Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Кучинский А.В. Весь текст 1152.55 Kb

Тюремная энциклопедия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 99

   Довожу до вашего сведения...

   Милиции не обойтись без сексотов, стукачей, топтунов, тихарей -  все-
возможных агентов, доносчиков, провокаторов. Знакомство  с  этой  частью
мира тюрьмы и зоны у новоявленного зека начинается  иногда  уже  в  КПЗ.
Возможно, в каких-то камерах  ставят  (и  ставили)  подслушивающие  уст-
ройства, но, видимо, чтобы получить важную информацию, нужно еще и  раз-
говорить жертву "стука". А для этого требуется свойский  бывалый  "паре-
нек", желательно - прилично татуированный и умеющий  славно  "ботать  по
фене". Именно на такого напоролся один мой знакомый, и не в  КПЗ,  не  в
тюремной камере, а в коридорчике прокуратуры,  куда  явился  на  допрос.
Следователь сказал: обождать... Тут же уныло отсиживался на стуле видав-
ший Крым и Рым дядя, подначивший наивного моего  товарища  на  разговор.
Сам "дядя" вел этот разговор в основном через "век свободы не видать"  и
"бля буду" и популярно и авторитетно разъяснил, что нужно делать,  чтобы
не сесть. Проговорили они битый час, после чего "дядя" зашел к  следова-
телю (по очереди, братан!). Вскоре "дядя" вышел из кабинета и  исчез,  а
приятель из того же кабинета отправился в КПЗ - и на долгие пять  лет  в
зону усиленного режима. Так закончилась его  встреча  с  так  называемой
"вольной наседкой".
   "Наседки" - непременный элемент той части тюрьмы, где  обитают  подс-
ледственные. Они "работают" в четком взаимодействии с милицией, прокура-
турой и тюремной администрацией. Они вызывают на разговор,  втираются  в
доверие к "объекту" и выуживают из него сведения для  дознавателей.  Это
может быть информация о местонахождении краденых  вещей,  "подельников",
оружия - да чего угодно! Судьба их, в  случае  разоблачения,  незавидна:
хорошо, если просто надругаются, не станут ломать ноги, руки,  позвоноч-
ник; душить полотенцем. Если "наседка" успеет выломиться с хаты,  засту-
чит руками и ногами в железную дверь, то ее спасут контролеры: переведут
в безопасное место: в санчасть, в другую камеру...
   Само понятие "стукач" долгое время ассоциировалось у нас в основном с
"политикой"; в основном это было стукачество примитивное: кто-то  что-то
где-то сказал о ком-то или о чем-то; написал нечто  выходящее  за  рамки
идеологии... сообщить об этом в "органы" мог вполне обычный, но чересчур
бдительный гражданин. Но, видимо, существовали (и существуют) не  просто
"стукачи", а профессиональные сексоты. В котельной, где я работал, мест-
ная милиция сжигала как-то раз ненужную документацию: в этой куче  много
было чего интересного. На  глаза  мне  попалась  карточка  на  выбывшего
(умершего) сексота - вполне официальный документ. Особенно удивила графа
"В какой преступной среде может работать (ненужное зачеркнуть). И  далее
следовало: "молодежь, наркоманы, таксисты". К  карточке  были  приколоты
корешки расходных ордеров, все почему-то на 30 рублей...
   Зоновские стукачи делятся на должностных и подневольных. Завхоз отря-
да, шнырь, нарядчик и другие, подобные им, должны докладывать  админист-
рации (начальнику отряда, оперу) о происходящем. Поэтому никому и в  го-
лову не придет вести опасные разговоры в их  присутствии.  Куда  опаснее
стукачи из "своих", попавшие  в  эту  "струю"  под  угрозами  "кумовьев"
(оперчасти), запуганные, буквально зомбированные своим страхом. Они  мо-
гут делить с тобой кусок хлеба, пить чифир, беседовать на жизненные темы
- и тут же сдавать "с потрохами"  всю  подноготную.  Помнится,  какой-то
доброхот подслушал мой разговор с приятелем: тема была сугубо  церковная
- нынче безобидная. А тогда, в 1985 году, я едва не загудел в ШИЗО. "Ку-
му" церковная тема не понравилась, и он провоцировал нас с приятелем  на
откровенную грубость. Кто конкретно "стукнул" - я так и не узнал.  Отде-
лался лишением "ларька". А приятель  -  лишением  краткосрочного  свида-
ния...
   Расправа со "стукачом" в зоне такая же, как и в тюрьме. Если  повезет
- могут расколоть на голове табурет или сделать "Гагарина": затолкать  в
тумбочку и сбросить со второго или  третьего  этажа.  Еще  безобидней  -
групповое надругательство и опущение до разряда "петухов".
   В общем, "стукаческий" хлеб тяжел и горек,  и  участь  их  незавидна.
Редкий из них доживает до мемуарного возраста.
   А распознать "стукача" - проще простого. Сидит он, как  будто  письмо
пишет. Бормочет: "Здравствуйте, дорогие мама и папа!.." А загляни  через
плечо - а там: "Довожу до вашего сведения..." Попался, голубчик!..
   А если серьезно - избегайте, особенно в тюрьме,  опасных  разговоров,
касающихся вашего "дела". По тюремно-лагерным "понятиям", никто не имеет
права расспрашивать вас о перипетиях дела, если вы под следствием; да  и
в зоне это не принято, равно как и вопросы о статье: мол, за  что?  где?
как? Кому надо, узнает все сам, без вашей помощи.


   ОБЩЕНИЕ С ТЮРЬМОЙ

   Иногда вновь прибывшему  предлагают  взять  "погонялово"  (кличку)  -
крикнуть с решки: "Тюрьма, дай кличку!" И тюрьма откликается: одни отве-
чают серьезно ("Косой!"  "Сизый!"  "Чума!"),  другие  хохмят,  предлагая
клички типа "Петушок", "Козлик", "Полкан" и т.д. и т.п. За  это  и  сами
облаиваются другими "хатами". Так забавляются первоходочники и  малолет-
ки.
   Общение с соседней камерой везде осуществляется по-разному. Можно от-
качать в унитазе воду и общаться как по телефону, а то и передавать вся-
кую всячину: курево, "малявы" и т.д. В одной из камер "Крестов"  ухитри-
лись разобрать кладку в вентиляционном отверстии и даже обменивались ру-
копожатиями. Можно склеить из газеты трубу и запускать стрелу  с  ниткой
на решку противоположного корпуса (видел спецов: выдували  стрелу  очень
далеко и очень точно). Менее распространено перестукивание, хотя это са-
мый надежный способ.
   Тридцать букв алфавита без "е" и мягкого и твердого знаков помещаются
в такой таблице:

1	2	3	4	5	6
А	Е	л	Р	Х	ы
Б	Ж	м	С	Ц	э
В	3	н	Т	Ч	ю
Г	И	о	у	Ш	я
д	К	п	ф	Щ

   - один удар - пауза - три удара - пауза - два...
   К примеру, буква "Д" пять ударов; буква "М" - удара. И так далее...
   В некоторых старых тюрьмах ухитрялись разбирать потолочные перекрытия
и проникали в камеры ниже этажом, как в романе "Граф  Монте-Кристо".  Из
тюрьмы в тюрьму ходят легенды о таких проникнивениях в  женские  камеры:
"Эх, братва! Что там было!" В таких легендах есть доля правды, на пустом
месте ничего не рождается...
   С женщинами можно пообщаться заочно, покричать им, они ответят, могут
даже спеть что-нибудь радостное или печальное. В  Выборгской  тюрьме  из
мужского отделения бани пробурили отверстие в женское и видели в него  -
да что, собственно, такого можно увидеть сквозь метровую толщу  и  дырку
два сантиметра в диаметре?!!
   В той же тюрьме запуливали малявы на улицу, переговаривались  с  под-
ружками, приехавшими поддержать дорогого человека.
   Сейчас, говорят, в некоторых тюрьмах за определенную мзду пупкарь мо-
жет сводить зека в другую "хату" - пообщаться с "кентом" (другом). Да  и
к женщинам, наверное, водят... Главное, живым оттуда прийти.


   ФОРМЫ БОРЬБЫ ЗЕКА ЗА СВОИ ПРАВА

   Зек имеет право жаловаться.

   Впрочем, в недавние еще времена на жалобы почти не обращали внимания.
Зек требовал прокурора по надзору, а оперчасть присылала тюремного  "по-
жарника": он выслушивал претензии и  обещал  наказать  виновных,  что-то
разрешить и т.п. Однако грамотные жалобы иногда имели действие.
   Один мой знакомый в ответ на сорванный крест написал  четыре  бумаги:
Горбачеву, Патриарху Московскому и всея Руси, Генеральному  прокурору  и
почему-то Валентине Терешковой. Жалобы никуда не  отослали,  конечно,  а
крест вернули, хотя за сутки до этого начальник оперчасти обещал из  жа-
лобщика сделать "католика": "Подвешу к трубе: ты у меня, рожа, без почек
останешься!" Сейчас, слава Богу, кресты не срывают...
   Что-либо просить у администрации чаще всего бесполезно. То, что  тебе
положено на законных основаниях, - они сами дадут, а исключение из  пра-
вил делать не будут, даже если это допускается  законом  и  инструкциями
МВД.
   Можно объявить голодовку. Однако согласно "понятиям", ее нужно довес-
ти до конца. Так же как и в остальном: пригрозил - исполни, достал нож -
бей. Жестоко, может быть, но иначе  нельзя.  Потому  что  снятая  безре-
зультатная голодовка дает администрации повод не реагировать на подобные
протесты других зеков.
   Некоторые зеки вскрывают вены: на эти штуки менты перестали  реагиро-
вать уже давно. Более впечатляет вскрытие брюшной полости и  вываливание
собственных кишок в алюминиевую шлюмку - перед изумленным  и  испуганным
пупкарем. Но это для серьезных людей. К тому же существует точный способ
исполнения этого действа, не все с ним знакомы. Это не харакири, не  но-
жичком специальным делается, а заточенным "веслом" (ложкой)...
   Глотают и эти самые "весла" - с целью попасть в санчасть, уже в  зоне
- сварочные электроды.
   Сейчас в тюрьмах участились бунты, но ничего хорошего  они  зекам  не
сулят. Временные послабления, временные нормы питания.  Месяц  прошел  -
все возвращается на круги своя. Однако нельзя  отрицать  право  зека  на
протест в  любой  форме:  бывают  исключительные  обстоятельства,  когда
только бунт способен изменить тяжелое положение большинства.
   Подавляются бунты, как в тюрьме, так и в зоне, жестоко. Под мясорубку
карательных мер попадают все без исключения: одних убивают, других сажа-
ют, третьих избивают до частичной потери здоровья.
   Есть еще один способ борьбы: забастовка. Но в условиях зоны этот спо-
соб легко провоцируется администрацией в бунт: у оперчасти  всегда  най-
дутся помощники-провокаторы, да и  весьма  велика  возможность  нервного
срыва практически у любого зека...
   При любой форме протеста,  если  руководствоваться  тюремно-лагерными
"понятиями", необходимо стоять до конца. Сломленная натура теряет уваже-
ние. А потеря уважения - увеличивает тяготы тюремной (и зоновской) жизни
вплоть до невыносимых...


   ФОРМЫ БОРЬБЫ АДМИНИСТРАЦИИ С ЗЕКОМ, ОТСТАИВАЮЩИМ СВОИ ПРАВА

   Если говорить о зоне и тюрьме как о модели свободного общества, в ко-
торой концентрируются все пороки и положительные стороны, то легко можно
предугадать любые изменения - как в инструкциях МВД, так и во внутреннем
смысле "понятий". Демократизация, либерализация - с одной стороны; бесп-
редел с другой; также и наоборот...
   Основные формы подавления в тюрьме и в зоне - карцер, пониженное  пи-
тание, лишение передач и свиданий, физическое насилие, унижения  различ-
ных видов, вплоть до угрозы перевода (в тюрьме) в "петушиную хату". Да и
в некоторых зонах практикуются такие методы.
   Нет ничего страшнее "пресс-хаты". Это специальная камера,  в  которой
отсиживаются приговоренные (по тюремному закону) зеки: стукачи,  фуфлыж-
ники, крысятники и просто отмороженные мордовороты, возжелавшие  вкусить
возможных благ и боящиеся зоны как  огня...  Тут  вытаптывают  из  "поч-
тальона" воровскую маляву, денежный грев, выбивают показания или  место-
нахождение денег из особо упрямых подследственных. Сплошь  и  рядом  су-
ществование "пресс-хат" отрицается, но и подтверждается  многочисленными
свидетельствами прошедших этот ад земной. Вот что происходило в одной из
"крытых" (истинных тюрем), по свидетельству очевидца:
   "...Людей с этапа, подозреваемых в том, что они провозили деньги  или
иные ценности, кидали "под загрузку" после распределения в какую-либо из
"пресскамер", где их избивали до полусмерти, забирали все вещи,  которые
были при них, и все более-менее ценное. Деньги обычно провозили в желуд-
ке: их запаивали в целлофановые гильзы и глотали. В  "пресс-камерах"  об
этом знали. Людей, которых закидывали с этапа, "лохмачи"  привязывали  к
батарее, заставляли оправляться под контролем и держали до тех пор, пока
не убеждались, что все деньги вышли. Золотые зубы или  коронки  вырывали
изо рта или выбивали. Все награбленное "лохмачи" оставляли себе, а изби-
того и ограбленного  заключенного...  передавали  надзирателям.  Золото,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 99
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама