Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Фриц Лейбер Весь текст 2200.23 Kb

Мечи Ланкмара 1-4

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 188
показалось, что двигаются они в основном на четвереньках.
     Время от времени Фафхрд отрывал подбородок от груди,  но  голова  его
тут же падала назад, и он продолжал храпеть.
     Хисвет вскочила на ноги и махнула десяти белым крысам. Ведомые  Скви,
они бросились к люку, раз-другой блеснула вороненая сталь, где-то звякнуло
копье о меч, и в мгновение ока грызуны скрылись в  трюме.  Фрикс  схватила
какое-то черное одеяние из занавешенной ниши. Хисвет взяла ее за  руку  и,
заставив девушку спуститься в люк  первой,  тут  же  последовала  за  ней.
Прежде чем опустить крышку, она в последний раз осмотрела каюту. Когда  ее
красноватые глаза остановились на миг на Мышелове, ему  показалось,  будто
лоб и щеки девушки покрыты шелковистой белой  шерстью,  однако  это  могло
объясняться тем, что сквозь ресницы он видел все расплывчато, а  также  ее
собственными волосами, в беспорядке прилипшими к лицу.
     Дверь каюты раскололась, и в каюту въехала толстенная мачта,  которая
тут же перевернула стол, и стоявшая на нем  мебель  разлетелась  в  разные
стороны. Вслед за мачтой  в  каюту  ввалились  трое  несколько  испуганных
матросов, за ними вошли Слинур,  державший  в  опущенной  руке  абордажную
саблю, и его звездочет (то есть штурман) с арбалетом на взводе.
     Пройдя немного вперед, Слинур быстро и внимательно  огляделся,  после
чего заявил:
     - Наше мяско с маковым соусом уложило двух обалдевших  от  вожделения
жуликов Глипкерио, но Хисвет с  этой  ее  юной  нимфой  скрылись.  Крыс  в
клетках нет. Ищите, ребята! Звездочет, прикрой нас!
     Поначалу  опасливо,  потом  все  более  уверенно  матросы   принялись
обыскивать каюту они переворошили пустые шкатулки,  сдернули  покрывала  и
матрас с подвесной койки и подняли ее вверх, чтобы посмотреть, нет ли чего
под ней, отодвинули  от  стен  рундуки,  вскрыли  те,  что  были  заперты,
вывалили из ниши весь гардероб Хисвет.
     Мышелов снова предпринял отчаянную попытку пошевелиться и  что-нибудь
сказать, однако удалось ему лишь  чуть  шире  приоткрыть  глаза.  На  него
случайно налетел один из матросов, и он беспомощно перевесился через ручку
кресла, однако не упал. Фафхрд, получив толчок в спину, рухнул лицом прямо
в блюдо тушеных слив и, по  инерции  раскинув  руки,  опрокинул  несколько
кубков и смахнул со стола пару тарелок.
     Звездочет нацеливал арбалет в каждое новое обследуемое место. Слинур,
орлиным взором оглядывая  все  вокруг,  подцепил  концом  сабли  несколько
шелковых  тряпок,  потом  опрокинул   крысиный   стол   и   принялся   его
разглядывать.
     - Вот твари, пировали, словно люди, - произнес он с отвращением. - Им
и мясо подавали. Чтоб они подавились!
     - Скорее всего, они-то и учуяли зелье, несмотря на острые приправы, и
предупредили женщин, - заметил звездочет. - Крысы могут унюхать любой яд.
     Когда стало очевидно, что ни девушек, ни крыс в каюте нет,  Слинур  в
ярости и тревоге закричал:
     - На палубу они выскользнуть не  могли  -  отдушины  задраены,  да  и
наверху у нас стоит охрана.  Помощник  с  несколькими  людьми  прочесывает
кормовой трюм. Разве что через окна...
     Мышелов услышал, как одно из кормовых  окон  открылось  и  послышался
голос одного из офицеров "Каракатицы":
     - Здесь никого не было. Где они, капитан?
     - Спроси кого поумнее, - кисло отозвался Слинур.  -  Здесь  их  точно
нет.
     - Вот если бы заговорили эти двое, -  высказал  пожелание  звездочет,
указывая на Мышелова и Фафхрда.
     - Увы, - угрюмо ответил Слинур. - Да и  все  равно  они  соврали  бы.
Прикрой  меня  у  люка  левого  борта.  Я  подниму  крышку  и  поговорю  с
помощником.
     В этот миг на палубе раздался топот, и в  каюту  через  пролом  вошел
первый помощник с окровавленным лицом, волоча за собой матроса, из щеки  у
которого торчало нечто вроде тонкой иголки.
     - Почему ты оставил трюм? - спросил Слинур у  первого.  -  Ты  должен
быть внизу вместе с отрядом.
     - Крысы устроили на нас засаду по пути в кормовой  трюм,  -  выдохнул
помощник. - Каждая белая вела за собой несколько дюжин  черных,  некоторые
были вооружены на людской манер. Одна залезла на бимс и едва  не  выколола
мне мечом глаз. Две другие подпрыгнули и  разбили  наш  фонарь.  Двигаться
дальше в темноте было просто безумием. В  моем  отряде  вряд  ли  найдется
человек без укусов или порезов. Я оставил людей охранять  проход  в  трюм.
Они твердят, что их раны отравлены, и хотят заколотить люк.
     - Чудовищное малодушие! - возопил Слинур. - Вы испортили мне ловушку,
в которой они все должны были погибнуть. Теперь все будет гораздо труднее.
Ах, трусы несчастные! Испугались крыс!
     - Говорю же, они были вооружены! - запротестовал помощник и, выставив
вперед матроса, добавил: - Вот мое доказательство с копьецом в щеке.
     - Не надо его вытаскивать, капитан, прошу  вас,  -  принялся  умолять
матрос, когда Слинур подошел поближе, чтобы рассмотреть его  щеку.  -  Оно
тоже отравлено, я уверен.
     - Стой спокойно, парень, - приказал Слинур. - И убери руки,  я  держу
эту штуку крепко. Кончик совсем неглубоко. Я проткну его вперед  и  выведу
наружу, чтобы зазубрины не цеплялись. Помощник, подержи-ка  ему  руки.  Не
крути головой, сынок, а то будет еще больнее. Если оно отравлено, его  тем
более нужно вытащить. Вот так!
     Матрос взвизгнул. По его щеке потекла струйка крови.
     - Вот уж поистине скверная  иголка,  -  заметил  Слинур,  разглядывая
окровавленный кончик крошечного копья.  -  Но  яда,  кажется,  не  видать.
Помощник, осторожно отломи древко, а остальное вытяни вперед.
     - А вот еще  доказательство  не  из  приятных,  -  сказал  звездочет,
копавшийся в разбросанных вещах, и протянул Слинуру крошечный арбалет.
     Слинур взял арбалет у него из рук. В тусклом свете свечи  он  отливал
голубоватым, глаза же шкипера с черными кругами под ними  были  похожи  на
агаты.
     - Вот ведь злыдни! - вскричал он. - Наверное, даже  неплохо,  что  вы
попали в засаду. Теперь все будут снова ненавидеть и бояться крыс,  как  и
подобает морякам зерновоза. А сейчас вам следует по-быстрому  расправиться
с крысами на "Каракатице" и тем самым искупить свою  преступную  глупость,
когда вы  рукоплескали  крысам  и  подбадривали  их,  совращенные  с  пути
истинного этой девицей  в  алом  и  подкупленные  Мышеловом  -  человеком,
которому явно следовало бы дать другое имя.
     Мышелов, все еще парализованный и слипающимися глазами наблюдавший за
Слинуром, вынужден был признать уместность последнего замечания.
     - Прежде всего, - продолжал Слинур, - вытащите этих двух  жуликов  на
палубу. Привяжите их к мачте или поручням. Я не хочу, чтобы  они  угробили
мою победу, когда придут в себя.
     - Может, мне открыть люк и выпустить стрелу-другую в кормовой трюм? -
предложил неугомонный звездочет.
     - Ничего лучшего ты не мог придумать? - поинтересовался Слинур.
     - Я, пожалуй, подзову гонгом галеру и зажгу красный сигнальный огонь,
- предложил помощник.
     Несколько мгновений помолчав, шкипер ответил:
     - Не надо. "Каракатица" должна в бою смыть с себя сегодняшний  позор.
К тому же Льюкин - человек шалый и в общем-то неумеха. Пусть это останется
между нами, господа, но правда есть правда.
     - Все же мы чувствовали бы себя спокойнее  с  галерой  под  боком,  -
попробовал настоять на своем помощник. - Крысы, может, уже  сейчас  грызут
нам борта.
     - Это вряд ли - ведь внизу их королева, -  отозвался  Слинур.  -  Нас
спасет  лишь  быстрота,  а  не  корабли  под  боком.  А  теперь   слушайте
внимательно. Охраняйте  все  выходы  из  трюма.  Ни  под  каким  видом  не
открывайте люки. Поднимите всех свободных от вахты. Пусть у каждого  будет
оружие. Всем до единого собраться на палубе. А теперь пошевеливайтесь!
     Мышелов предпочел бы, чтобы Слинур произнес последнее слово с меньшей
горячностью: два матроса мгновенно схватили его за  лодыжки  и  с  сугубым
рвением потащили из развороченной каюты на  палубу  так,  что  голова  его
только подпрыгивала. Правда, ударов он не ощущал, а только слышал.
     На западе небо было сплошь усеяно звездами, на  востоке  над  пеленой
тумана висела редкая  дымка,  сквозь  которую  светил  месяц,  похожий  на
призрачную, неправильной формы лампу. Ветер немного утих,  и  "Каракатица"
плавно скользила по волнам.
     Один из матросов прислонил Мышелова  к  грот-мачте,  лицом  к  корме.
Другой принялся опутывать его веревкой. Когда Мышелов был привязан к мачте
в положении смирно, он почувствовал, что в горле у него защекотало, а язык
начинает  оживать,  однако  решил  пока  молчать.  Слинур  был   в   таком
настроении, что мог повелеть вставить ему в рот кляп.
     Вскоре Мышелова ждало новое развлечение:  он  наблюдал,  как  четверо
матросов вытаскивают из каюты Фафхрда и привязывают его к поручням  левого
борта - горизонтально, головой к корме. Зрелище  было  довольно  комичным,
тем более что Северянин не переставал при этом храпеть.
     Матросы начали понемногу собираться на палубе; некоторые были  бледны
и молчаливы,  однако  большинство  переговаривались  вполголоса.  Копья  и
абордажные сабли придали им смелости. Кое у  кого  в  руках  были  сети  и
острозубые рогатины. С большим  мясницким  ножом  явился  кок  и  принялся
поигрывать им перед носом у Мышелова:
     - Ну что, чуть не помер от восхищения перед моим снотворным мясом?
     Между тем Мышелов обнаружил, что уже может шевелить пальцами.  Никому
не пришло в  голову  обезоружить  его,  однако  Кошачий  Коготь  висел,  к
сожалению, слишком высоко на левом  боку,  и  Мышелов  не  мог  не  только
вытащить его из ножен, но даже прикоснуться  к  нему.  Перебирая  пальцами
подол своей туники, он вдруг  нащупал  сквозь  материю  небольшой  предмет
круглой формы, который был с одного края  тоньше,  чем  с  другого.  Зажав
через ткань его толстый край, он принялся царапать  острым  ребром  тунику
изнутри.
     Слинур вместе с офицерами вышел из каюты и  тихонько  начал  отдавать
приказания матросам, немного отступившим к корме. До Мышелова донеслось:
     - Кто обнаружит Хисвет или ее служанку, пусть убьет их не раздумывая.
Это не женщины, а оборотни, если  не  хуже.  -  Что  еще  говорил  шкипер,
Мышелов не разобрал, лишь услышал последнее распоряжение: - Каждая  группа
пусть стоит прямо под люком, через который  войдет.  Как  только  услышите
боцманскую дудку - вперед!
     Последнее слово не произвело должного эффекта:  послышался  тоненький
звон тетивы, и профос, вскрикнув, схватился за глаз. Матросы засуетились и
принялись тыкать саблями в маленькое белое пятнышко,  бросившееся  от  них
наутек. На какой-то миг на поручне правого борта появилась белая  крыса  с
арбалетом в передних лапках, которая  четким  силуэтом  вырисовывалась  на
фоне пронизанного лунным светом тумана. Но тут зазвенела  тетива,  стрела,
выпущенная звездочетом из арбалета, угодила - быть может, случайно - прямо
в крысу, и та свалилась за борт.
     - Ребята, это была белая! - вскричал Слинур. - Хороший знак!
     Вскоре суета утихла, когда выяснилось, что профос ранен не в глаз,  а
рядом, и вооруженные группы разошлись: одна в каюту, две мимо грот-мачты в
сторону носа; на палубе осталась лишь неукомплектованная партия из четырех
человек.
     Ткань,  которую  процарапывал  Мышелов,  разошлась,  он   чрезвычайно
осторожно вытащил через  дырку  железный  тик  (самую  мелкую  ланкмарскую
монету),  заточенный  с  одной  стороны  до  остроты  бритвы,  и  принялся
потихоньку перерезать им ближайшую веревку.  Он  с  надеждой  взглянул  на
Фафхрда, но голова Северянина по-прежнему безвольно свешивалась вниз.
     Где-то вдалеке засвистала боцманская  дудка;  через  десяток  вздохов
свист повторился  уже  ближе.  Затем  послышалось  несколько  приглушенных
возгласов, кто-то дважды вскрикнул, что-то снизу ударило по палубе, и мимо
Мышелова пронесся матрос, размахивая сетью с пищавшей в ней крысой.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 188
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама