Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Статьи - Легасов В.А. Весь текст 341.63 Kb

Об авариии на Чернобыльской АЭС

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 30
на...(затерта запись).
     Я был членом Научно-технического Совета Министерства Средне-
го машиностроения СССР,  но не был членом реакторной секции этого
Совета ,  поэтому многих деталей, конкретных дискуссий я не знал.
На НТС Института довольно часто обсуждались  концептуальные  воп-
росы  развития атомной энергетики,  но крайне редко - технические
аспекты;  качества того или  иного  реактора;  качества  топлива;
проблемы которые стояли. Эти вопросы обсуждались либо на реактор-
ных секциях Министерства либо на научно-технических советах соот-
ветствующих подразделений.
     Но, тем не менее та информация,  которой я  располагал,  она
убеждала что не все благополучно, как мне казалось, в деле разви-
тия атомной энергетики, потому что невооруженным глазом было вид-
но, что  наши аппараты принципиально мало отличались от западных,
скажем,  по своей концепции, в некоторых вопросах даже превосходя
их, но  больно были обеднены хорошими системами управления,  были
крайне обеднены системами диагностики.
     Вообще, скажем, сам факт, когда я узнал о том, что проделан-
ный  американцем  РАМСОМСОНОМ  анализ безопасности атомных элект-
ростанций (последовательно он искал возможные источники  каких-то
неприятностей, приводящих к авариям, систематизировал их, вел ве-
роятностные оценки того или иного события,  оценки того  с  какой
вероятностью данное событие может привести,  скажем, к выходу ак-
тивности наружу) вот это мы узнавали из зарубежных источников.  Я
не  видел  ни  одного  в Советском Союзе коллектива,  который ма-
ло-мальски компетентно ставил бы и рассматривал эти вопросы.
     Наиболее активно за безопасность атомной  энергетики  у  нас
выступал Виктор Алексеевич СИДОРЕНКО, но мне казался подход его к
вопросам безопасности был серьезным,  потому, что он реально знал
картину связанную с эксплуатацией станции, с качеством изготавли-
ваемого оборудования, с теми неприятностями, которые порой встре-
чались на атомных станциях. Но его усилия были направлены главным
образом на то,  что бы справиться с этими наприятностями: во-пер-
вых, организационными мерами; во-вторых, системой совершенствова-
ния документов,  которые должны находиться на станциях и у проек-
тантов; в-третьих, он очень беспокоился о создании надзорнных ор-
ганов, которые контролировали бы ситуацию. Все это он называл та-
кими организационными мерами.
     Большое беспокойство проявлял он и  его  единомышленники  по
вопросу качества оборудования, которое поставлялось на станции. В
последнее время мы все вместе стали проявлять беспокойство по ка-
честву обучения и подготовленности персонала,  который проектиру-

                             - 15 -
ет, строит и эксплуатирует атомные станции, потому что число объ-
ектов резко возросло,  а качество персонала,  участвующего в этом
процессе, скорее понизилось и понижалось на наших глазах.
     Вот вокруг этих вопросов я бы сказал,  что Виктор Алексеевич
СИДОРЕНКО был лидером людей,  которые проявляли беспокойство.  Он
не  получал должной поддержки в нашем Министерстве,  каждый доку-
мент, каждый шаг давался с мучительным трудом и то же, это психо-
логически  можно понять,  потому что ведомство,  в котором мы все
работали, было построено на принципах высочайших квалификаций лю-
дей,  исполняющих любую операцию с высочайшей ответственностью.
     И, действительно,  в руках квалифицированных  людей,  хорошо
ведущих свою  работу,  наши аппараты казались и надежными и безо-
пасно эксплуатируемыми.  В этом круге беспокойство о дополнитель-
ных мероприятиях повышающих безопасность атомных станций казалось
каким-то надуманным вопросом, потому, что это была среда высокок-
валифицированных людей,  которые привыкли полагаться и были убеж-
дены, что вопросы безопасности решаются исключительно  квалифика-
цией и  точностью инструктирования персонала,  который ведет про-
цесс. Военная приемка в большой мере присутствовала в  нашей  от-
расли, поэтому,  значит,  качество  оборудования  было достаточно
высокого класса.
     Это все как-то успокаивало и даже научные работы, направлен-
ные на решение важнейших вопросов  дальнейшего  совершенствования
станций,  как  с точки зрения безопасности,  так и с точки зрения
экономичности, - не пользовались поддержкой.
     Все большее количество ресурсов тратилось на создание объек-
тов, не имеющих прямого отношения к атомной энергетике.  Создава-
лись мощности  по производству плееров,  создавались мощности ме-
таллургического и  металловедческого  плана.  Большое  количество
строительных ресурсов тратилось на создание объектов,  не имеющих
отношения к тематике ведомства.  Начали  ослабляться,  не  укреп-
ляться научные  организации.
     Они потихоньку,  бывшие когда-то в  стране  самыми  мощными,
стали терять   уровень  оснащенности  современным  оборудованием.
Персонал стал стареть. Молодёжи меньше стало появляться. Не очень
приветствовались новые подходы. Постепенно, незаметно, но это бы-
ло,  все таки происходило.  Оставался привычный ритм работы, при-
вычный подход к решению тех или иных проблем.
     Я все  это  видел,  но мне было трудно вмешаться в этот про-
цесс сугубо профессионально,  а общие деклорации  на  этот  счет,
воспринимались в штыки. Опять же потому, что попытка непрофессио-
нала внести какое-то свое понимание в их работу навряд  ли  могла
быть приемлемой.
     Все время требовались новые здания, новые стенды, новые люди
для выполнения работ,  потому,  что число объектов возрастало. Но
наращивание носило,  все-таки,  не качественный, а количественный
характер.  Причем, вновь приходящие специалисты уже по своей ква-
лификации повторяли уровень  конструкторских  организаций:  часто
проходили там практику и хорошим специалистом-реакторщиком счита-

                             - 16 -
ется тот,  который хорошо освоил  конструкцию  данного  реактора,
который хорошо умел считать,  скажем зону,  который знал все ава-
рийные случаи,  происходящие на станции, который умел приехать на
любой объект  и  помочь  в его физическом и энергетическом пуске,
быстро разобраться в том,  что  там  происходит,  доложить  руко-
водству института или в Министерство.
     И вот,  выросло числено-великое поколение инженеров, которые
квалифицированно знали свою работу, но не критически относились к
самим аппаратам,  не  критически  относились  ко  всем   системам
обеспечивающих им  безопасность,  а  главным  образом  знали  эти
системы и требовали наращивания их числа.
     Эта ситуация  была  для  научного центра не нормальной.  При
этом многочисленные разговоры о том,  что бы укреплять  конструк-
торские  организации такого рода специалистами и такого рода под-
ходами полтора десятка лет звучали в институте, на профессиональ-
ных и на партийных уровнях,  но практически конструкторские орга-
низации не укреплялись, за исключением одной, а оставались на том
же привычном уровне выполнения исходно-заданных обязанностей.
     Поэтому картина такая и складывалась: что вроде все благопо-
лучно и  нужно  просто  наращивать  количество известных стендов,
увеличивать количество людей, работающих по известному алгоритму,
- и все будет в порядке.
     Червь сомнения меня гложил,  потому что в  своей  профессио-
нальной области мне казалось надо делать всегда не так.  Надо де-
лать всегда обязательно что-то новое, очень критически относиться
к тому,  что  было  сделано до тебя,  пытаться отойти в сторону и
сделать как-то иначе,  чем делалось до тебя.  Можно было на  этом
деле конечно рисковать
     И я рисковал довольно сильно, но мне за свою жизнь, не очень
короткую,  не  очень  длинную,  пришлось вести десять проектов на
уровне,  скажем,  мира. И вот я должен сказать, что пять проектов
из них провалилось.  Я принес на этих провальных проектах порядка
25 млн.  рубл. ущерба государству. Провалились эти проекты не по-
тому,  что они были исходно неправильными.
     Они были привлекательными,  интересными,  но оказывалось что
толи нет нужных материалов или материаловеды не хотели или не су-
мели их сделать,  то не было организации,  которая взялась бы  за
разработку  нетривиального компрессора,  нетривиального,  скажем,
теплообменника, со ссылкой опять же на отсутствие нужного матери-
ала  или опыта.
     В итоге,  исходно привлекательные проекты, при  их  проектной
проработке, оказывались очень дорогими, громоздкими и не приняты-
ми к исполнению. Вот из 10 проектов 5 оказались проваленными. Два
из этих десяти проектов, я боюсь, ожидает такая же судьба и, при-
мерно, по тем же причинам.
     Но три проекта оказались очень удачными там где мы нашли хо-
роших партнеров и где выложились  максимально,  с  использованием
высших эшелонов власти, с использованием авторитета Анатолия Пет-
ровича, Центрального Комитета партии.  И в итоге,  одна только из

                             - 17 -
трех состоявшихся  работ,  на которую мы затратили 17 млн.  рубл.
стала приносить ежегодного дохода - 114 млн.  рубл.
     Четыре года  уже  работает  соответствующая  промышленность,
техника.  Более 0,5 млрд.  рубл. дохода она государству принесла,
что с лихвой покрыло те 25 млн.  рубл.  затрат, которые не кончи-
лись до сегодняшнего дня  позитивно.  Но  степень  риска  в  моих
собственных работах была достаточно высокой. Ну так или 30 или 50
или 70 процентов риска - высокий конечно процент риска.  Но  зато
он и давал поразительный эффект, тогда когда работу удавалось до-
вести до завершения.
     В реакторных направлениях я не видел ничего похожего и  поэ-
тому мое внимание привлек: высокотемпературный гелий (охлаждаемый
реактор),  жидко-солевой реактор,  которые мне казались  каким-то
новым словом,  хотя и не совсем новым потому,  что и тот и другой
реактор уже пробовались американцами.  Пробовались, скажем, газо-
охлаждаемые  реакторы  немцами.  Обнаруживали  эти  реакторы свои
большие преимущества:  и с точки  зрения  коэффициента  полезного
действия,  и  с точки зрения потенциально возможного расхода воды
на охлаждение реактора,  и с точки зрения ширины зоны использова-
ния  подобных реакторов в технологических процессах.  Вот они мне
казались новым словом и,  кстати говоря,  эти реакторы казались и
более безопасными чем традиционные.
     Поэтому какое-то  покровительство,  ну,  в  рамках  дирекции
Института, которое я мог оказать этим направлениям, я оказывал. И
более того,  в некоторой профессиональной своей работе,  какое-то
соучастие в этих направлениях - принимал. Но вот традиционное ре-
акторостроение меня как-то мало интересовало,  ну,  и не поручено
оно мне  было,  и казалось довольно скучным.
     Конечно степени его опасности (в тот период времени),  масш-
таб опасности,  который заложен в этих старых аппаратах,  - я  не
представлял. Но вот сосало такое чувство тревоги. Но там были та-
кие киты,  такие гиганты и опытные люди, что мне казалось что они
не допустят чего-то неприятного.
     И, поскольку  литература-то  (наиболее подобранная) была за-
падная, то, сопоставляя западные аппараты с нашими, это позволяло
мне в некоторых книгах,  статьях,  делать выводы о том,  что хотя
здесь много проблем, связанных с безопасностью существующих аппа-
ратов,  но  все  таки они меньшие,  чем опасности от традиционной
энергетики с ее большим количеством концерогенных  веществ,  выб-
расываемых в атмосферу,  с радиоактивностью,  выбрасываемой в ат-
мосферу из тех же угольных пластов.  И,  так сказать,  на  это  я
больше (на эту сторону) обращал внимание.
     Раздражала меня  конечно  ситуация,  которая сложилась между
руководством Министерства и научным руководством.  Она неправиль-
ная была.  По рассказам, по документам я знал, что исходная пози-
ция была такая: Институт, например, наш, - не входил в состав Ми-
нистерства среднего машиностроения. Он стоял рядом с ним, как от-
дельная самостоятельная организация и имел право  диктовать  свои
научные требования,  свои научные позиции. А Министерство, оцени-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (6)

Реклама