Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Стивен Кинг Весь текст 1644.35 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 125 126 127 128 129 130 131  132 133 134 135 136 137 138 ... 141
моего Друга в Обители Смерти.  Я  бежал,  пока  воздух  не  стал  словно
раскаленное железо вливаться в мои легкие и мой мозг. Я бежал,  пока  не
добрался до своего порочного дома, своей комнаты; где пал ниц  и  лежал,
словно мертвец, до сегодняшнего дня.
   Я бежал, потому что узнал в  изуродованных,  не  движущихся  останках
того мертвого человека фамильные черты Бунов. Конечно,  не  Филиппа  или
Роберта, чьи портреты висят в галерее, а сгнивший  лик  Джеймса  Буна  -
Хранителя Червя.
   Он до  сих  пор  живет  где-то  во  тьме  под  Жребием  Иерусалима  и
Чапелвэйтом... И он до  сих  пор  жив.  Сожжение  книги  помешало  твари
выползти на свет Божий, но есть и другие копии ужасной КНИГИ.
   Конечно, я - последнее звено между прошлым и настоящим, последний  из
рода  Бунов.  Для  пользы  всего  человечества  я  должен  умереть...  И
разорвать цепь времен... Я  собираюсь  отправиться  к  морю,  Бони.  Мои
злоключения, так же как и моя история на этом заканчиваются.  Пусть  Бог
поможет тебе и позволит жить с миром.
   Чарльз.
   Необычные бумаги были, возможно, и получены Бони Грансоном,  которому
были адресованы. Видимо, лихорадка мозга, доконавшая Буна, возобновилась
после долгого перерыва. Первый приступ был у Буна после смерти его  жены
в 1848 году. Лихорадка мозга стала причиной безумия, охватившего Буна; и
убийства им своего старого приятеля и слуги мистера Келвина МакКена. Все
записи в карманной записной  книжечке  МакКена  -  подделки  несомненно,
сделанные Чарльзом Буном, пытавшимся укрепить собственные параноидальные
заблуждения.
   Наконец, существует два ответа на вопрос: почему письма Чарльза  Буна
неправда.
   Первое:  когда  город  Жребий  Иерусалима  был  "заново  открыт"   (я
использую термин из газет начала века), пол храма,  хоть  и  ветхий,  не
имел следов разрушения или больших повреждений,  хотя  церковные  скамьи
были перевернуты и несколько окон разбито вдребезги ветром. Но это могли
совершить вандалы из соседней деревушки  через  многие  годы  после  тех
трагических событий. Среди старейших жителей Причер  Корнерс  еще  ходят
неопределенные слухи о Жребии Иерусалима... Вероятно,  во  времена  Буна
существовали невинные, старинные легенды, которые и дали толчок  безумию
Чарльза Буна, но едва ли в них таилась хоть капля истины.
   Второе: Чарльз Бун был не последним в роду. Его дед Роберт  Бун  имел
двух внебрачных детей. Один из них умер в детстве, второй  взял  фамилию
Бун и обосновался на Сентрал Фел и Лонг Айландс. Я -  последний  потомок
этого отпрыска семейства Бунов, второй кузен Чарльза Буна,  хоть  нас  и
разделяет три поколения. Эти бумаги  хранились  у  меня  десять  лет.  Я
предложил их опубликовать по случаю моего переезда в фамильный дом Бунов
в Чапелвэйтс с надеждой, что читатель с симпатией отнесется к тому,  что
случилось с несчастным Чарльзом Буном, заблудшей душой.
   Пока я могу сказать, что Чарльз был прав только  в  одном.  Этот  дом
сильно нуждается в перестройке. А в  стенах  и  впрямь  шуршат  огромные
крысы.
   Джеймс Роберт Бун 2 октября 1971 года. 14


1





КРАТЧАЙШИЙ ПУТЬ ДЛЯ МИССИС ТОДД

Стивен КИНГ


ONLINE БИБЛИОТЕКА http://russiaonline.da.ru


   - Вон едет эта Тодд, - сказал я.
   Хомер Бакленд проводил взглядом небольшой "Ягуар" и  кивнул.  Женщина
за рулем помахала рукой в знак приветствия. Хомер еще раз  кивнул  ей  в
ответ своей большой лохматой головой, но не поднял  руки  для  выражения
ответных дружеских чувств. Семья Тоддов владела большим летним домом  на
озере Касл, и Хомер уже давным-давно был ими нанят сторожем этого  дома.
Мне казалось, что он невзлюбил вторую жену У орта Тодда столь же сильно,
как ему ранее нравилась Фелия Тодд - первая жена хозяина дома.
   Это было как раз два года тому назад. Мы  сидели  на  скамейке  перед
магазином Белла, и я наслаждался апельсиновой шипучкой. У Хомера в руках
был стакан простой минеральной. Стоял октябрь -  самое  мирное  времечко
для Касл Рока. Отдыхающие по-прежнему приезжали на уик-энды на озеро, но
их становилось все меньше, и была просто благодать по  сравнению  с  тем
жаркими летними деньками, когда пляжи ломились от тысяч и тысяч приезжих
отовсюду, вносивших в и без того накаленную атмосферу свои собственные и
весьма агрессивные нотки. А сейчас был тот благословенный  месяц,  когда
летних отдыхающих уже не было, а для выкладывающих  большие  денежки  за
свои причуды пришельцев-охотников с их  огромными  ружьями  и  столь  же
огромными палаточными лагерями еще не настали сроки прибытия в городок.
   Урожай почти везде был уже снят. Ночи стояли прохладные, самые лучшие
для крепкого сна, а потому таким стариканам как мне было еще просто рано
и не на что особенно жаловаться. В октябре  небо  над  озером  заполнено
облаками, медленно проплывающими где-то вверху  подобно  огромным  белым
птицам. Меня всегда удивляло, почему они кажутся столь плоскими внизу, у
своего основания, и почему они там выглядят чуть сероватыми, словно тень
заката. Мне это нравилось, так же как и то, что я могу просто любоваться
отблесками солнечным лучей на воде и  не  думать  при  этом  о  каких-то
жалких и никому не нужных минутах. Только в октябре и только  здесь,  на
скамейке перед магазином Белла, откуда открывается столь чудный  вид  на
озеро, мне иногда даже приходит в голову сожаление, что я не курильщик.
   - Она не водит столь быстро, как Фелия, - сказал Хомер.  -  Я  всегда
удивлялся, как же это так здорово удавалось женщине с таким  старомодным
именем.
   Летние отдыхающие наподобие  Тоддов  никогда  особо  не  интересовали
постоянных жителей небольших городков в Мэне,  а  уж  тем  более  в  той
степени, какую они самонадеянно  себе  приписывают.  Старожилы-резиденты
предпочитают смаковать собственные любовные истории и ссоры, скандалы  и
слухи. Когда тот  предприниматель-текстильщик  на  Амсбери  застрелился,
Эстонии Корбридж пришлось подождать добрую неделю, пока ее пригласили на
ленч, чтобы послушать, как  же  ей  удалось  наткнуться  на  несчастного
самоубийцу, все еще державшего револьвер с окостеневшей руке. Но зато  о
своем земляке Джо Кэмбере,  которого  загрыз  собственный  пес,  местные
старожилы не переставали судачить на все лады и до и после этого случая.
   Ну да не в этом дело. Просто мы  и  они  бежим  по  разным  дорожкам.
Летние приезжие подобны вольным скакунам или иноходцам. В то  время  как
все мы, выполняющие годами изо дня в  день,  из  недели  в  неделю  свою
работу здесь, являемся тяжеловозами или другими  рабочими  лошадками.  И
все же исчезновение в 1973 году  Офелии  Тодд  вызвало  немалый  интерес
среди местных жителей. Офелия была не просто  обворожительно  прекрасной
женщиной, но и тем человеком, который сделал немало хорошего для  нашего
городка.  Она  выбивала   деньги   для   библиотеки   Слоэна,   помогала
восстановить  памятник  погибшим  в  войнах  и  участвовала  во   многих
подобного рода делах. Но ведь все  летние  отдыхающие  любят  саму  идею
"выбивать деньги". Вы только упомяните о ней  -  и  их  глаза  загорятся
ярким блеском, а руки начнут искать, за что бы зацепиться.  Они  тут  же
создадут комитет и выберут секретаря, чтобы не забыть повестку дня.  Они
это страшно любят. Но как  только  вы  скажете  "время"  (где-нибудь  на
шумном людном сборище, являющемся каким-то диковинным гибридом вечеринки
с коктейлями и собрания комитета), - вы тут же лишитесь удачи.  Время  -
это то, чего никак не могут и не должны терять приезжающие на лето.  Они
лелеют  его,  и  если  бы  они  смогли  запечатать  его  в  какие-нибудь
банки-склянки, то наверняка бы  попытались  законсервировать  эту  самую
большую ценность в своей жизни. Но Фелии Тодд, видимо, нравилось тратить
время, - работая за стойкой библиотеки столь же рьяно и прилежно, как  и
при выбивании денег для нее. Когда  нужно  было  перебрать  фундамент  и
смазать  машинным  маслом  все  внутренние   металлические   конструкции
памятника погибшим, Фелия была в самой гуще,  среди  женщин,  потерявших
сыновей в трех кровопролитных последних войнах, такая же, как и  все,  с
запрятанными под косынку полосами  и  в  рабочем  комбинезоне.  А  когда
местных ребятишек нужно было доставить к месту летних заплывов,  караван
машин с детьми вниз  по  Лэндинг-роуд  неизменно  возглавлял  сверкающий
пикап Уорта Тодда, за рулем которого восседала Фелия.  Хорошая  женщина.
Хотя и не местная, но хорошая женщина. И когда она  вдруг  исчезла,  это
вызвало внимание. Не печаль, конечно, поскольку  чье-то  исчезновение  -
это еще не чья-то смерть. Это не похоже  на  то,  что  вы  вдруг  что-то
ненароком отрубили ножом для разделки мяса. Куда больше оно походило  на
то, словно вы тормозите столь медленно, что еще долго  не  уверены,  что
наконец остановились.
   - Она водила "Мерседес", - ответил Хомер на тот вопрос, который  я  и
не собирался задавать. - Двухместная спортивная модель.  Тодд  купил  ее
жене в шестьдесят четвертом или пятом, по-моему.  Ты  помнишь,  как  она
возила ребят все эти годы на игры лягушек и головастиков.
   - Н-да.
   - Она везла детей заботливо,  со  скоростью  не  более  сорока  миль,
потому в ее пикапе их всегда было полным-полно. Но это ей так нравилось.
У этой женщины и котелок варил, и ноги летали, как на крыльях.
   Такие вещи Хомер никогда не говорил о своих  летних  нанимателях.  Но
тогда умерла его жена.  Пять  лет  тому  назад.  Она  пахала  склон  для
виноградника, а трактор опрокинулся на нее, и Хомер очень сильно все это
переживал. Он  тосковал  никак  не  меньше  двух  лет  и  только  потом,
казалось, чуть отошел  от  своего  горя.  Но  он  уже  не  был  прежним.
Казалось, он чего-то ожидает, словно продолжения  уже  случившегося.  Вы
идете мимо его маленького  домика  в  сумерках  -  и  видите  Хомера  на
веранде, покуривающего свою  трубку,  а  стакане  минеральной  стоит  на
перилах веранды, и в его глазах отражается солнечный закат, и  дымок  от
трубки вьется вокруг его головы.
   - Тут вам непременно приходит в голову, по крайней мере, мне:
   "Хомер ожидает следующего события".
   Это затрагивало мое сознание и воображение в намного большей степени,
чем бы мне хотелось, и, наконец, я решил, что все это потому, что будь я
на его месте, я бы не ждал  следующего  события.  Это  ожидание  слишком
напоминает поведение жениха, который уже напялил на себя утренний костюм
и затянул галстук, а теперь просто сидит на кровати в спальне наверху  в
своем доме и то таращится на себя в  зеркало,  то  смотрит  на  каминные
часы, ожидая одиннадцати часов, чтобы наконец  начать  свадебный  обряд.
Если бы я был на месте Хомера, я бы  не  стал  ждать  никаких  следующих
событий и происшествий, я бы только ожидал конца, когда тот  приблизится
ко мне.
   Но в тот период своего ожидания неизвестно  чего  и  кого  -  который
завершился поездкой Хомера в Вермонт годом позже - он  иногда  беседовал
на эту тему с некоторыми людьми. Со мной и еще кое с кем.
   - Она никогда не ездила быстро со своим мужем в машине, насколько мне
известно. Но когда  она  ехала  со  мной,  этот  "Мерседес"  мог  просто
разлететься на части.
   Какой-то парень подъехал к бензоколонке и начал заливать бак.  Машина
имела номерную пластину штата Массачусетс.
   - Ее машина была не из тех новомодных штучек, которые могут  работать
только на очищенном бензине  и  дергаются  туда-сюда,  когда  вы  только
переключаете скорость. Ее машина была из тех старых, со  спидометром  до
ста шестидесяти миль в час. У нее была очень  веселая  светло-коричневая
окраска, и я как-то спросил Фелию, как она сама называет  такой  цвет  -
она ответила, что это цвет шампанского.
   "Разве это не здорово?" - спросил я - и она так расхохоталась, словно
готова была лопнуть от смеха.
   Мне нравятся женщины,  которые  смеются  сами,  не  дожидаясь  твоего
разъяснения, когда и почему им  следует  смеяться,  ты  же  знаешь  это.
Парень у колонки закончил накачку бензина.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 125 126 127 128 129 130 131  132 133 134 135 136 137 138 ... 141
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама