельзя кстати, и я душевно рад оказать вам  гостеприимство.
Бог  знает,  сколько  хлопот  мы  вам  доставили,  но Эдред уже
известил вас; тут произошло убийство.  Трудно  поверить,  чтобы
кто-то  решился  на  такое преступление в подвластном вам крае,
но, увы! -- это случилось.
     -- Слышал, слышал, --  подтвердил  Одемар.  --  Пройдем  в
солар.  Я  хочу, чтобы ты рассказал мне все от начала до конца.
Как бы там ни было, надо дожидаться утра. --  При  этих  словах
взгляд  его  упал  на  отлучившегося  без его ведома Росселина,
который в эту минуту входил в холл. Он тотчас заметил, что  тот
небывало  хмур  и замкнут, и снисходительно обронил: -- А, и ты
тут? Так я и думал.
     Было  совершенно  ясно,  что  Одемару  известна   истинная
причина,  вынудившая  Росселина покинуть родимый дом, и то, что
он скорее сочувствует пареньку, хотя и не намерен потакать  его
безрассудству.  Он  крепко  хлопнул  юношу  по плечу, когда тот
поравнялся с ним, и повлек его за собой в  солар.  Но  Росселин
заартачился и порывисто схватил своего господина за рукав.
     --  Милорд,  вы  еще  не все знаете! Сэр, -- взмолился он,
призывая на помощь отца, -- расскажите же милорду скорей, прошу
вас! Ведь если она и впрямь поехала в Элфорд, то  куда  же  она
запропастилась?..  Милорд,  Элисенда  исчезла,  сбежала  ночью,
совсем одна, и отец считает, что она, должно быть,  направилась
в  Элфорд -- ко мне! Но я сам прискакал сюда короткой дорогой и
ее не встретил. Она добралась до вас? Это так? С ней ничего  не
случилось?  Умоляю,  рассейте мою тревогу, она приехала длинной
дорогой? Она в Элфорде? В безопасности?
     --  Ее  там  нет!  --  впервые  услышав  об   этом   новом
осложнении,  Одемар  перевел  взгляд с сына на отца и обратно и
сразу понял, какие терзания они оба сейчас  испытывали.  --  Мы
только  что  проехали длинной дорогой и не встретили на пути ни
одной женщины. Выходит, какую бы из двух дорог она ни  выбрала,
не  ты,  так  мы, кто-то обязательно повстречал бы ее. А теперь
пошли,  --  сказал  он,  положив  руку  на  плечо  Сенреду.  --
Давайте-ка   сядем,   только   мы  трое,  и  спокойно  во  всем
разберемся, чтобы к  рассвету  у  нас  была  какая-то  ясность.
Мадам,  вам  лучше  пойти  отдохнуть,  до  утра уж точно делать
нечего,  а  с  этой  минуты  я  беру  всю  ответственность   за
происходящее  на  себя.  Вам  вовсе  незачем нас караулить ночь
напролет.
     Ни у кого не могло быть сомнений в  том,  кто  тут  теперь
распоряжается.  Получив распоряжение удалиться, Эмма благодарно
сложила руки, ласковым взглядом попрощалась с мужем и  сыном  и
пошла  прилечь и попытаться немного передохнуть до рассвета. На
пороге солара Одемар еще раз окинул взглядом всех,  кто  был  в
холле,  --  дружелюбно,  но  в  то  же  время властно, -- и дал
понять, что больше ни в ком не нуждается. Его глаза задержались
на двух бенедиктинцах, незаметно притулившихся сбоку, и,  узнав
их,  он слегка кивнул в знак уважения к их монашескому званию и
даже улыбнулся.
     -- Доброй ночи, святые братья, -- сказал Одемар и  скрылся
за  дверью  солара,  плотно  притворив  ее  за  собой. Теперь к
растревоженным обитателям Вайверса и их гостю --  не  желавшему
сдаваться  без  боя  жениху  --  добавился еще и главный хозяин
здешнего графства.

     Глава десятая

     -- Он  прав,  --  сказал  брат  Хэлвин,  лежа  без  сна  в
предрассветном   сумраке   и   вновь   обретя  дар  речи  после
длительного молчания,  в  которое  он  погрузился  перед  лицом
чужого  горя.  --  "Доброй ночи, святые братья -- и счастливого
пути!" Свадьба отменяется.  Да  и  впрямь,  какая  свадьба  без
невесты?  Даже  объявись  она  вдруг, теперь этот брак не может
быть заключен, как если бы ничего не случилось.  Все  отравлено
ядом  сомнения.  Когда  я согласился взять на себя тяжкое бремя
священника -- тяжкое в любых обстоятельствах! -- дабы совершить
обряд, у меня не было причин усомниться в том, что  я  действую
во  благо,  пусть  даже  это  благо оплачено печалью. Но теперь
причин для сомнений более чем достаточно.
     --  Сдается  мне,   --   заметил   Кадфаэль,   внимательно
прислушивавшийся   к   негромкому  голосу  рассуждающего  вслух
товарища, который словно наощупь пробирался к верному  решению,
--  ты не слишком огорчен, что случай освободил тебя от данного
обещания.
     -- Нет, совсем  не  огорчен.  Но  Господь  свидетель,  как
огорчает  меня  гибель  бедной  женщины  и  то,  что этим детям
суждено страдать без надежды найти исцеление.  Но  я  в  ответе
перед  Всевышним  и  не  могу  соединить эту девушку священными
узами  брака  ни  с  одним  мужчиной,  если  прежде  не  обрету
уверенность  в  правоте  такого  шага -- уверенность, которую я
утратил. Только к лучшему, что она так внезапно исчезла и, молю
Бога, нашла себе безопасное пристанище. А нам, -- заключил брат
Хэлвин, -- остается идти дальше своей дорогой. Наше  пребывание
здесь  более не требуется. Де Клари достаточно ясно дал нам это
понять. Да и Сенред вздохнет с облегчением.
     -- Ты, к тому же, еще не до конца исполнил  свой  обет,  а
коли  причин  для  задержки не стало, пора трогаться в путь! --
сказал Кадфаэль, обуреваемый противоречивыми чувствами: с одной
стороны, он был рад сбросить с души гнет чужих забот, с другой,
испытывал странную неудовлетворенность.
     -- Я и так задержался  дольше,  чем  следовало.  Пора  мне
посмотреть   правде   в  глаза,  --  сказал  Хэлвин  с  суровой
беспощадностью к себе самому, -- и признать, как  ничтожны  мои
горести  и какую ответственность налагает на меня тот путь, что
я избрал. Я сделал этот выбор в отчаянной жажде найти  спасение
для  себя, но теперь я знаю: до конца своих дней, сколько бы их
ни было отпущено судьбой, я буду жить добродетельной жизнью,  и
теперь у меня есть для этого куда более достойная цель!
     "Что  ж,  --  отметил  про  себя  Кадфаэль, -- путешествие
прошло для него не даром. Впервые с тех  пор,  как  он  покинул
мир,  снедаемый  сознанием  собственной вины и чувством горькой
утраты, он отважился вновь в этот мир вступить,  и  увидел  там
столько  боли,  что его собственная боль потонула и затерялась,
как капля в  море.  Все  эти  годы,  пока  он,  не  щадя  себя,
скрупулезно  исполнял  все,  что  приписывал  священный  долг и
Устав, его душа корчилась в муках одиночества. Только сейчас он
обрел свое истинное призвание. Кто знает, может  теперь,  когда
ему  открылся  божественный  свет,  вдруг  окажется, что Хэлвин
принадлежит к породе людей, из  которых  получаются  святые..."
Насчет  себя  Кадфаэль  не заблуждался -- он знал, что до таких
высот ему никогда не подняться.
     Вот и сейчас, в глубине души он  чувствовал,  что  ему  не
хочется  уезжать  из  Вайверса,  так  и  не  узнав, чем тут все
закончится. Хэлвин сказал чистую  правду:  невеста  исчезла,  о
свадьбе  не  может  быть  и  речи, никаких причин задерживаться
здесь долее у них нет, да и Сенреду они теперь без  надобности.
Он  и  впрямь, проводив их, вздохнет с облегчением. Но Кадфаэль
не  испытывал  облегчения,  оставляя  за   спиной   нераскрытое
убийство,  поруганную  справедливость,  злодейство,  за которое
никто не понес наказания.
     Конечно, и то  правда,  что  Одемар  де  Клари  --  хозяин
здешних  мест,  и  силы  и  решимости ему не занимать; и на его
земле только ему принадлежит право наказывать виновных в  столь
тяжком  преступлении.  И  что  такого мог сказать ему Кадфаэль,
чего Сенред уже не сказал?
     Да и что, в конце концов, Кадфаэль в  сущности  знал?  Что
Эдгита  отсутствовала  где-то  несколько  часов,  прежде чем ее
настигла смерть -- ведь она упала на землю,  уже  припорошенную
снегом. Что злодей подстерег ее уже на обратном пути в Вайверс.
Что  времени  дойти до Элфорда у нее было предостаточно. Что ее
не ограбили. Душегуб  просто-напросто  зарезал  ее  и  скрылся.
Разбойники  с  большой  дороги  орудуют иначе. Значит у кого-то
была совсем другая причина лишить ее жизни. И  если  не  затем,
чтобы не дать предупредить Росселина (тогда ее убили бы на пути
в  Элфорд),  то только затем, чтобы заткнуть ей рот прежде, чем
она доберется до  Вайверса.  Но  что  еще  связывает  Элфорд  и
Вайверс,  как  не юный Росселин -- его принудительная ссылка из
родного дома на службу к Одемару? Какая другая тайна, из страха
перед которой можно решиться на убийство?
     Но факт есть факт: Эдгита не была у Росселина, не говорила
с ним, не наведывалась она и к Одемару -- ни к нему самому,  ни
к  кому-либо еще из обитателей его дома. Получается, если она и
была в Элфорде, ее никто там не видел. Как возможно такое?  Ну,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 34
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама