Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Стивен Кинг Весь текст 1644.35 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 141
думать.
     В заднем чулане, где я нашел эту чертову, обезьяну в точно  такой  же
коробке.
     Наклоняя голову из-за резкого наклона крыши чердака, Терри  отошла  в
сторону, чтобы исследовать содержимое деревянной коробки с безделушками.
     - Мне она не нравится, - сказал Питер, нащупывая руку Хэла.  -  Дэнис
может взять ее себе, если хочет. Мы можем идти, папочка?
     - Боишься привидений, дерьмо цыплячье? - осведомился Дэнис.
     - Дэнис,  прекрати,  -  сказала  Терри  с  отсутствующим  видом.  Она
подобрала тонкую фарфоровую чашку с китайским узором. -  Это  очень  мило.
Это...
     Хэл увидел, что Дэнис нашел в спине обезьяны  заводной  ключ.  Черные
крылья ужаса распростерлись над ним.
     - Не делай этого!
     Он выкрикнул это более резко, чем собирался, и выхватил  обезьяну  из
рук Дэниса еще до того, как понял, что делает. Дэнис оглянулся на  него  с
удивленным  видом.  Терри  тоже  обернулась,  и  Питер  поднял  глаза.  На
мгновение все  они  замолчали,  и  ветер  снова  засвистел  очень  низким,
неприятным подзывающим свистом.
     - То есть, я хотел сказать, что она, наверное, сломана, - сказал Хэл.
     Она всегда была сломана... за исключением тех случаев,  когда  ей  не
хотелось этого.
     - Но это не причина меня грабить, - сказал Дэнис.
     - Дэнис, заткнись.
     Дэнис моргнул и на секунду  приобрел  почти  встревоженный  вид.  Хэл
давно уже не говорил с ним так резко. С тех  пор,  как  потерял  работу  в
"Нэшнл Аэродайн" в Калифорнии два года назад  и  они  переехали  в  Техас.
Дэнис решил не  задумываться  об  этом...  пока.  Он  снова  повернулся  к
картонной коробке и начал рыться в ней, но там остался один  только  хлам.
Сломанные игрушки с торчащими пружинами и вылезающей набивкой.
     Звук ветра становился все громче, он уже гудел, а не свистел.  Чердак
начал слегка потрескивать со звуком, напоминающим чьи-то шаги.
     - Ну пожалуйста, папочка, - попросил Питер так тихо, что  слова  были
слышны лишь его отцу.
     - Ну да, - сказал он. - Терри, пошли.
     - Но я еще не кончила разбирать это...
     - Я сказал, пошли.
     На этот раз пришел ей черед удивиться.
     Они сняли две смежных комнаты в мотеле. В тот  вечер  дети  уснули  в
своей комнате в десять часов. Терри спала отдельно от них. Она приняла две
таблетки валиума на обратной дороге из их дома в  Каско,  чтобы  успокоить
нервы и предотвратить подступающую мигрень. В последнее  время  она  часто
принимала валиум. Это началось примерно в  то  же  время,  когда  компания
"Нэшнл Аэродайн" уволила Хэла. В последние два года он работал на  "Тексас
Инструментс". Он получал на четыре тысячи долларов в год  меньше,  но  это
была работа. Он сказал Терри, что им страшно повезло. Она согласилась.  Он
сказал, что  множество  программистов  остаются  вообще  без  работы.  она
согласилась. Он сказал, что дом в Арнетте так  же  хорош,  как  и  дом  во
Фресно. Она согласилась, но ему показалось, что ее  согласие  на  все  это
было лживым.
     И кроме того он терял связь с Дэнисом. Он чувствовал, как ребенок  со
все большей, преждевременно набранной скоростью удаляется от него. Прощай,
Дэнис, до свидания, незнакомец,  было  так  славно  ехать  с  тобой  одном
поезде. Терри сказала, что ей кажется,  будто  мальчик  курит  сигареты  с
марихуаной. Ей несколько раз удалось уловить запах. Ты должен поговорить с
ним, Хэл. И он согласился, но пока не сделал этого.
     Мальчики спали. Терри спала. Хэл  зашел  в  ванную  комнату,  сел  на
закрытую крышку унитаза и посмотрел на обезьяну.
     Он ненавидел  ощущение  прикосновения  к  этому  мягкому,  пушистому,
коричневому меху, местами уже вытершемуся. Он ненавидел эту усмешку -  эта
обезьяна скалится как черномазый, сказал однажды дядя Уилл, но усмешка  ее
не  была  похожа  на  усмешку  негра,  в  ней  вообще   не   было   ничего
человеческого. Ее усмешка состояла из одних зубов, и если завести ее, губы
начинали двигаться, зубы, казалась, становились больше, как вампира,  губы
искрились, а тарелки начинали греметь, глупая  обезьяна,  глупая  заводная
обезьяна, глупая, глупая...
     Он уронил ее. Его пальцы дрожали, и он уронил ее.
     Ключ звякнул о плитку, когда она ударилась  об  пол.  Звук  показался
очень громким в окружающей тишине. Она смотрела  на  него  своими  темными
янтарными глазами, глазами куклы, полными идиотской радости, а  ее  медные
тарелки были занесены так, как будто  она  собиралась  начать  выстукивать
марш для какого-нибудь адского оркестра.  Сзади  стоял  штамп  "Сделано  в
Гонконге".
     - Ты не могла оказаться здесь, - прошептал он. - Я  выбросил  тебя  в
колодец, когда мне было девять лет.
     Обезьяна усмехнулась ему.
     Мотель задрожал от порыва черного, ночного ветра.
     Брат Хэла Билл и его жена Колетт встретили их  на  следующий  день  в
доме дяди Уилла и тети Иды.
     - Тебе никогда не приходило в голову, что смерть в семье -  не  самый
лучший повод для возобновления семейных  связей?  -  спросил  его  Билл  с
легкой тенью усмешки. Его  назвали  в  честь  дяди  Уилла.  Уилл  н  Билл,
чемпионы родео, - часто говорил дядя Уилл, ероша волосы  Билла.  Это  была
одна из его поговорок... вроде той, что ветер может  свистеть,  но  он  не
может напеть мелодию. Дядя Уилл умер шесть лет  назад,  и  тетя  Ида  жила
здесь одна, до тех пор пока удар  не  хватил  ее  как  раз  на  предыдущей
неделе. Очень неожиданно, -  сказал  Билл,  позвонив  им,  чтобы  сообщить
печальную новость. Как будто он мог предвидеть ее смерть,  как  будто  это
вообще возможно. Она умерла в одиночестве.
     - Ну да, - сказал Хэл. - Эта мысль приходила мне в голову.
     Они вместе посмотрели на дом, на дом, в котором они выросли. Их отец,
моряк торгового судна, словно исчез с  лица  земли,  когда  они  были  еще
детьми. Билл утверждал, что смутно помнит его, но у Хэла  не  осталось  от
него никаких воспоминаний. Их мать умерла, когда Биллу было десять лет,  а
Хэлу восемь. Тетя Ида привезла их  сюда  из  Хартфорда  на  автобусе.  Они
выросли здесь и были отправлены в колледж. Они скучали по этому дому. Билл
остался в Мэйне и вел преуспевающую юридическую практику в Портленде.
     Хэл заметил, что Питер направился к зарослям ежевики, которая росла в
сумасшедшем беспорядке у восточного крыла дома.
     - Не ходи туда, Питер, - крикнул он.
     Питер вопросительно обернулся. Хэл остро почувствовал любовь к своему
сыну... и неожиданно снова подумал об обезьяне.
     - Почему, папочка?
     - Где-то там должен быть старый колодец, - сказал  Билл.  -  Но  черт
меня побери, если я помню, где он. Твой отец прав, Питер, - лучше подальше
держаться от этого места. А то потом хлопот не оберешься с колючками. Так,
Хэл?
     - Так, - сказал Хэл автоматически. Питер отошел,  не  оглядываясь,  и
стал спускаться вниз к галечному пляжу, где Дэнис запускал по воде плоские
камешки. Хэл почувствовал, что тревога у него в груди понемногу стихает.
     Хотя Билл и забыл то место, где был старый колодец, в тот же день Хэл
безошибочно вышел к нему, продираясь через заросли ежевики,  шипы  которой
впивались в его старый фланелевый жакет и хило тянулись к его  глазам.  Он
наконец дошел и стоял, тяжело дыша и глядя  на  подгнившие,  покоробленные
доски, прикрывавшие колодец. После секундной нерешительности он наклонился
(коленные суставы хрустнули) и отодвинул две доски.
     Со дна этой влажной пасти на него  смотрело  лицо.  Широко  раскрытые
глаза, искаженный рот. У него вырвался стон. Он не был громким, разве  что
в его сердце. Но там он был просто оглушительным.
     Это было его собственное лицо, отражавшееся в темной воде.
     Не морда обезьяны. На мгновение ему показалось, что это  была  именно
она.
     Его трясло. Трясло с ног до головы.
     Я выбросил ее в  колодец.  Я  выбросил  ее  в  колодец.  Прошу  тебя,
Господи, не дай мне сойти с ума. Я выбросил ее в колодец.
     Колодец высох в то лето, когда умер Джонни Мак-Кэйб, в тот год, когда
Билл и Хэл переехали к дяде Уиллу и тете Иде. Дядя Уилл взял в банке ссуду
на устройство артезианской скважины, и заросли ежевики  разрослись  вокруг
старого колодца.
     Но вода вернулась. Как и обезьяна.
     На этот раз уже не  было  сил  бороться  с  памятью.  Хэл  безнадежно
присел, позволяя воспоминаниям  нахлынуть,  пытаясь  отдаться  их  потоку,
оседлать  их,  как  серфингист  оседлывает   гигантскую   волну,   которая
изничтожит его, если он не удержится на доске, пытаясь пережить их заново,
чтобы еще раз оставить их в прошлом.
     В то лето он пробрался с обезьяной к этому месту во  второй  половине
дня. Ягоды ежевики уже поспели, их запах был густым и приторным. Никто  не
приходил сюда собирать их, хотя тетя Ида иногда и останавливалась у опушки
зарослей и собирала горсточку  ягод  в  свой  передник.  Здесь  ягоды  уже
перезрели, некоторые из них гнили, выделяя густую белую жидкость,  похожую
на гной. Внизу под ногами, в  густой  траве  пели  сверчки,  издавая  свой
бесконечный, безумный крик: Рииииии...
     Шипы впивались в его тело, капли крови набухли у него на щеках  и  на
голых руках. Он и не пытался уклоняться от веток. Он был ослеплен  ужасом,
ослеплен  до  такой  степени,  что  чуть  не  наступил  на  гнилые  доски,
прикрывавшие колодец, и, возможно, чуть не  провалился  в  тридцатифутовую
глубину колодца, на грязное дно.  Он  замахал  руками,  пытаясь  сохранить
равновесие, и  еще  несколько  шипов  впились  ему  в  предплечья.  Именно
воспоминание об этом моменте заставило его так резко позвать Питера назад.
     Это было в тот день, когда умер Джонни  Мак-Кэйб,  его  лучший  друг.
Джонни лез по ступенькам приставной лестницы в свой шалаш,  устроенный  на
дереве на заднем дворе. Оба они провели там много часов тем летом, играя в
пиратов, разглядывая воображаемые галеоны, плывущие по озеру,  и  готовясь
идти на абордаж. Джонни лез в свой шалаш, как он делал это уже тысячу раз,
когда ступенька, расположенная как раз под люком в полу шалаша, треснула у
него под рукой, и Джонни пролетел тридцать футов до земли  и  сломал  свою
шею и это она была виновата, обезьяна, чертова ненавистная обезьяна. Когда
зазвонил телефон, когда рот тети Иды широко раскрылся от ужаса после того,
как ее подруга Милли позвонила ей  с  улицы,  чтобы  рассказать  печальные
новости, тетя Ида сказала:
     - Выйдем  во  двор,  Хэл,  я  должна  сообщить  тебе   что-то   очень
грустное...
     И  он  подумал  с  вызывающим  тошноту  ужасом:  "Обезьяна!  Что  она
натворила на этот раз?"
     В тот день, когда он выбросил обезьяну в  колодец,  на  дне  не  было
видно никакого отражения, только каменные булыжники и вонь влажной  грязи.
Он посмотрел на обезьяну, лежащую на  жесткой  траве,  с  занесенными  для
удара тарелками, с вывернутыми наружу  губами,  с  оскаленными  зубами,  с
вытертым мехом, с грязными пятнами тут и там, с тусклыми глазами.
     - Я ненавижу тебя, - прошипел он ей. Он сжал рукой ее  отвратительное
тельце, чувствуя, как шевелится пушистый мех. Она усмехнулась  ему,  когда
он поднес ее к лицу.
     - Ну, давай, - осмелился он, начиная плакать впервые за этот день. Он
потряс ее. Занесенные для удара тарелки слегка задрожали. Обезьяна портила
все хорошее. Буквально все. - Ну, давай, ударь ими! Ударь!
     Обезьяна только усмехнулась.
     - Давай, ударь ими! - его голос истерически задрожал. - Давай,  ударь
ими! Я заклинаю тебя! Я дважды заклинаю тебя!
     Эти желто-коричневые глаза. Эти огромные радостные зубы.
     И тогда он выбросил ее в колодец, обезумев от горя и ужаса. Он  видел
как она перевернулась в полете,  обезьяний  акробат,  выполняющий  сложный
трюк, и солнце сверкнуло в последний раз в ее тарелках.  Она  ударилась  о
дно с глухим стуком, и, возможно, именно этот удар запустил  ее  механизм.
Неожиданно тарелки все-таки начали стучать.  Их  равномерный,  обдуманный,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 141
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама