Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Философия - Различные авторы Весь текст 357.8 Kb

Возможные миры и виртуальная реальность (сборник N1)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29 30 31
такой самолет времен войны, этакий аккуратненький Фоккер, который
старательно разбегается, прежде чем взлететь. И он разбегался, разбегался и
ждал, что тоже сейчас взлетит, полный странным чувством горечи и радости,
на нем был кожаный шлем и защитные очки, он торопился подняться в воздух,
пока не кончилась взлетная полоса. Он почти летел, герой-камикадзе, на
стареньком Фоккере, и огонь бушевал в его груди.
Вдали мелькнула решетка Оленьего Парка.
Что это было? Что произошло с ним?
Или это чужая смерть дала ему вдруг эту странную энергию, эта уходящая
жизнь поделилась с ним своей силой? Ему стало мерзко и противно, но он не
мог ничего поделать с радостной бурей, бушевавшей у него в груди. Он понял,
что лишь движение может спасти от смерти.
Б. Фрагмент произведения, которое в тот момент лежало у Мерля М.Пейджа на
заднем сиденье (набросок)
"В самой старой и живописной части города был расположен знаменитый
Институт поминальной музыки, или Похоронная Академия, как принято было его
называть. Это уникальное в своем роде заведение готовило музыкантов,
которые специализировались на исполнении траурной музыки и достигали в этом
неслыханного совершенства. Поступить туда не просто. Мальчику, который
разучивал гаммы под присмотром унылой старой девы, или даже стер себе
пальцы, пощипывая струны скрипки, подражая Судзуки, там делать нечего. Туда
принимают людей с опытом и, к тому же, одаренных особым типом сердечной
тоски, который встречается не часто. Но поступить в Институт - это еще не
все. Принятый должен немедленно забыть обо всем, что он знал до этого, и
начать учиться воплощать в музыке всю мировую скорбь. Начинают обычно с
одной какой-нибудь ноты. Учащийся старается прикоснуться к одной клавише
или струне так, что при этом у окружающих начинает щемить сердце и слезы
непроизвольно льются из глаз. Один звук - но он должен выразить горе родных
и близких, страх перед отверзтой могилой и надежду на новую, вечную жизнь.
Выпускники Института овладевают этим мастерством в совершенстве, и любое
музыкальное произведение под их искусными пальцами начинает дышать скорбью.
В этом им нет равных, и спрос на них всегда очень велик.
Говорят, что эти скорбные трели были впервые открыты Никколо Паганини.
Именно они создали ему такую инфернальную популярность и способствовали
созданию целого мифа вокруг его имени. В Институте очень ценят Паганини и
ежегодно устраивают в его честь нечто вроде фестиваля, на котором не только
исполняются его произведения, но и выслушиваются легенды о его жизни и
творчестве. Поощряется приглашение иностранных ученых и музыкантов. В этом
году сообщить слушателям новые факты из биографии Паганини должен был
известный американский музыковед Гектор Тирон Форд... (зачеркнуто).
Смерть. Тюрьма. П. в тюрьме. П. - убил другого скрипача. (зачеркнуто). Сд.
с д.? Можно ли действительно обрести славу и талант, продав душу? Неужели
душа так дорого стоит? Имеет ли право художник совершить убийство?" (конец
наброска).
В. Размышления экзаменующего над листом чистой бумаги во время экзамена
Пора написать что-нибудь. Но что?
Автор романа, много ли от него зависит? Или сюжет уже существует сам по
себе?
Кто убит? Кто убийца? Но почему они не спрашивают: зачем? Или это и так
ясно?
Наша жизнь мертва. Все мы - трупы, мы привыкли к этому и уже этого не
замечаем. Но, если так, что же тогда смерть?
Г. Очередное вмешательство О'Браена, детектива-любителя
Да, я любитель, детектив-любитель или любитель детективов, мне все равно. И
не надо над этим смеяться. Я только не могу понять, зачем нам этот кусок из
его портфеля про Институт поминальной музыки? Надеюсь, читатель быстро про
это забудет. И не надо забивать голову биографией Паганини. Если, конечно,
тут нет разгадки. Тссс... Пока об этом не будем!
Для меня главное узнать: личность убитого, мотивы убийства, способ, которым
убийство было совершено и, конечно, кто убийца. А пока в этом направлении
мы что-то не продвинулись. Вот, еще какой-то фрагмент, надеюсь, это будет
продолжение нашего детектива, а не очередной дрянной роман из
университетской жизни, каких теперь много расплодилось.
Д. После экзамена
В тот вечер они договорились поиграть с ребятами из Политехнического
института, и у Майка Магона по этому случаю уже с утра было весело на душе.
Не дождавшись лифта, он слетел вниз по лестнице и быстро вышел на улицу.
Майк Магон - студент выпускного курса так называемого Нового Британского
университета, в котором нового было довольно мало, да и британское
потихоньку вытеснялось унылым ирландским духом. Он огляделся, да, фасад уже
здорово пообтрепался, и вряд ли кому-нибудь в ближайшие двадцать лет придет
в голову делать тут ремонт. Пять лет он провел тут, но любви к своей "Альма
матер" так и не успел ощутить. Он бы, пожалуй, никому не посоветовал
поступать сюда, хотя, почему тут так скучно, сказать бы вряд ли сумел.
Впрочем, не стоит решать за других...
Сбегая с лестницы, он чуть было не сбил с ног преподавателя английского
отделения, но вспомнил об этом только сейчас. Как его звали? Майк
задумался. Нет, вспомнить не удалось. А, может быть, он его с кем-то
спутал, и этого человека он вообще видел впервые? Ладно, ну его! Он опять
быстро пошел вперед. Лето уже начинало свое триумфальное шествие, хотя
настоящей жары еще не было. Через несколько дней должны были уже начаться
выпускные экзамены, но Майк их совершенно не боялся, он чувствовал себя во
всеоружии. Другое дело выпускной реферат, тут он почему-то волновался и все
никак не мог заставить себя сесть и написать окончательный вариант. Тема
была ему хорошо знакома, и речь шла всего о десяти тысячах слов, но что-то
внутри него самого мешало кончить работу. На их факультете было принято
писать выпускные рефераты, так сказать, о самих себе. Исполнители народной
музыки писали о народной музыкальной традиции, любители хоккея на траве
посвящали свои рефераты этой благородной игре, и даже игроки в баскетбол
пытались, правда - тщетно, вскрыть его народные ирландские корни. Так что
Майк тут не был исключением и выбор темы для его реферата ни у кого не
вызвал удивления.
Но сегодня ему было не до занятий. И он был этому скорее рад. Сегодня
предстояла игра в баскетбол и он знал, что просто обязан сделать все, чтобы
их команда выиграла. Он считал, что баскетбол - самая благородная игра,
какую только можно было придумать. Некоторые думают, что тут важен высокий
рост, но Майк хорошо понимал, что это не так. Самое важное в баскетболе -
техника. И еще ему нравилось красиво прыгать, зависая в воздухе, парить над
мягкими досками пола, а потом мягко, как их учили, неслышно опускаться на
полусогнутые напружиненные ноги, чтобы в любую секунду быть готовым опять
взмыть вверх. Пол был отполирован сотнями ног и от него звучно отскакивало
эхо. Это тоже ему нравилось. А еще ему нравилось после игры стоять в душе с
закрытыми глазами и чувствовать, как пот и мягкая пыль стекают с него на
кафельные плитки и его тело опять становится розовым и упругим, как у
какого-нибудь цветущего юноши с американского плаката. Он закрывал глаза,
чтобы не видеть голых тел своих товарищей. Их белесая беззащитность
вызывала в нем странно неприязненное смущение.
Ребята из Политехнического играли грубо. Было несколько удалений, крики,
скандалы, но к концу игры им все-таки удалось собраться и обойти их. Потом
в душе под струями горячей воды многие расцвели малиновыми следами ударов,
которые они с гордостью показывали друг другу как знаки боевого отличия. У
одного под ребрами была даже кровавая ссадина. Не проявив к ней особого
интереса, Майк поспешил растереться полотенцем, собрать свои вещи и выйти
на воздух. Ему почему-то совсем не хотелось продолжать обсуждать игру, хотя
он, наверное, не меньше других был рад победе.
Закинув сумку за плечо, он медленно побрел в сторону университетского
парка. На одной из площадок какие-то незнакомые ребята играли в футбол, и
Майк решил было присоединиться к ним. Он бросил сумку на землю и даже
несколько раз ударил по мячу, но потом вдруг почему-то отошел в сторону и
прислонился к дереву. Он чувствовал себя пустым и усталым, а сама игра
показалась ему скучной и глупой.
Взяв сумку, он побрел в библиотеку. Надо ведь готовиться к экзаменам.
Сидящая у входа девушка с тупым шотландским лицом отказалась пропустить его
внутрь из-за того, что у него не было с собой читательского билета.
Напрасно он называл ей номер, который за эти годы, конечно, успел запомнить
наизусть, напрасно уверял ее, что книги у него уже заказаны и ждут его на
полке, она даже слушать его не стала. Мысленно пожелав ей принять этой
ночью несколько лишних таблеток снотворного, он повернулся и мрачно пошел
домой. Вроде бы - ерунда, все равно они скоро закрывают и он просидел бы от
силы часа два, но на душе почему-то стало как-то тревожно.
По дороге он зашел в столовую и купил себе пластмассовый стаканчик
жидкости, которую тут обозначали словом "кофе", и сэндвич с салатом,
который угрожающе высовывался из-под хлеба и так и норовил выпасть. Майк
благополучно справился с ним и успел быстро поставить картонную тарелочку
на шаткий столик, однако, потянувшись за сахаром, опрокинул пластмассовый
стаканчик, и бурая жидкость тут же залила светлый пол. Он испуганно
оглянулся: хорошо хоть никого знакомого рядом не было. Мысленно проклиная
все на свете, он вылез из-за столика, взял себе еще один стакан и начал
уныло пить его, смакуя свою тоску и одиночество.
Желто-белый кусок яйца из его салата предательски выскочил из-под пальцев и
отскочил к двери, разбившись вдребезги о ботинок входившего в зал Малахии
Каттерна. Собственно говоря, это еще не было поводом для начала разговора,
но Майк сразу понял, что теперь ему не отвертеться. К тому же, теперь он
сразу понял: это именно его он сегодня чуть было не сбил с ног на лестнице.
И как это он сразу не вспомнил, как его зовут: Малахия, такое не
забывается.
Это имя дала ему его мать, наверное, чтобы досадить своему
мужу-полицейскому. Когда Малахия был маленьким, они жили в городке на
границе, и место там было очень неспокойным. Он помнил, как отца часто
поднимали среди ночи и он, чертыхаясь, собирался и уходил куда-то. Где-то
далеко в темноте слышались выстрелы, и мать стояла у окна, кутаясь в
клетчатую шаль, и беззвучно шевелила губами. Малахия тихо лежал под одеялом
и мысленно молился вместе с ней, как он тогда думал, чтобы папа вернулся
живым и его не ранили эти подонки. Потом, когда она все-таки решилась уйти
от мужа, Малахия понял, что в те ночи она просила Бога совсем о другом.
Теперь она жила в дорогом пансионе и ее взрослый и благополучный сын часто
навещал ее, каждый раз не решаясь спросить о чем-то очень важном для них
обоих, впрочем, он, наверное, сам уже забыл - о чем именно.
Он всегда любил задавать вопросы. Наверное, именно поэтому он посвятил свою
жизнь изучению истории английской литературы, так он мог безнаказанно
задавать их себе и окружающим, не рискуя оказаться бестактным. Впрочем, это
было лишь его мнение. Окружающие, и Майк в их числе, считали иначе. Сейчас
он мучительно оглядывался по сторонам, пытаясь как-то избежать нудных
расспросов этого липучки. Малахия придвинул стул и беспощадно сел за его
столик. Он сдержанно кивнул Майку, на что тот жалко улыбнулся. Положив свой
сэндвич с сыром на одно колено, Малахия раскрыл его и начал выковыривать
его содержимое. Майк отвернулся. Расправившись с сыром, Малахия хлебнул
кофе и обратился к своему соседу:
- Ну, как у вас дела? - мрачно спросил он. - Как реферат? Небось, уже все
написали, вам-то это было не слишком сложно, я имею в виду сбор материала?
- он злобно усмехнулся и подумал, что такие вот бездельники, благодаря
своим сомнительным связям, сразу получают хорошую работу, а ему приходилось
в свое время начинать с нуля. Его бы воля, им бы выше лаборанта должности
не видать, в первое время. Пусть посидят, поработают на других, а там видно
будет, кто что собой представляет.
- Нет, я еще не все написал, - ответил Майк.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29 30 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама