Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Ридьярд Киплинг Весь текст 307.77 Kb

Маугли

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 27
                             Редьярд Киплинг

                                  Маугли

                     перевод с английского Н. Дарузес


                              БРАТЬЯ МАУГЛИ

     Было семь часов знойного вечера в Сионийских горах, когда  Отец  Волк
проснулся после дневного отдыха, почесался, зевнул и  расправил  онемевшие
лапы одну за другой, прогоняя сон.  Мать  Волчица  дремала,  положив  свою
крупную серую морду на четверых волчат, а те ворочались и  повизгивали,  и
луна светила в устье пещеры, где жила вся семья.
     - Уф! - сказал Отец Волк. - Пора опять на охоту.
     Он уже собирался спуститься скачками с горы, как вдруг низенькая тень
с косматым хвостом легла на порог и прохныкала:
     - Желаю тебе удачи, о Глава Волков!  Удачи  и  крепких,  белых  зубов
твоим благородным детям. Пусть они никогда не забывают, что на свете  есть
голодные!
     Это был шакал, Лизоблюд Табаки, - а волки Индии презирают  Табаки  за
то, что он рыщет повсюду, сеет раздоры, разносит  сплетни  и  не  брезгает
тряпками и обрывками кожи, роясь в деревенских мусорных кучах. И  все-таки
они боятся Табаки, потому что он чаще  других  зверей  в  джунглях  болеет
бешенством и тогда мечется по лесу и кусает всех, кто только попадется ему
навстречу. Даже тигр бежит и прячется, когда бесится маленький Табаки, ибо
ничего хуже бешенства не может приключиться с  диким  зверем.  У  нас  оно
зовется водобоязнью, а  звери  называют  его  "дивани"  -  бешенство  -  и
спасаются от него бегством.
     - Что ж, войди и посмотри сам, - сухо сказал Отец Волк. - Только  еды
здесь нет.
     - Для волка нет, - сказал Табаки, но для такого ничтожества, как я, и
голая кость - целый пир. Нам, шакалам, не к лицу привередничать.
     Он прокрался в глубину пещеры, нашел оленью кость с остатками мяса и,
очень довольный, уселся, с треском разгрызая эту кость.
     - Благодарю за угощенье, - сказал  он,  облизываясь.  -  Как  красивы
благородные дети! Какие у них большие глаза! А  ведь  они  еще  так  малы!
Правда, правда, мне бы следовало помнить, что царские дети с самых  первых
дней уже взрослые.
     А ведь Табаки знал не хуже всякого другого, что нет  ничего  опаснее,
чем хвалить детей в глаза, и с удовольствием наблюдал, как смутились  Мать
и Отец Волки.
     Табаки сидел молча, радуясь тому, что накликал на других беду,  потом
сказал злобно:
     - Шер-Хан, Большой Тигр, переменил место охоты. Он  будет  весь  этот
месяц охотиться здесь, в горах. Так он сам сказал.
     Шер-Хан был тигр, который жил в двадцати  милях  от  пещеры,  у  реки
Вайнганги.
     - Не имеет права! - сердито начал Отец Волк. - По Закону Джунглей  он
не может менять место охоты, никого не предупредив. Он распугает всю  дичь
на десять миль кругом, а мне... мне теперь надо охотиться за двоих.
     - Мать недаром прозвала его Лангри (Хромой), - спокойно сказала  Мать
Волчица. - Он с самого рождения  хромает  на  одну  ногу.  Вот  почему  он
охотится только за домашней скотиной. Жители селений по берегам  Вайнганги
злы на него, а теперь он явился сюда, и у нас начнется то же:  люди  будут
рыскать за ним по лесу, поймать  его  не  сумеют,  а  нам  и  нашим  детям
придется бежать куда глаза глядят, когда подожгут траву. Право,  нам  есть
за что благодарить Шер-Хана!
     - Не передать ли ему вашу благодарность? - спросил Табаки.
     - Вон отсюда! - огрызнулся Отец Волк.  -  Вон!  Ступай  охотиться  со
своим господином! Довольно ты намутил сегодня.
     - Я уйду, - спокойно ответил Табаки. - Вы и сами скоро услышите голос
Шер-Хана внизу,  в  зарослях.  Напрасно  я  трудился  передавать  вам  эту
новость.
     Отец Волк насторожил уши: внизу,  в  долине,  сбегавшей  к  маленькой
речке, послышался сухой, злобный, отрывистый, заунывный рев тигра, который
ничего не поймал и нисколько не  стыдится  того,  что  всем  джунглям  это
известно.
     - Дурак! - сказал Отец Волк. - Начинать таким  шумом  ночную  работу!
Неужели он думает, что наши олени похожи на жирных буйволов с Вайнганги?
     - Ш-ш! Он охотится нынче не за буйволом и не  за  оленем,  -  сказала
Мать Волчица. - Он охотится за человеком.
     Рев перешел в глухое ворчание, которое раздавалось как будто со  всех
сторон разом. Это был тот рев, который пугает лесорубов и цыган,  ночующих
под открытым небом, а иногда заставляет их бежать прямо в лапы тигра.
     - За человеком! - сказал Отец Волк, оскалив белые зубы. - Разве  мало
жуков и лягушек в прудах, что ему понадобилось есть человечину, да еще  на
нашей земле?
     Закон Джунглей,  веления  которого  всегда  на  чем-нибудь  основаны,
позволяет зверям охотиться на человека только тогда, когда они учат  своих
детенышей убивать. Но и тогда зверю нельзя убивать человека в тех  местах,
где охотится его стая или племя. Вслед за  убийством  человека  появляются
рано или поздно белые люди на слонах, с ружьями и сотни  смуглых  людей  с
гонгами, ракетами  и  факелами.  И  тогда  приходится  худо  всем  жителям
джунглей. А звери говорят, что человек - самое  слабое  и  беззащитное  из
всех живых существ и трогать его недостойно охотника. Они говорят также  -
и это правда, - что людоеды со временем паршивеют и у них выпадают зубы.
     Ворчание  стало  слышнее  и  закончилось  громовым  "А-а-а!"   тигра,
готового к прыжку.
     Потом раздался вой, непохожий на тигриный, - вой Шер-Хана.
     - Он промахнулся, - сказала Мать Волчица. - Почему?
     Отец Волк отбежал на несколько шагов от пещеры и услышал раздраженное
рычание Шер-Хана, ворочавшегося в кустах.
     - Этот дурак обжег  себе  лапы.  Хватило  же  ума  прыгать  в  костер
дровосека! - фыркнув, сказал Отец Волк. - И Табаки с ним.
     - Кто-то взбирается на гору, - сказала Мать Волчица, шевельнув  одним
ухом. - Приготовься.
     Кусты в чаще слегка зашуршали, и Отец Волк  присел  на  задние  лапы,
готовясь к прыжку. И тут если бы вы наблюдали за ним, то увидели бы  самое
удивительное на свете -  как  волк  остановился  на  середине  прыжка.  Он
бросился вперед, еще не видя, на что бросается, а потом круто остановился.
Вышло так, что он подпрыгнул кверху на четыре или пять футов и сел на  том
же месте, где оторвался от земли.
     - Человек! - огрызнулся он. - Человечий детеныш! Смотри!
     Прямо перед ним, держась за низко  растущую  ветку,  стоял  голенький
смуглый ребенок, едва  научившийся  ходить,  -  мягкий,  весь  в  ямочках,
крохотный живой комочек. Такой крохотный ребенок еще ни разу не заглядывал
в волчье логово ночной порой. Он посмотрел в глаза Отцу Волку и засмеялся.
     - Это и есть человечий детеныш? -  спросила  Мать  Волчица.  -  Я  их
никогда не видала. Принеси его сюда.
     Волк, привыкший носить своих волчат, может, если нужно, взять в  зубы
яйцо, не раздавив его, и хотя зубы Отца Волка стиснули спинку ребенка,  на
коже не осталось даже царапины,  после  того  как  он  положил  его  между
волчатами.
     - Какой маленький! Совсем голый, а какой смелый!  -  ласково  сказала
Мать Волчица. (Ребенок проталкивался среди волчат поближе к теплому боку.)
- Ой! Он сосет вместе с другими! Так вот он какой, человечий  детеныш!  Ну
когда же волчица могла) похвастаться, что среди ее волчат  есть  человечий
детеныш!
     - Я слыхал, что это бывало и раньше, но только не в нашей Стае и не в
мое время, - сказал Отец Волк. - Он совсем безволосый, и я  мог  бы  убить
его одним шлепком. Погляди, он смотрит и не боится.
     Лунный свет померк в устье пещеры: большая квадратная голова и  плечи
Шер-Хана загородили вход. Табаки визжал позади него:
     - Господин, господин, он вошел сюда!
     - Шер-Хан делает нам большую честь, - сказал Отец Волк, но глаза  его
злобно сверкнули. - Что нужно Шер-Хану?
     - Мою добычу! Человеческий детеныш вошел сюда, -  сказал  Шер-Хан.  -
Его родители убежали. Отдайте его мне.
     Шер-Хан прыгнул в костер дровосека, как и говорил  Отец  Волк,  обжег
себе лапы и теперь бесился. Однако Отец Волк  отлично  знал,  что  вход  в
пещеру слишком узок для тигра. Даже там, где Шер-Хан стоял сейчас,  он  не
мог пошевельнуть ни плечом,  ни  лапой.  Ему  было  тесно,  как  человеку,
который вздумал бы драться в бочке.
     - Волки - свободный народ, - сказал Отец Волк. - Они слушаются только
Вожака Стаи, а не  всякого  полосатого  людоеда.  Человечий  детеныш  наш.
Захотим, так убьем его и сами.
     - "Захотим, захотим! " Какое мне дело? Клянусь буйволом,  которого  я
убил, долго мне еще стоять, уткнувшись носом  в  ваше  собачье  логово,  и
ждать того, что мне полагается по праву? Это говорю я, Шер-Хан!
     Рев тигра наполнил пещеру громовыми раскатами. Мать Волчица, стряхнув
с себя волчат, прыгнула вперед, и  ее  глаза,  похожие  во  мраке  на  две
зеленые луны, встретились с горящими глазами Шер-Хана.
     - А отвечаю я,  Ракша  (Демон):  человечий  детеныш  мой,  Лангри,  и
останется у меня! Его никто не убьет. Он будет жить и охотиться вместе  со
Стаей и бегать вместе со Стаей! Берегись, охотник  за  голыми  детенышами,
рыбоед, убийца лягушек, - придет время, он поохотится за тобой!  А  теперь
убирайся вон или, клянусь оленем, которого я убила (я не  ем  падали),  ты
отправишься на  тот  свет  хромым  на  все  четыре  лапы,  паленое  чудище
джунглей! Вон отсюда!
     Отец Волк смотрел на нее в изумлении. Он успел забыть то время, когда
отвоевывал Мать Волчицу в открытом бою с пятью волками,  то  время,  когда
она бегала вместе со Стаей и недаром носила прозвище  Демон".  Шер-Хан  не
побоялся бы Отца Волка, но с Матерью Волчицей он не решался схватиться: он
знал что перевес на ее стороне и что она будет драться не на жизнь,  а  на
смерть. Ворча,  он  попятился  назад  и,  почувствовав  себя  на  свободе,
заревел:
     - На своем дворе всякая  собака  лает!  Посмотрим,  что  скажет  Стая
насчет приемыша из людского племени! Детеныш мой, и рано или поздно я  его
съем, о вы, длиннохвостые воры!
     Мать Волчица, тяжело дыша, бросилась на землю около своих  волчат,  и
Отец Волк сказал ей сурово:
     - На этот раз Шер-Хан говорит правду: детеныша надо показать Стае. Ты
все-таки хочешь оставить его себе, Мать?
     - Оставить себе? - тяжело водя боками, сказала Волчица. - Он пришел к
нам совсем голый, ночью, один, и все же  он  не  боялся!  Смотри,  он  уже
оттолкнул одного из моих волчат! Этот хромой мясник убил бы его  и  убежал
на Вайнгангу, а люди в отместку разорили бы наше логово. Оставить его? Да,
я его оставлю. Лежи смирно, лягушонок! О Маугли - ибо Лягушонком Маугли  я
назову тебя, - придет время, когда ты станешь охотиться за Шер-Ханом,  как
он охотился за тобой.
     - Но что скажет наша Стая? - спросил Отец Волк.
     Закон Джунглей  говорит  очень  ясно,  что  каждый  волк,  обзаводясь
семьей, может покинуть свою Стаю. Но как только его  волчата  подрастут  и
станут на ноги, он должен привести их на Совет  Стаи,  который  собирается
обычно раз в месяц, во время полнолуния, и показать  всем  другим  волкам.
После этого волчата могут бегать где им вздумается, и пока  они  не  убили
своего первого оленя, нет оправдания  тому  из  взрослых  волков,  который
убьет волчонка. Наказание за это - смерть,  если  только  поймают  убийцу.
Подумай с минуту, и ты сам поймешь, что так и должно быть.
     Отец Волк подождал, пока его  волчата  подросли  и  начали  понемногу
бегать, и в одну из тех ночей, когда собиралась Стая, повел волчат, Маугли
и Мать Волчицу на Скалу Совета. Это была вершина холма, усеянная  большими
валунами, за которыми могла укрыться целая сотня  волков.  Акела,  большой
серый волк-одиночка, избранный вожаком всей Стаи за силу и ловкость, лежал
на скале, растянувшись во весь рост. Под  скалой  сидело  сорок  с  лишним
волков всех возрастов  и  мастей  -  от  седых,  как  барсуки,  ветеранов,
расправлявшихся в  одиночку  с  буйволом,  до  молодых  черных  трехлеток,
которые воображали, что им это тоже под силу. Волк-одиночка уже около года
был их вожаком. В юности он два раза попадал в волчий капкан, однажды люди
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 27
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (12)

Реклама