Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Статьи - Легасов В.А. Весь текст 341.63 Kb

Об авариии на Чернобыльской АЭС

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 30

                             - 18 -
вая конечно, научные предложения, - обязано было технически точно
их исполнять.
     Вот такое  партнёрство.
     Научные предложения, не ограниченные влиянием  власти  имущих
людей, и полная возможность для исполнения этого предложения,  ко-
торое,  скажем,  с инженерной точки зрения нравилось  руководству
Министерства,  было правильным.
     Затем история пришла к тому,  что наука оказалась в подчине-
нии  Министерства.   Подросли   Министерские   кадры,   набрались
собственного большого инженерного опыта. Им казалось, что они уже
и сами уже,  в научном плане,  все понимают.  И вот,  научная ат-
мосфера и научный дух в реакторостроении - он стал постепенно как
бы подчиняться такой инженерной воле - министерской воле.
     Это я видел ,это тоже меня тревожило и это осложняло мои от-
ношения с Министерством,  когда я пытался как-то по этому  поводу
высказываться, не очень осторожно.  И победить я в этих проблемах
не мог потому,  что я был химиком для реакторщиков министерских и
это позволяло им как-то не очень внимательно прислушиваться к мо-
ей точке зрения,  а к предложениям: относиться как к неким фанта-
зиям.
     Таков общий фон, на котором происходила вся эта работа.

     Что касается реактора РБМК. Вы знаете, у нас этот реактор, в
кругах   реакторщиков,  считался  реактором  плохим.  Вот  Виктор
Алексеевич СИДОРЕНКО неоднократно его критиковал . Но плохим этот
реактор считался все-таки не по соображениям безопасности. С точ-
ки зрения безопасности он даже скорее выделялся (так при обсужде-
нии,  как  я их понимал) в лучшую сторону.  Он считался плохим по
экономическим соображениям, - во-первых; по большему расходу топ-
лива, по большим капитальным затратам; по неиндустриальной основе
его сооружения.  Беспокоило то что это некоторая, выделенная, со-
ветская линия развития.
     Но, действительно,  по аппаратам водо-водяным,  корпусным, -
накапливался  все  больший и больший мировой опыт,  которым можно
было обмениваться:  опытом эксплуатации;  использованными  техни-
ческими  решениями;  программным  обеспечением (как-то можно было
обмениваться, приспосабливаться к этому).
     А, что  касается  реакторов  РБМК,  - то весь опыт был наш -
отечественный ,  но и конечно, если брать накопленную статистику,
то  статистика  по  эксплуатации реакторов РМБКа была наименьшей,
если сравнивать ее с аппаратом ВВЭР.  Вот это,  конечно,  так  же
беспокоило.
     Меня, как химика,  беспокоило то, что в этих аппаратах зало-
жен  огромный  потенциал химической энергии .  Там много графита,
много циркония, воды и при каких-то аномальных ситуациях (в обыч-
ных-то  ситуациях  конечно графит контактирует с инертной средой,
это обеспечивается соответствующими техническими решениями)  тем-
пература,  при  которой  может  начаться паро-цирконивая реакция,
сопровождающаяся выделением водорода,  в принципе и регламентными

                             - 19 -
работами,  техническими условиями,  - была недопустимой.
     Но, все таки, потенциально , запас химической энергии в этом
типе аппарата был максимальным,  относительно, скажем, любых дру-
гих, с которыми можно было бы его сравнить.
     Это тоже представляло предмет  беспокойства.  Смущало  меня,
например  тогда,  когда  я  смотрел на этот аппарат:  необычное и
по-моему недостаточное построение системы защит, которые действо-
вали бы в экстремальных ситуациях, - потому что защита аппарата в
случае каких-то элементов аномального его поведения,  скажем, там
ведь  положительный  коэффициент  реактивности - в этом аппарате,
если бы он начал развиваться, давать о себе знать, то операторы и
только оператор мог ввести стержни аварийной защиты, либо автома-
тически они могли ввестись,  с подачи (по команде) одного из дат-
чиков (их несколько таких систем защиты было), либо вручную, спе-
циальной кнопкой АЗ-5, сбросить аварийные стержни.
     Механические стержни ,  которые могли как-то (механика -  ну
она могла  работать  хорошо,  могла работать плохо ) и других ка-
ких-то систем защиты, которые бы были бы независимы от оператора,
которые срабатывали бы исключительно от состояния зоны аппарат, -
в этом аппарате не было .
    Это, конечно, как-то, неуютную ситуацию создавало. Но, тем не
менее, практика уже какая-то накапливалась,  специалисты  уверен-
ность проявляли в этих вопросах.
    Скорость введения защиты была,  казалось бы, недостаточной. Я
был  наслышан  о том ,  что специалисты ,  в частности:  КРАМЕРОВ
Александр Яковлевич,  обсуждая с Анатолием Петровичем АЛЕКСАНДРО-
ВЫМ эти проблемы, - вносили предложение конструктору об изменении
системы аварийной защиты (СУЗ), об улучшении СУЗов этого аппарата
и  они не отвергались,  но разрабатывались как-то очень медленно.
     Тем более сложились к тому времени отношения  между  научным
руководителем и главным конструктором - ну, довольно напряженные.
     Применительно ко всяким новым проектам,  к новым идеям,  эта
конструкторская организация вполне признавала авторитет Института
атомной энергии,  и охотно с ним советовалась, и поддерживала все
контакты.  А вот в отношении именно этого аппарата ,  они считали
себя как-бы полными авторами,  хозяевами и, не нарушая формальных
порядков,  при котором научное руководство оставалось за Институ-
том атомной энергии, - фактически это руководство носило, в боль-
шой мере, ну, номинальный характер и использовалось главным обра-
зом для таких случаев когда,  скажем, ну принимались принципиаль-
ные решения:  делать ли реактор РБМКа полторы тысячи;  вводить ли
интенсификатор теплообмена в этот реактор;  скажем,  когда  нужно
было вносить предложение о том,  чтобы доля аппарата РБМК в атом-
ной энер гетике была увеличена,  -  тогда  требовалась  поддержка
Анатолия Петровича АЛЕКСАНДРОВА по этому поводу.
     Вот эти  вопросы как-то еще с научным руководителем обсужда-
лись.
     А вопросы конкретной технической  политики,  вопросы  совер-
шенствования этого аппарата, - в общем-то, как-то, конструктор не

                             - 20 -
охотно воспринимал точку зрения Института, - не считая его доста-
точно  развитым  партнером  для  того,  что  бы  он  был  полезен
конструктору в его деятельности .
     В этом  смысле я хотел бы высказать точку зрения,  такую,  в
которой я абсолютно убежден, но которая не разделяется, к сожале-
нию, моими коллегами и вызывают трения между нами,  - иногда, да-
же, - драматические.
     Дело заключается  в том,  что на Западе,  на сколько мне из-
вестно, да и по логике вещей, и в авиации, у нас в Советском Сою-
зе, - нет (в развитых отраслях промышленности)  понятия  Научного
руководителя и Конструктора.  Я и сам это понимаю,  научное руко-
водство - проблемой. Например, научное руководство проблемой ави-
ации, хотя такого наверное нет, но я мог бы себе его представить.
Это такая организация,  которая овладела бы  стратегией  развития
авиации:  сколько малых самолетов;  сколько больших;  чему отдать
предпочтение:  комфорту при загрузке-выгрузке пассажиров или ско-
рости перемещения аппарата из точки в точку; отдать ли предпочте-
ние гиперзвуковым каким-то самолетам  или  самолетам  летающим  с
звуковыми скоростями;  что важнее, с точки зрения безопасности, -
обеспечение комфортабельной надежной работы  наземных  служб  или
деятельности персонала на борту самолета;  доля в авиации различ-
ных типов самолетов...
     Такое научное руководство авиацией мне представлялось бы до-
пустимым. Но, когда речь идет о конструкции самолета, о самолете,
то у него должен быть один хозяин.  Он и конструктор, он и проек-
тант,  он  и  научный  руководитель  этого  самолета - в этом вся
власть и вся ответственность - они должны  наёходитсься  в  одних
руках - это мне казалось совершенно очевидным фактом.
     В момент зарождения атомной  энергетики  все  было  разумно,
поскольку это  была  совсем новая область науки - ядерная физика,
нейтронная физика.  То понятие научного руководства  сводилось  к
тому, что  конструктору  задавались  основные принципы построения
аппарата и научный руководитель отвечал за то,  что эти  принципы
являлись   физически  правильными  и  физически  безопасными.  Но
конструктор уже реализовывал эти принципы ежедневно практически и
постоянно  консультируясь  с физиками:  не нарушаются ли какие-то
физические законы этого аппарата.
     На заре создания атомной промышленности это все было  оправ-
данно.  Но когда конструкторские организации выросли, когда у них
появились собственные расчетные,  физические отделы,  то  наличие
такой системы двоевластия над одним аппаратом: есть и научный ру-
ководитель и конструктор,  а на самом деле трое-властие - потому,
что  еще  появилось Главное управление или какой-то там зам.  ми-
нистра, который имел право решающего слова по тому или иному тех-
ническому решению.
     Многочисленные Советы  (межведомственные  и  ведомственные),
создавали, в общем обстановку коллективной ответственности за ка-
чество работы аппарата.  Эта ситуация продолжается сегодня.  Она,
по моему, является неправильной. По прежнему я убежден, что Науч-

                             - 21 -
ный руководитель, организации Научного руководителя - это органи-
зация, которая проводит экспертизу тех или иных проектов, выбира-
ет из них лучший, а значит - стратегию развития атомной энергети-
ки определяет.  Вот в этом функции научного  руководителя,  а  не
функции создания конкретного аппарата с заданными свойствами. Вот
эта вся перепутанность, она привела, в общем-то, к большой безот-
ветственности, что и показал, скажем, Чернобыльский опыт.
     Но так или иначе система  многовластия,  система  отсутствия
одного персонально ответственного за качество аппарата,  со всеми
инфраструктурами его,  - в общем,  она отсутствовала,  конечно. И
это  вызвало  соответствующую  тревогу  у профессионалов в техни-
ческом смысле,  в инженерном смысле. Мне конечно трудно было оце-
нивать  достоинство  или  недостатки того или иного аппарата.  Но
единственное,  что мне удалось мне сделать -  это  создать  такую
экспертную группу, которая проводила бы экспертное сравнение раз-
личных типов аппаратов: и по вопросам их экономичности; и по воп-
росам их универсальности; и по вопросам их безопасности.
     Первые два последовательных таких экспертных труда оказались
интересными.  Идея  создания такой экспертной группы и проведения
такой работы, принадлежала мне. Я организационно помогал этой де-
ятельности, а фактическую работу вела создана специально для этих
целей лаборатория Александра Сергеевича КАЧАНОВА, который органи-
зовывал работу,  по моему, прекрасно. Потому, что его лаборатория
была некой ячейкой: ставящей вопросы; физически формулирующие эти
вопросы, а ответы на вопросы давали специалисты, не только в раз-
ных подразделений Института,  но и из разных институтов вообще. И
в  итоге появлялась основа,  которая могла бы широко обсуждаться,
критиковаться,  дополняться.  И эта работа,  к сожалению, в самом
начале была приостановлена,  первоначально: - серьезным заболева-
нием Александра Сергеевича КАЧАНОВА и  невозможностью  найти  ему
эквивалентную замену;  ну,  а затем последовавшими Чернобыльскими
событиями.
     И 26 апреля 1986 года застало Институт атомной энергии в до-
вольно странной позиции,  когда с одобрения директора института с
его  полной  поддержкой первый заместитель занимался организацией
общесистемных исследований по структуре атомной энергетики,  дея-
тельность  которой  мало интересовала Министерство и шла исключи-
тельно на поддержке Анатолия Петровича  АЛЕКСАНДРОВА  и  Институт
приобретал  в  ней вкус.  Вот из неё уже можно было выбирать пра-
вильность тех или иных технических решений.
     Одновременно мне   удалось  создать  лабораторию  мер  безо-
пасности,  которая,  сопоставительно с другими видами энергетики,
оценивала различные опасности атомной энергетики.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (6)

Реклама