Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детская литература - Астрид Лингрен Весь текст 403.36 Kb

Пиппи Длинныйчулок 1-3

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 35
нижняя рубашка, которую она жутко обожала. Но самое ужасное,  что  Малин
тоже обожала эту рубашку. И каждое утро бабушка и Малин ругались, кто из
них ее наденет. Под конец они сговорились, что  будут  носить  ее  через
день, по очереди, ну, чтобы по справедливости! Но подумайте только,  ка-
кой ведьмой могла быть Малин! Иногда она, бывало, прибежит,  даже  когда
был бабушкин черед надевать рубашку, и скажет: "Не видать вам брюквенное
пюре на сладкое, если не дадите мне надеть розовую нижнюю рубашку".  Хи!
И как вы думаете, что оставалось бабушке? Ведь брюквенное пюре  было  ее
любимым блюдом. И ей приходилось отдавать Малин рубашку. А потом, стоило
Малин отхватить рубашку, как она сразу становилась  как  шелковая,  доб-
ренькая-предобренькая. Она тут же выходила на кухню и принималась  взби-
вать брюквенное пюре, да так усердно, что только брызги по стенам  лете-
ли.
   На мгновение в комнате наступила тишина. Но затем фру  Александерссон
сказала:
   - Я не до конца уверена в этом, но сильно подозреваю, что моя  Хильда
нечиста на руку. Я точно заметила, что некоторые вещи пропадают.
   - Малин... - снова завела Пиппи, но  тут  фру  Сеттергрен  решительно
сказала:
   - Дети, немедленно поднимайтесь в детскую.
   - Да, но я только расскажу, что Малин тоже воровала, - сказала Пиппи.
- Как сорока! Открыто и бессовестно. Бывало, она встанет  среди  ночи  и
немножко поворует, иначе, говорила она, ей спокойно не заснуть.  А  один
раз она стибрила бабушкино пианино и засунула его в верхний ящик  своего
бюро. Она была очень ловка, и бабушка всегда восхищалась ею.
   Но тут Томми с Анникой взяли Пиппи под руки и потащили вверх по лест-
нице. Дамы пили уже по третьей чашке кофе, а фру Сеттергрен сказала:
   - Я вовсе не собираюсь жаловаться на мою Эллу, но  фарфор  она  бьет,
это точно.
   На верхней ступеньке лестницы снова показалась рыжая головка.
   - Кстати о Малин, - сказала Пиппи, - может, вам интересно,  била  она
фарфор или нет? Так вот, можно утверждать: била. Она выбрала себе специ-
альный день на неделе, чтобы бить фарфор. Бабушка рассказывала, что  это
бывало по вторникам. И вот уже около пяти утра во вторник  слышно  было,
как эта крутая девица бьет на кухне фарфор. Начинала она с кофейных  ча-
шечек и стаканов и других более мелких  предметов,  а  затем  уничтожала
глубокие тарелки, потом мелкие, а под конец - блюда для жаркого и  супо-
вые миски. И до самого обеда, рассказывала бабушка, в кухне  такой  звон
стоял, что просто сердце радовалось. А если у Малин  находилось  немного
свободного времени и после обеда, то она шла в гостиную с крохотным  мо-
лоточком и кокала им античные восточноиндийские тарелки, развешанные  по
стенам. А по средам бабушка покупала новый фарфор, - сказала Пиппи и ис-
чезла с верхней ступеньки лестницы, как попрыгунчик в коробке.
   Но тут терпение у фру Сеттергрен лопнуло. Она взбежала  по  лестнице,
потом вошла в детскую и направилась прямо к Пиппи, которая только-только
начала учить Томми стоять на голове.
   - Ты никогда больше не придешь сюда, - заявила фру Сеттергрен, - если
будешь так плохо вести себя.
   Пиппи удивленно посмотрела на нее, и глаза  ее  медленно  наполнились
слезами.
   - Так я и думала, что не умею вести себя! - сказала она. - Не  стоило
и пытаться, мне все равно никогда этому не научиться! Лучше бы  мне  ос-
таться на море!
   С этими словами она сделала книксен  фру  Сеттергрен,  попрощалась  с
Томми и Анникой и стала медленно спускаться по лестнице.
   Но и дамам тоже пора было идти домой. Пиппи уселась на ящик для галош
в прихожей и стала смотреть, как дамы надевают шляпы и плащи.
   - Как обидно, что вам не по душе ваши служанки, - сказала она. -  Вам
бы такую, как Малин. "Другой такой мировой девицы на свете нет", - всег-
да говорила бабушка. Подумать только, однажды на Рождество, когда  Малин
надо было накрыть стол и поставить туда целиком  зажаренного  поросенка,
знаете, что она сделала? Она прочитала в поваренной книге, что уши  рож-
дественского поросенка надо украсить цветами из гофрированной  бумаги  и
сунуть ему в рот яблоко. А бедняжка Малин не поняла, что  это  поросенку
надо сунуть в уши бумажные цветы, а в рот яблоко. Видели бы вы ее, когда
она вошла в комнату рождественским вечером, вырядившись в  нарядный  пе-
редник и с огромным надгробным камнем во рту. Бабушка сказала ей: "Ну  и
скотина же ты. Малин!" А Малин ведь ни слова не могла вымолвить  в  свою
защиту, а только размахивала ушами, так что гофрированная  бумага  в  ее
ушах мелко тряслась. Верно, она пыталась что-то сказать, но памятник ме-
шал, и получалось только "блюбб-блюбб-блюбб". Да и кусать за ноги людей,
как она привыкла, она тоже не могла из-за надгробного камня, а как  наз-
ло, именно в тот самый день понаехало столько гостей! Да, невеселый  вы-
дался рождественский вечер для бедняжки Малин, - горестно закончила Пип-
пи свой рассказ.
   Дамы были уже одеты и попрощались с фру Сеттергрен. А Пиппи, подбежав
к ней, прошептала:
   - Извини, что я не сумела хорошо себя вести! Покедова!
   Затем, нахлобучив на голову свою огромную шляпу, она  последовала  за
дамами. Но за калиткой их пути разошлись.  Пиппи  отправилась  на  Виллу
Вверхтормашками, а дамы в другую сторону.
   Пройдя немного, они услышали пыхтенье за спиной. То была Пиппи, кото-
рая, догоняя их, мчалась изо всех сил.
   - Представляете, как бабушка горевала, когда потеряла Малин? Подумать
только, однажды утром, во вторник, когда  Малин  едва  успела  раскокать
чуть больше дюжины чайных чашек, она сбежала из бабушкиного дома и  ушла
в море. Так что бабушке пришлось в тот день самой бить  фарфор.  А  она,
бедняжка, к этому не привыкла, и у нее появились даже волдыри на  руках.
Малин она так больше никогда и не видала. "А жаль, - говорила бабушка. -
Такая экстра-классно-люксовая девица! "
   С этими словами Пиппи ушла, да и дамы поспешили скорее удалиться.  Но
только они успели пройти несколько сотен метров, как  услыхали  издалека
голос Пиппи, кричавшей во всю силу своих легких:
   - Она никогда не подметала под кроватями! Да, она. Малин!
 
   ПИППИ СПАСАЕТ ДЕТЕЙ
 
   Однажды в воскресенье, после обеда, Пиппи сидела в раздумье:  чем  бы
ей заняться? Томми и Анника вместе со своими папой и мамой были  пригла-
шены в гости на чашку чая, и дожидаться их было нечего.
   Целый день Пиппи занималась приятными делами. Встала она рано и пода-
ла господину Нильссону сок и булочки прямо в кроватку. Он казался  таким
миленьким, когда сидел там в своей светлоголубой ночной рубашечке и дер-
жал стакан обеими руками. Затем Пиппи задала корм лошади,  почистила  ее
скребницей и рассказала ей длиннуюпредлинную историю  своих  приключений
на морях-океанах. Затем она пошла в гостиную и набросала большую картину
прямо на обоях. Там была изображена толстая дама в алом платье и  черной
шляпе. В одной руке она держала желтый цветок, а в другой - дохлую  кры-
су. Пиппи думала, что это очень красивый рисунок. Он украшал всю  комна-
ту. Затем она села у бюро с откидной крышкой и стала рассматривать  свои
коллекции птичьих яиц и раковин, а потом начала вспоминать все те удиви-
тельные места, где она и ее папа собирали их, и все те маленькие  уютные
лавчонки, разбросанные по всему миру, где они покупали все эти  красивые
редкости, хранившиеся теперь в ящиках ее бюро. Затем она попыталась нау-
чить господина Нильссона танцевать шоттис, но он не желал учиться. В ка-
кой-то момент она подумала было, не попытаться ли  научить  лошадь,  но,
как бы там ни было, она вместо этого влезла в дровяной ларь и закрыла за
собой крышку. Она играла, воображая, будто она сардина в банке с  сарди-
нами. Однако игру омрачало одно печальное обстоятельство: с ней не  было
Томми и Анники, а ведь они тоже могли бы быть сардинами.
   Но тут начало темнеть. Она прижала свой маленький носик  картошкой  к
оконному стеклу и стала всматриваться в осенние сумерки. Ей пришла в го-
лову мысль, что она несколько дней не ездила верхом, и Пиппи тут же  ре-
шила прокатиться. Разве это не  чудесное  завершение  приятного  воскре-
сенья?
   Она надела свою большую шляпу, взяла  господина  Нильссона,  который,
сидя в углу, играл каменными шариками, оседлала лошадь и  вынесла  ее  с
веранды. И вот они пустились в путь. Господин Нильссон - верхом на  Пип-
пи, а Пиппи - верхом на лошади.
   Было по-настоящему холодно, дороги замерзли, и копыта  лошади  громко
цокали о наледь, когда они ехали верхом. Господин Нильссон сидел на пле-
че у Пиппи и пытался схватиться за ветки деревьев, мимо которых они про-
езжали. Но Пиппи скакала так быстро, что ему это никак не  удавалось.  И
наоборот, шумевшие мимо ветви деревьев то и дело хлестали его по ушам, и
обезьянке было трудно удержать свою соломенную шляпку на голове.
   Пиппи проехала через весь маленький городок, и люди боязливо прижима-
лись к стенкам домов, когда она вихрем проносилась мимо.
   В этом маленьком городке была, само собой, рыночная площадь с невысо-
кой, выкрашенной в желтый цвет ратушей и множеством красивых,  старинных
одноэтажных строений.
   Там, под видом дома, стояло также своеобразное чудовище. Это было но-
вое трехэтажное здание, именуемое "небоскреб", так  как  оно  было  выше
всех остальных домов в городе.
   Тихо и мирно выглядел маленький городок в  послеобеденный  воскресный
час. Но внезапно крики прорезали тишину:
   - Небоскреб горит! Пожар! Пожар!
   Со всех сторон, вытаращив глаза, сбегались люди. Неистово гудя, пром-
чалась по улицам пожарная машина, и маленькие  городские  дети,  которым
обычно весело и интересно смотреть  на  пожарные  машины,  заплакали  от
страха. Они боялись, что их дом тоже загорится. На площади перед небоск-
ребом собрались толпы народа, которым полиция пыталась преградить  путь,
чтобы могла подъехать пожарная машина.  Из  окон  небоскреба  вырывались
языки пламени, а клубы дыма и искры обволакивали пожарников, храбро  пы-
тавшись погасить огонь.
   Пожар возник на нижнем этаже, но быстро распространился и на верхние.
И тут люди, собравшиеся на площади, внезапно увидели зрелище,  заставив-
шее их содрогнуться от ужаса. На самом верху дома была чердачная мансар-
да, а в окне мансарды, которое в этот миг открывала  слабенькая  детская
ручка, стояли два маленьких мальчика и звали на помощь.
   - Мы не можем выйти, кто-то развел костер на лестнице! - кричал стар-
ший.
   Ему было пять лет, а его брат был на год младше. Их мама ушла по  де-
лам, и теперь они были в мансарде совершенно одни. Многие люди внизу, на
площади, начали плакать, а у брандмейстера на  лице  читалась  растерян-
ность. На пожарной машине была, ясное дело, лестница, но так высоко  она
не доставала. Войти в дом и забрать оттуда детей было невозможно. Страш-
ное отчаяние овладело людьми, стоявшими на площади,  когда  они  поняли,
что детям ничем нельзя помочь. А бедные малыши стояли  там,  наверху,  и
горько плакали. Не пройдет и нескольких минут, как огонь  охватит  и  их
мансарду.
   На площади посреди людской толпы сидела верхом на своей лошади Пиппи.
Она с интересом разглядывала пожарную машину и размышляла, не купить  ли
такую же. Машина эта понравилась ей тем, что она - красная, и  тем,  что
поднимала страшный шум, проезжая по улицам города. Затем она  посмотрела
на трещавшее пламя, и ей понравилось, когда на нее упало несколько искр.
   Но вдруг она обратила также внимание на малышей в окне мансарды. К ее
величайшему удивлению, непохоже было, что пожар  доставляет  им  слишком
большое удовольствие. Это было выше ее понимания, и наконец ей  пришлось
спросить тех, кто стоял вокруг нее:
   - Почему дети вопят?
   Сначала в ответ раздались лишь рыдания, но в  конце  концов  какой-то
толстый господин сказал:
   - Ну, а сама-то ты что думаешь? Ты что - не вопила бы, если  бы  была
там, наверху, и не могла бы спуститься вниз?
   - Я никогда не ору, - заявила Пиппи. - Но если они, в  конце  концов,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 35
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (6)

Реклама