Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Фриц Лейбер Весь текст 2200.23 Kb

Мечи Ланкмара 1-4

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 188
мингол,  двигавшийся  в  сторону  Мышелова,  загородил  ей  цель.   Хисвет
перекинула арбалет в другую руку,  правой  выхватила  кинжал  и  бросилась
вперед, стараясь опередить мингола.
     Между тем Мышелов одним  рывком  разорвал  три  витка  веревки.  Хотя
другие петли еще держали его за лодыжки и  горло,  он  выдернул  из  ножен
Кошачий Коготь и полоснул им мингола как  раз  в  тот  миг,  когда  Хисвет
оттолкнула желтолицего в сторону.
     Кинжал рассек бледную щеку девушки от подбородка до носа.
     Другой мингол, уже поднесший свой крис к  глотке  Мышелова,  внезапно
выронил его и покатился назад по палубе, распугивая черных крыс.
     - Хрюпс!
     Из пронизанного лунными лучами тумана  вынырнула  драконья  голова  и
повисла над левым бортом как раз в том месте, где был привязан  Фафхрд.  С
громадных зубов на Северянина стекали нити густой слюны.
     Словно исполинский  чертик  на  пружинке,  голова  с  красной  пастью
качнулась вниз и заскребла нижней челюстью по дубовой палубе, проделывая в
толпе грызунов брешь шириной в три крысы. Зубы  с  хрустом  сомкнулись  на
кучке пищащих грызунов в нескольких дюймах от головы мингола, который  все
еще  катился  по  палубе.  Затем  голова  запрокинулась  к  небу,   и   по
зеленовато-желтой шее поползло вниз жуткое вздутие.
     Но когда она замерла перед следующим броском,  то  показалась  просто
миниатюрной по сравнению с возникшей из  тумана  второй  головой  дракона,
которая была вчетверо больше  и  венчалась  чем-то  красным,  оранжевым  и
пурпурным  (на  первый  взгляд  создавалось  впечатление,   что   наездник
составляет с ней неразрывное целое). Словно голова отца всех драконов, она
величественно подалась вперед и, проделав  в  полчище  черных  крыс  брешь
вдвое  шире,  чем  первая,  прихватила  напоследок  двух  белых  грызунов,
двигавшихся за распластанным черным котенком.
     Проделав все это, она остановилась столь  внезапно  -  скорее  всего,
чтобы не заглотить и котенка, -  что  ее  многоцветный  седок,  безуспешно
размахивавший  своим  стрекалом,  кубарем  скатился  вниз,  пролетел  мимо
грот-мачты и, сбив с ног мингола,  уже  занесшего  над  Мышеловом  кинжал,
врезался спиной в правый борт.
     Белые крысы отпустили котенка, и тот в мгновение ока вскарабкался  на
мачту.
     Две зеленые головы, крайне изголодавшиеся, поскольку  после  Крысиных
скал им пришлось  два  дня  сидеть  на  скудной  рыбной  диете,  принялись
методически очищать палубу "Каракатицы" от крыс, стараясь  по  возможности
не задевать при этом людей. И сбившиеся в  кучки  крысы  не  предпринимали
практически  ничего,  чтобы  избежать  этого  безжалостного   истребления.
Возможно, в своем стремлении к мировому господству  они  стали  достаточно
цивилизованными  и   похожими   на   людей,   чтобы   испытывать   чувство
безысходности и ледяной паники, и научились у людей стойко держаться перед
лицом неминуемой гибели. А может, они приняли разверстые драконьи пасти за
пучины войны и ада, в которые им волей-неволей предстояло  броситься.  Как
бы там ни было, но они гибли дюжинами. В пасти к  драконам  попали  и  все
белые крысы, за исключением трех.
     Между тем люди на борту "Каракатицы" очень по-разному реагировали  на
столь внезапный поворот событий.
     Старый Хисвин погрозил кулаком большой голове и плюнул  ей  в  морду,
когда после первого чудовищного глотка она  приблизилась  к  нему,  словно
пытаясь решить, что это за черная  закорючка  перед  ней  -  то  ли  очень
странный человек (тьфу!), то ли очень  крупная  крыса  (ням-ням!).  Однако
поскольку мерзкая харя продолжала принюхиваться, Хисвин проворно, словно в
собственную постель, перекатился через поручни и, стуча зубами от  страха,
стал спускаться по трапу, а Григ изо всех силенок вцепился  ему  в  черный
кожаный воротник.
     Оба мингола быстренько поднялись с палубы  и  кинулись  за  хозяином,
клянясь при первой же своей мингольской  возможности  вернуться  домой,  в
холодные степи.
     Фафхрд и Карл Тройхерц наблюдали за свалкой каждый со своего борта  -
один, связанный веревками, другой, скованный невероятным удивлением.
     Скви и белая крыса по имени Сисс, пробежав по головам своих сбившихся
в кучу и таких апатичных теперь черных  собратьев,  вскочили  на  поручень
правого борта и оглянулись. Сисс в ужасе зажмурился. Однако  Скви  в  лихо
сдвинутом на левый глаз шлеме с  черным  пером  погрозил  своим  крошечным
мечом и что-то вызывающе пропищал.
     Фрикс подбежала к Хисвет и потащила ее к правому борту. Когда девушки
подбежали к трапу, Скви, увлекая за собой Сисс, быстро  соскользнул  вниз,
чтобы дать пройти своей повелительнице. В этот миг  Хисвет,  словно  грезя
наяву, медленно обернулась. Меньшая голова дракона  потянулась  к  ней  со
зловредным выражением на морде. Фрикс, широко раскинув  руки  и  улыбаясь,
преградила ей дорогу, словно танцовщица, вышедшая  к  публике  на  поклон.
Движение получилось резким и на вид даже агрессивным,  и  голова,  клацнув
зубами, отодвинулась в  сторону.  Обе  девушки  быстро  перемахнули  через
поручни.
     Хисвет снова обернулась - на щеке у нее алел шрам от Кошачьего  Когтя
-  и  направила  арбалет  на  Мышелова.  В  воздухе  мелькнул  серебристый
просверк. Хисвет швырнула арбалет в черные волны и полезла по  трапу  вниз
вслед за Фрикс. Абордажные крючья  слетели  с  борта  "Каракатицы"  прочь,
полоскавшийся черный парус наполнился ветром, и черный  тендер  скрылся  в
тумане.
     Мышелов почувствовал в левом виске легкий укол, но  тут  же  забыл  о
нем, яростно распутывая остатки веревки. Затем он, не обращая внимания  на
зеленые головы, лениво выискивавшие последние лакомые кусочки, бросился  к
борту и перерезал путы Фафхрда.


     Остаток ночи оба искателя приключений беседовали с Карпом Тройхерцем,
обмениваясь с ним невероятными сведениями о своих мирах,  а  наевшаяся  до
отвала дочь Сциллы медленно кружила вокруг "Каракатицы", причем ее  головы
спали поочередно. Беседа шла медленно и трудно, несмотря  даже  на  помощь
ланкмарско-немецкого и немецко-ланкмарского словарика  для  путешествующих
по времени и пространству, и ни один из собеседников не очень-то  верил  в
рассказываемые ему байки,  однако  во  имя  дружбы  все  делали  вид,  что
принимают их за чистую монету.
     - Неужто  у  вас  в  будущем  все  носят  такую  классную  одежду?  -
поинтересовался  между  делом  Фафхрд,   восхищенный   оранжево-фиолетовым
нарядом немца.
     - Нет, это Гагенбек ради рекламы одевает так всех своих  служащих,  -
пояснил Карл Тройхерц.
     Перед рассветом туман рассеялся, и в серебристом свете закатной  луны
друзья увидели на  фоне  морских  волн  черный  корабль  Карла  Тройхерца,
паривший с зажженными огнями в полете стрелы к западу от "Каракатицы".
     Немец издал радостный вопль, подозвал свое  сонное  чудище,  постучав
стрекалом  по  борту,  вскочил  на  большую  голову  и,  воскликнув:  "Auf
Widersehen!", поплыл прочь.
     За ночь Фафхрд выучил тарабарский вполне достаточно для  того,  чтобы
понять, что это означает "До встречи".
     Когда чудовище с немцем подплыли под свой корабль,  тот  опустился  и
каким-то образом принял их на борт, после чего мгновенно пропал из вида.
     - Он устремился по бескрайним  водам  к  пузырю  Карла  Тройхерца,  -
уверенно заявил Мышелов. - Клянусь Нингом и Шильбой, этот немец -  чародей
что надо!
     Фафхрд сморгнул, нахмурился и пожал плечами.
     Черный котенок потерся о его ногу. Фафхрд ласково взял его, поднес  к
лицу и проговорил:
     - Интересно, киска, не из кошачьей ли ты Чертовой  Дюжины?  А  может,
они просто послали тебя, чтобы ты в нужный момент меня разбудил?
     Котенок с важностью улыбнулся в  жестоко  покусанное  и  исцарапанное
лицо Северянина и замурлыкал.
     Над водами  Внутреннего  моря  вставал  прозрачный  рассвет.  Сначала
показались две шлюпки с "Каракатицы", битком набитые  матросами;  сидевший
на кормовой банке одной из них удрученный Слинур, узнав Фафхрда  и  Серого
Мышелова, встал на ноги. Затем друзья  разглядели  галеру  "Акула"  и  три
других зерновоза - "Тунца", "Карпа" и "Морского Окуня",  и  на  горизонте,
далеко к северу, зеленые паруса двух драккаров Моварла.
     Откинув левой рукой  волосы  со  лба,  Мышелов  ощутил  под  пальцами
небольшую шишку. Он  понял,  что  там  засела  гладкая  серебряная  стрела
Хисвет.



                                    7

     Снедаемый жаждой и  любовным  томлением,  Фафхрд  проснулся  и  сразу
догадался, что уже далеко за  полдень.  Он  в  общих  чертах  помнил,  где
находится и что  с  ним  произошло,  однако  события  конца  прошлого  дня
вырисовывались покамест довольно туманно. Северянин находился в  положении
человека, который стоит на клочке земли среди высящихся в отдалении горных
пиков, но не знает из-за низко стелющегося тумана, что находится между ним
и горами.
     Он находился в лесистом Кварч-Каре, главном из Восьми так  называемых
Городов - ей-же-ей, ни один из них  и  в  подметки  не  годился  Ланкмару,
единственному месту на Внутреннем море, которое по праву  могло  считаться
городом. А в данный миг Северянин лежал в своей  комнате,  помещавшейся  в
несуразном и низком, но вместе с тем  довольно  уютном  деревянном  дворце
Моварла. Четыре дня назад вместе с грузом леса, взятым на борт расчетливым
Слинуром, Мышелов ушел на "Каракатице" в Ланкмар, чтобы доложить Глипкерио
о  благополучной  доставке  четырех  пятых  посланного   зерна,   коварном
предательстве Хисвина и Хисвет и вообще обо всем этом  сумасшедшем  рейсе.
Фафхрд, однако же, предпочел остаться на время в Кварч-Каре - ему тут было
весело, главным образом потому, что он познакомился с некой  любвеобильной
и хорошенькой забавницей по имени Гренлет.
     Фафхрд  лежал  на  уютной  постели,  но  почему-то  чувствовал   себя
несколько скованно, - наверное, не разулся, или даже не разделся, а может,
даже не снял пояс с топором, лезвие которого,  по  счастью,  спрятанное  в
толстые кожаные ножны, впивалось теперь ему в  бок.  Но  вместе  с  тем  у
Фафхрда было ощущение, что он одержал  славную  победу,  -  какую,  он  не
помнил, но все равно было приятно.
     Не открывая глаз и не сдвинув ни одну  часть  тела  даже  на  толщину
истертой ланкмарской монеты, Фафхрд попытался сориентироваться.  Слева,  в
пределах досягаемости, на крепко сколоченном ночном столике должна  стоять
вместительная оловянная фляга с легким вином. Он даже вроде бы  чувствовал
его прохладный аромат. Отлично.
     Справа, еще ближе, чем фляга, - Гренлет. Фафхрд ощущал излучаемое  ею
тепло и слышал храп девушки, надо сказать, довольно громкий.
     Но вот была ли это именно Гренлет?  И  только  ли  Гренлет?  Накануне
вечером, прежде чем Северянин отправился поиграть, она была крайне  весела
и даже обещала познакомить его со своей рыжеволосой и  пылкой  сестрой  из
Уул-Хруспа, где они держали множество скота. Может быть, и она?..  Как  бы
там ни было, тоже хорошо, даже еще лучше.
     А вот под пухлыми пуховыми подушками... Ага, вот почему он  чувствует
себя таким счастливым! Вчера вечером он обобрал их  всех  до  нитки  -  до
последнего  золотого   ланкмарского   рилька,   до   последнего   золотого
кварнарского гронта, до последней золотой монеты, отчеканенной в Восточных
Землях, Квармалле и где угодно. Точно, теперь он вспомнил: он обставил  их
всех, причем в простую игру "шесть-семь", в которой  банкомет  выигрывает,
если ставит в банк столько же монет, сколько играющий держит в  кулаке.  А
эти болваны из Восьми Городов прибегали просто к детской уловке: старались
сделать кулак побольше,  когда  держали  в  нем  шесть  монет,  и  сжимали
покрепче, когда монет было семь. Да, он вывернул  их  карманы  и  кошельки
наизнанку, а под конец поставил четверть своего выигрыша против маленького
оловянного  свистка  со  странной  гравировкой,  который   якобы   обладал
магическими свойствами, - и выиграл его тоже! А  потом  он  распрощался  с
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 188
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама