Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#9| Шепот Судьбы
StarCraft II: Wings of Liberty |#8| Большие раскопки
Minecraft |#3| Сборная солянка и новый мир
StarCraft II: Wings of Liberty |#7| С ножом у горла

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Кучинский А.В. Весь текст 1152.55 Kb

Тюремная энциклопедия

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 99
зацепить глаза. Пронь едва уворачивался от ударов,  которые  становились
все размашистей. Он не обращал внимание на боль и с тихим ужасом рисовал
в мыслях свое будущее. Чтото теплое ударило в его лицо, потекло  за  во-
рот. Это помочился истеричный зек.
   - Вешай легашей! - завопил он тонким противным голосом.
   Сквозь туман в глазах сержант вдруг увидел перед собой старшину внут-
ренних войск с пистолетом наголо. Синько уже успел переодеться в служеб-
ную форму, на которой расплылись пятна крови. Урка носком ботинка  пере-
вернул Проня на спину, нацелил пистолет в голову и хрипло спросил:
   - Где ближайшая остановка?
   Расклеив ссохшиеся от крови губы, охранник простонал:
   - Который час?
   - Ты глухой, падла! - зек-истерик ударил его в лицо  ногой.  -  Когда
остановка следующая?
   - Около семи утра должны быть в Красноярске...
   - Потом?
   - Потом Тайшет.
   - Этап в Тайшетлаг или дальше?
   - Точно не знаю. Пока в Тайшет.
   - Где ключ от сквозного прохода?
   - У дежурного помощника начальника поезда.
   - Когда он заявится?
   - Не знаю. По-разному.
   Синько опустил пистолет и вышел в коридор.  Там  хозяйничал  Бражник,
отпирая дверные засовы. "Не толпись на коридоре, братва, - кричал он.  -
Свободы на всех хватит". "Ты поршни пойди сполосни, - загоготал  кто-то.
- Кормоприемник уже не болит?" Зеки дружно хохотали,  а  Бражник,  криво
улыбаясь и засунув пистолет в штаны, направился в туалет. Синько,  кото-
рый уже взял бразды правления в свои руки, опять расквартировал пассажи-
ров по купе, но двери запирать не стал. Дослав в пистолет полную обойму,
он быстро направился в конец коридора. Лицо зека  вдруг  изменилось:  он
что-то вспомнил. Вернувшись в первое купе, он на миг посмотрел  в  глаза
сержанта и нарочито устало выжал:
   - Извини, мент, я забыл про тебя.
   С этими словами Синько, не целясь, дважды выстрелил солдату в голову.
Затем опять зашагал к тамбуру. Сквозной проход был закрыт и взят  в  ре-
шетку. Ломать дверь никто не решился. Интересно, слышали выстрелы в  со-
седнем вагоне или нет? Синько глянул на часы, снятые с руки убитого сол-
дата. Было без четверти три. До Красноярска оставалось совсем немного. В
тамбуре появился посвежевший Бражник. Из его  черных  брюк  по-ковбойски
торчали два пистолета. Он спросил:
   - Как уходить будем, старшина? С подножки, брызгами?
   В окне поезда тянулась черная тайга, присыпанная  ноябрьским  снегом.
Бражник припал к стеклу и поежился. Одна только мысль, что доведется уй-
ти в эту холодную строгую ночь, которая уже привыкла съедать человека на
поздний ужин, вызывала дрожь. В темноте скорость поезда казалась  огром-
ной. Бражник повернулся и кивнул в сторону запертой двери:
   - Может, на лапку возьмем?
   Синько ничего не ответил. Все было ясно и  так.  Урки  решили  играть
ва-банк и тихо дождаться дежурной проверки вагонных  караулов.  Завладев
нужным ключом, они могли бы вагон за вагоном продвигаться к паровозу и в
конечном итоге проехать Красноярск без остановки и сойти где-то на  при-
городном полустанке. Дальше надо распыляться  мелкими  группами.  Сейчас
главный козырь - неожиданность. Урки даже не подозревали, сколько  ваго-
нов отделяет их от машиниста и какой объем стрелковых работ им  предсто-
ит...
   В соседнем тамбуре хлопнули дверью, послышались тяжелые шаги. В  две-
рях сухо завертелся ключ. Кто-то вошел в межвагонный отсек и опять вста-
вил ключ. Синько напрягся, повернулся к тамбуру спиной и  закопошился  у
решетки первого купе. Еще миг, и на пороге коридора  показался  дежурный
офицер, сопровождаемый солдатом. "Старшина" не спеша и как бы нехотя по-
вернулся к офицеру и начал стрелять с двух стволов. Из караульного  купе
вырвалась еще одна порция свинца: стрелял Бражник, рванувший дверь перед
самым носом гостей. Несмотря на оглушительную пальбу, ухо  Бражника  все
же уловило странный звук в тамбуре. По спине  мигом  запрыгали  мурашки.
Опасаясь наихудшего и крикнув "Не стреляй!", он выскочил в коридор,  пе-
репрыгнул через окровавленные, искромсанные пулями тела. Сквозь  порохо-
вой дым он заметил солдатскую спину, исчезавшую в тамбуре соседнего  ва-
гона. Бражник выстрелил ей вдогонку, но пуля лишь оторвала щепку у  две-
рей сквозного прохода. От бессилия зек со всего маху врезал  кулаком  по
дверям и застонал от боли.
   Синько, успевший заменить отстрелянные обоймы, спросил одними  глаза-
ми: "Что?" Взор Бражника красноречиво ответил:  "Дерьмовей  не  бывает".
Даже с убогой фантазией можно было представить, какой  переполох  сейчас
царит в соседнем вагоне, а может, уже и в целом эшелоне. Игра  пошла  не
по их правилам.
   - Отцепляй вагон. Брага!  -  дрожа  как  бы  от  нетерпения,  крикнул
Синько. - Я иду братву подымать.
   Урка склонился над расстрелянным капитаном и начал  торопливо  искать
ключ. Однако ключа не было. Судя по всему, его унес второй  солдат,  ос-
тавленный в тамбуре. Брага уже хлопотал в межвагонном пространстве, под-
свечивая себе зажигалкой. Грохот колес усилился, заглушая звук выстрела.
Брага лишь дернулся, уронил зажигалку и вывалился в тамбур.  Синько  ис-
тошно заорал, выпустил в черный грохочущий проем всю обойму  и  бросился
обратно в коридор. Споткнувшись о труп  дежурного,  он  распластался  на
липком от крови полу. Если бы Бражник уже не покоился в мире теней - две
пули вошли ему затылок и висок, - то наверняка услышал бы еще один залп,
выпущенный сквозь обшивку вагона. Соседний караул не  спешил  входить  в
чужой вагон, оголяя свой пост.  Личный  состав  вагонного  караула  ждал
инструкций, которые вскоре поступили от начальника поезда.
   Охрана по обе стороны взбунтовавшегося вагона заняла глухую  оборону.
Сквозной проход был блокирован. Открыв боковые  двери,  два  автоматчика
дали очередь вдоль вагона, отрезая зекам последний путь к спасению. Спа-
сению в таежных дебрях. Холодный цинизм и рассудительность Синько  бесс-
ледно улетучились. Урка носился по коридору и поднимал на  бунт  братву.
Но верные еще вчера кореша реагировали вяло и с явной неохотой. Их инту-
иция, отточенная многолетним режимом, подсказывала, что "банкет"  проиг-
ран. Теперь начиналось новое время. Время искать козлов отпущения.
   - Веселей, братишки! - орал на весь коридор рецидивист Синько, разма-
хивая пистолетом и пританцовывая на месте. - Мы еще попляшем. Мы еще по-
диктуем мусорам свои язушки.
   - Это не Москва, Гаврилыч, - заметил старый зек со второго купе, ску-
по и неприятно улыбаясь. - Это тайга. Здесь отвечают пулями.  Они  будут
гнать эшелон, пока не рассветет, и  остановятся  на  перроне,  где  тебя
раскрошат два-три взвода автоматчиков. Ваши не пляшут, Гаврилыч.
   - И что же ты предложишь, Зуб? А? Выломиться хочешь? В солнечный Тай-
шет рвешься?
   Синько затрясся и начал палить в потолок. Купе зашевелились. Истерич-
ный зек, полосовавший лицо сержанта, вытащил из кобуры капитана пистолет
и торжественно заявил:
   - Я с тобой, Гаврилыч. Никто же не знает,  что  мы  ментов  заделали.
Пусть купят у нас их жизни. А мы поторгуемся.
   В коридор вышли еще пять-шесть человек. Кто-то затащил из тамбура хо-
лодеющего Бражника и принял из его руки пистолет. Эшелон N 402 с десятью
трупами на борту шел на большой скорости. За все это время он ее даже не
сбавил. Вероятно, диспетчеры красноярской железной  дороги  уже  были  в
курсе событий и давали поезду зеленый свет. Наконец ход  паровоза  начал
замедляться. Впереди показались огни какой-то одинокой таежной  станции.
Длинно и грустно запищали тормоза. На перронах по обе стороны пути стоя-
ли машины с мощными прожекторами. Яркими лучами они сопровождали седьмой
вагон. Наконец эшелон остановился. Из грузовиков высыпали солдаты с  ав-
томатами и выстроились в цепь вдоль опального вагона.  Человек  в  форме
майора отделился от автомобиля, подошел к вагону впритык и прокричал:
   - Выходить по одному! Ложиться лицом на землю, руки за голову. Но пе-
ред этим выбросить на перрон восемь пистолетов. Я жду!
   В вагоне стояла тишина. Наконец из  караульного  помещения  захлопали
выстрелы, и кто-то крикнул:
   - У нас ваши менты. Если хотите, мы можем выбросить их вам по частям.
Вместо пистолетов. Нам терять нечего.
   Майор минуту думал, затем вновь повернулся к окну:
   - Покажи мне кого-нибудь из них. Чтобы я видел.
   В купе помолчали. Патом тот же голос отозвался вновь, но уже  не  так
уверенно:
   - Твои бойцы вгретые. Если поезд сейчас не  поедет,  мы  их  опустим,
распишем и по новой опустим. Устраивает?
   - Повторяю последний раз, - майор, казалось, ничего этого не  слышал.
- Для тебя лично. Выходить по одному. Никто штурмом вагон брать  не  бу-
дет. Через пять минут мы отцепим боковые стяжки и взорвем вагон.  Забро-
саем гранатами. Даю слово офицера.
   Вагон загудел. Вновь грянул выстрел, но уже в коридоре. Особо нервные
запаниковали: "Не надо, мы выйдем". Но дверь так и  не  открывалась.  За
ней слышалась возня, ругань и наконец очередной выстрел. После непродол-
жительной борьбы дверь вагона тяжело отворилась, и из нее выпало  чье-то
тело. Это был рецидивист Синько, еще сжимающий пистолет в  правой  руке.
Левой он держался за бок, куда несколько секунд назад вошел  нож.  "Пер-
вый!" - крикнули из темноты. Два солдата направились к Синько. Тот  при-
поднялся на локтях. Зарычал и слишком резко зашевелил  пистолетом.  Сухо
затрещал автомат, и зек уткнулся лицом  в  запорошенный  снегом  перрон.
Солдаты услужливо оттянули труп в сторону. Раздался приказ: "Следующий".
Заключенные по одному осторожно выпрыгивали из вагона и падали на землю.
Их обыскивали и отволакивали в темноту. Из окна караульного купе вылете-
ли шесть пистолетов и шлепнулись в снег. "Еще один", -  приказал  майор.
После короткой паузы выбросили последний пистолет. Из  вагона  не  вышел
только один заключенный. Он лежал в  коридоре,  скрюченный  предсмертной
судорогой. На его шее виднелся толстый солдатский ремень. Истеричный зек
так и не успел подсобить Синько.
   Над тайгой загорался робкий сибирский рассвет.


   Летучий голландец N 001/76040

   24 февраля 1987 года в четвертом часу ночи спецэшелон N 934 МВД  СССР
прибыл в Ленинград и остановился на дальнем перроне Московского вокзала.
Он  вернулся  с  двухнедельного  турне  Ленинград-Новосибирск-Ленинград.
Главными пассажирами состава были вчерашние узники "Крестов",  выгружен-
ные в городах Урала и Сибири.  Обратно  состав  специального  назначения
возвращался налегке.
   В окнах караульного купе зажегся свет, заскрипели прихваченные ночным
морозом двери, загрохотали подножки. Припухшие от сна лица солдат и офи-
церов пытались рассмотреть в зарешеченном окне перрон. По вагонам прошла
команда: "Выгружайся! Ленинград!". Охрана поезда, не торопясь,  высыпала
наружу. Только в вагоне N 001/76040 стояла гробовая тишина. Сквозь  тем-
ное окно не пробивалась тусклая лампочка. Само же окно зияло  осколками.
Прапорщик из соседнего вагона потянулся, глубоко вдохнул колючий  воздух
и забарабанил по двери:
   - Подъем! Хватит дрыхнуть!
   Вагонзак не отреагировал. Прапорщик подозвал солдата, и тот  загрохо-
тал в дверь прикладом автомата. Потоптавшись несколько минут возле  две-
рей, солдат заметил разбитое окно. Прапорщик ругнулся и озабоченно  про-
шелся вдоль вагона. Затем вернулся к дверям, вытащил пистолет,  поставил
ногу на подножку:
   - Фесенко, иди за мной. А ты - встань у дверей.
   В нос ударил теплый казенный запах, который не выветривается  годами.
В свете бледной лампы прапорщик увидел длинный  коридор  с  зарешеченной
правой стороной. Дверь караульного купе была приоткрыта. На полу виднел-
ся чей-то сапог. Прапорщик передернул затвор и ногой толкнул  дверь.  На
грязном, промокшем от крови полу валялась  груда  тел,  прикрытая  двумя
матрацами. Прапорщик даже не стал их пересчитывать. С возгласом "Ни хре-
на себе!" он выскочил из вагона, приказал солдатам стеречь вход  и  бро-
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 99
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама