Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А. и С. Абрамов Весь текст 211.9 Kb

Время против времени

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
	
	
	Глава V ПРОГРЕСС ИЛИ РЕГРЕСС?
	
	Я лежу на широком сафьяновом диване и думаю, думаю, думаю...
	Я по-прежнему в том же доме, куда мы приехали пятьдесят лет назад по здешнему времени. Тогда шел десятый год первого века, ныне шестидесятый. Дом, как и прежде, стоит на холме, только ведут к нему не ступени из плоских, вдавленных в землю валунов, а широкая лестница из тесаного камня. И забора из высоких нетесаных бревен с узкими бойницами уже нет, его заменил строгий чугунный рисунок ограды. Да и лес кругом далеко вырублен, уступив место уже пожелтевшим массивам пшеницы. Стил прежде всего показал нам их, прокатив по проселку в открытой двухколесной "американке", запряженной парой породистых рысаков. Видели мы и птицеферму, и скотный двор, которому позавидовал бы любой российский помещик, вместительные амбары для зерна, огороды и молочное хозяйство с маслобойками и сыроварней, и даже что-то вроде ангара для сельскохозяйственных  машин - довольно  примитивных, правда, однолошадных плугов, сеялок и косилок. Часть из них работала в поле, часть "отдыхала". "Недостаток рабочих рук",- пояснил Стил.
	Что изменило его, превратило из двадцатилетнего романтически настроенного парня, почти дикого, как индеец времен колонизации американского континента, в крупного хозяина, знавшего цену каждому истраченному и заработанному франку? Я застал его после поездки по имению над бухгалтерскими книгами, которые он проверял в присутствии своего ровесника-управляющего. Но как различно выглядели они в этой беседе: один жесткий и властный, другой покорный и робкий, шепотком объясняющий какие-то тайны дебета и кредита.
	Потом, когда он закончил дела с управляющим, у нас произошел разговор, который развернул передо мной судьбу сенатора, словно документальную киноленту.
	- А все-таки потянуло к политике?-спросил я его не без умысла.
	- Потянуло.-согласился  Стил,-сказалась, должно быть, отцовская кровь. Да и здешние фермеры, когда новые земли разбили на кантоны, меня сначала кантональным судьей выбрали, а потом все как один - кандидатом в сенат. Так и прошел без соперников. И переизбирали каждый срок, даже когда большинство в сенате переходило к "джентльменам".
	- Точнее, к правым?
	- Пожалуй.
	- Значит, вы левые?
	- Мы - центр. Левые не сформировали собственной партии. Пока они наше левое крыло, обязанное подчиняться решению большинства, хотя по многим вопросам оно и не согласно с нашей политикой.
	- По каким же вопросам?
	Стил замялся.
	- Мне трудно сказать без протоколов заседаний сената. Назову главные. Они, например, за снижение пенсионного возраста и за увеличение пенсий, а мы этого не можем - не позволяет бюджет. Они - за национализацию железных дорог, нефтяных и газовых разработок, ну а мы, естественно, не хотим ограничивать инициативу хозяев. Интересам государства она не угрожает.
	- А интересам народа?
	- Я уже говорил, что государство-это народ и его хозяйство,-упрямо повторил Стил.
	Я решил не продолжать спора. Еще не время. И спросил примирительно.
	- А ваши консерваторы-"джентльмены", вероятно, не возражали бы против Мердока?
	- Возможно. Но мы сдержим и Мердока и Донована. - Кто это Донован?
	- Глава левых. Они еще называют себя марксистами. До сих пор не могу понять это слово. У них даже язык какой-то чудной. Классовая борьба, производительные силы. производственные отношения, прибавочная стоимость.
	Я не возражал сенатору, только спрашивал.
	- А какова роль президента?
	- Глава победившей на выборах партии становится одновременно и главой государства. За истекшие полстолетия на этом посту были многие, в том числе Фляш и мой отец. А Донован - прямой отпрыск Фляша.
	Я невольно вспоминаю Фляша, подпольщика. Именно ему и досталась та пачка книг, которую я положил на грань двух миров - галактического, откуда мы вернулись на Землю, и нашего, земного, где мы только что очутились. Ведь среди этих книг был и краткий философский словарь, и однотомная энциклопедия, и учебник политической экономии для советских вузов. О них было достаточно материала, чтобы уяснить себе сущность капитализма и социализма, их экономики и политики. Может быть, марксизм "доновановцев" и грешит вполне понятными ошибками, но не знать о нем они не могут. Однако подробно расспрашивать Стила о левом крыле популистов я не стал. Его могло насторожить мое любопытство.
	- Почему популисты почти всегда побеждают на выборах? Мелких хозяев больше, чем крупных?-Так прозвучал мой новый вопрос к сенатору.
	Он ответил не сразу, чуть-чуть подумал и отрицательно покачал головой.
	- Не потому. Конечно, за нас голосуют батраки и мастеровые -  их ведь много, хотя заводчики в своем районе вкупе с цеховыми старостами умеют протащить своего депутата. Но любой фермер-хозяин, независимо от того, сколько у него земли и скота, всегда за нас. Мы страна аграрная - аграрии и у власти.
	- Значит, законы, выгодные промышленникам, проваливаете?
	- Невыгодные для нас - да!
	- Например?
	- Ну если, скажем, требуются государственные кредиты на постройку нового завода или железной дороги. И если при этом они не так уж нужны фермерам и промысловикам. Вот и проваливаем - у нас даже без левых две трети в сенате.
	- Так вы же тормозите прогресс. Я видел ваши сельскохозяйственные машины. На Земле это древность. На лошадях у нас сто лет назад пахали и боронили.
	- Самоходные машины есть и у нас. Только производить их невыгодно. Чего-чего, а лошадей здесь хватает.
	- И на улицах газовые фонари, как пятьдесят лет назад?
	- В центре Города провели электричество, а на окраинах - газ. Кому нужен такой прогресс, если он втрое дороже. Может, и впятеро. Построили, что необходимо, а на ветер фермер деньги бросать не будет. Понадобился телеграф - провели, ну а телефон, хотя и придумали, не прошел. Дорого! Кто может поставить себе телефон? Завсегдатаи Клуба состоятельных - да. А счетоводы и лавочники обойдутся посыльными. Фермеру же о телефоне даже не заикнешься. Шерифы и судьи посылают верховых, а простой ранчмен и слова такого - телефон - не знает.
	Спорить с сенатором о прогрессе явно не стоило. Стил олицетворял аграрную суть Города-государства. Серебро и медь он использует, будет лить чугун и плавить сталь, пошлет в угольные шахты забойщиков и железную дорогу построит, если она ему понадобится для доставки товаров на рынок, а вот денег на сомнительные научные эксперименты не даст. Да и не только научные. Надо строить сначала дороги, а не автозаводы: лошадь и по проселку пройдет, а машина завязнет, особенно зимой или осенью, в дождевую хлябь. Если и не сказал этого Стил, то, наверно, подумал. А я больше и не спрашивал.
	...Я вижу, как тихо-тихо приоткрывается дверь, и уже знаю, что это входит Мартин. Такой большой и тяжелый, а ходит легко и бесшумно, как вождь из племени Сиу - был, наверно, такой индейский предок где-то в глубине безупречной американской биографии Мартина.
	Он входит, держа в каждой руке по груше, золотистой и крупной, как наши сухумские "дюшес". Одну из них он тут же швыряет мне. Я еле-еле успеваю схватить ее, иначе она бы шмякнулась в стену и растеклась по синему шелку обивки.
	- Ошибись ты чуток,- говорю я,- и пришлось бы сенатору стену перебивать.
	- У Минни точь-в-точь такое же платье,-смеется Мартин,-  вот и дала бы его на заплату.
	- Не переходи границ. Дон, Не крути голову девочке.
	-А я и не кручу,-искусно разыгрывает удивление Мартин,- мы просто болтаем. Я мелю всякий вздор, а ей весело. Славная девушка.
	Я понимаю Мартина: мимо такой девушки трудно пройти равнодушно.
	- Ну, а если мы навсегда здесь останемся?-пристально гладя на меня, спрашивает Мартин.
	Я молча пожимаю плечами. В каждом из нас живет внутренняя тревога и вместе с ней твердое убеждение в том, что все кончится так же, как и в прошлый раз: вернулись, да еще так, что на Земле и отсутствия нашего не заметили.
	- Не убежден. А вот красотка Минни останется здесь. Чуда не будет.
	- Кто знает?
	- Мы знаем. За кого бы ты выдал ее на Земле? За француженку или американку? Без визы, без паспорта, без свидетельства о рождении. Как бы рекомендовал ее у себя в посольстве?
	Нам обоим смешно.
	- Ладно,-говорит Мартин,-принял к сведению. Нечто я уже принял к сведению десять минут назад.
	- Что именно?
	- Твое назначение.
	- Ты о чем?
	- Все о том же, о чем только что спрашивал меня сенатор Стил. Встретив нас с Минни, он отослал ев домой, взял меня под руку и этаким беспокойным шепотком спросил: "Как вы думаете, мистер Мартин, не откажется ли месье Ано, если я предложу ему пост советника моей канцелярии? Сейчас у меня нет никого, кто бы лучше него подходил для этого
	- Почему же он не спросил об этом меня?
	- Он боится, что ты откажешься. Говорит, что ты задал ему много дельных и разносторонних вопросов.
	- Сообразительный старик,- усмехнулся я.- Пусть предложит - не откажусь.
	А родившуюся сейчас в связи с этим идею я тут же выкладываю Мартину.
	-Ты будешь работать у Медока.
	Мартин не отвечает, только недоуменно таращит глаза.
	- Найди в мусорной корзине газету, которую я взял у Стила, и посмотри ее по-внимательнее. Тогда поговорим. Мартин так и делает. Не отрываясь от чтения, восклицает:
	- Смрадная газетенка.
	- Тем лучше.
	- Ничего не понимаю. Почему я должен нырять в эту политическую нору? Что скажет Стил?
	- Сенатора убедим в полезности акции.
	- Но я же не стану писать политических пасквилей. - И не пиши. Ты будешь работать в отделе уголовной хроники. Именно в нору ты и нырнешь. На "дно" Города. Необъятный рынок нужной нам информации. Все подпольные связи Мердока. Все замыслы его банды. Думаешь, он ограничивается открытой политической борьбой? У него и другие средства: от закулисной парламентской игры до откровенно бандитских налетов. Один из таких налетов мы уже видели. Все это готовится понемногу именно в придонной грязи. Вот там и будет своим человеком репортер уголовной хроники Дональд Мартин.
	Кажется, я убедил Мартина. Он больше не удивляется и не кипит. Он затих. Только, перелистав еще раз все восемь газетных страниц, говорит с грустью:
	- Помойка и есть помойка.
	- О твоем устройстве я сам позабочусь,- размышляю я.- Оно окупится для Мердока моей близостью к Стилу. Советник сенатора - не так плохо звучит. Мердок это сразу раскусит. Меня лично беспокоит другое. Как мы будем поддерживать связь, находясь в различных политических лагерях?
	- Придумаем что-нибудь.
	-Явки найдутся, об этом сам Мердок позаботится. Ему же потребуется где-то и что-то передать мне. Пусть и думает. А вот нам с тобой, кроме явок, нужны связные. Хорошо бы найти двух честных и верных парней, которые не обманут и не продадут.
	И тут я вспомнил студентов из Сильвервилля. Пит и Луи! Пожалуй, единственные, на кого мы могли бы рассчитывать.
	
	
	Глава VI В "БЕРЛОГЕ" МЕРДОКА
	
	Мы ехали верхом в Вудвилль - речной порт в центре рыбных промыслов "Веррье и сыновья". Нам предлагали сенаторскую карету, но мы отказались: верхом удобнее и легче - не нужно трястись по ухабам на непроезжей лесной дороге. А из Вудвилля в Город мы уже поедем по железной дороге.
	Сенатор выехал на несколько дней раньше. Документы он нам выдал, скрепив их своей подписью и личной сенаторской печатью. Я именовался советником канцелярии Стила, а Мартин - прикомандированным ко мне сотрудником для поручений. Перебросить Мартина в газету Мердока я еще сумею, пока же полученные документы дают нам право на существование в Городе.
	Днем мы ехали без приключений, никого не встретив: ни пешего, ни конного, ни кареты. К вечеру, когда стемнело - а темнеет здесь после шести даже летом,- развели костер на придорожной полянке,
	- Ни на Стила, ни на Мердока я работать не буду,- говорю я.- Один либерал, другой авантюрист. Мне нужны настоящие люди, вроде Стила-отца или Фляша.
	- А они есть?-спрашивает Мартин.
	- Предполагаю.
	
	- Я не коммунист, Юри, и помогать им не собираюсь. - Мы призваны сюда не помогать -  так я по крайней мере думаю, -а посмотреть, как развивается здешнее общество. А что думает об этом народ, лучше узнать у Донована. Полагаю, он судит вернее других.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама