Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Валерий Карышев Весь текст 467.73 Kb

Записки "Бандитского адвоката"

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 40
сультировался и, вернувшись через несколько минут, сказал:
   - Беседа будет касаться не самого Солоника, а его побега.
   - Но о побеге я знаю только из средств массовой информации.
   - Хорошо. Я проведу с вами допрос, а потом с вами побеседует один  из
руководителей РУОПа.
   Так, значит, встречи с Рушайло не миновать, и информация моего знако-
мого оперативника была верной.
   Теперь оставалось только гадать: будет ли мне предъявлено  какое-либо
обвинение и задержат ли меня в качестве подозреваемого?
   Как бы там ни было, я старался держать себя в руках.
   Посыпались вопросы; когда я видел Солоника, знал  ли  кого-нибудь  из
его окружения, знакомых, друзей; когда видел в последний  раз  Наташу  и
прочее и прочее. Отвечал я односложно: ничего не видел, ничего не  знаю,
ничего конкретного сказать не могу.
   Время от времени кто-то звонил  следователю,  вероятно,  наша  беседа
прослушивалась и по телефону он получал какие-то новые инструкции о том,
как вести себя со мной.
   Мои ответы явно раздражали следователя. Он то бросал ручку, то  начи-
нал со мной спорить, то прямо намекал, что советует мне беречь свое здо-
ровье, чтобы не потерять его так, как  это  случилось  с  моим  коллегой
Алексеем Загородним. Так вот оно что?! - какая наглость!
   Наконец он признался, что я уже давно "под колпаком". Я сделал  удив-
ленные глаза:
   - Не может быть! А зачем?
   - Ну как же! Нам интересна ваша судьба.
   Беседа продолжалась более двух часов. Я весь выдохся, устал, - и  мне
все было уже безразлично. Наконец-то протокол беседы был подписан,  и  я
встал.
   - Куда мне идти теперь? - спросил я у следователя.
   - Я провожу вас домой.
   - Но вы же сказали, что со мной  будет  беседовать  кто-то  из  руко-
водства?
   - Вы знаете, он уехал на совещание.
   Значит, что-то произошло. Руководство не  посчитало  нужным  со  мной
разговаривать, потому что меня внизу ждали журналисты и я мог  сразу  же
дать им информацию, или же, возможно, были и другие причины.
   - Меня провожать не нужно, я сам могу дойти, - сказал я.
   - Нет, режимное учреждение не Ботанический сад, чтобы по нему спокой-
но прогуливаться, я вас провожу до дверей.
   Следователь шел немного прихрамывая. Я молчал. У двери он неожиданно,
как бы оправдываясь, сказал:
   - Вот видите - ранение... помоложе был, под пули лез...
   Хотелось спросить: "А сейчас что, поумнее стали?" - но сдержался.
   Я не знал, как мне с ним прощаться, но все же осторожно протянул  ему
руку:
   - До свидания.
   - До свидания, может быть, еще встретимся, - сказал он.
   Подобный финал беседы нисколько меня не обрадовал.
   Журналисты ждали меня. Я не скупился на интервью. А на следующий день
я стал знаменитым адвокатом.

   Я БЕРУСЬ ЗА РАССЛЕДОВАНИЕ

   Допрос в РУОПе был последней каплей. Загадочный побег Солоника не су-
лил ничего хорошего и в дальнейшем. Угроза опасности  по-прежнему  тенью
следовала за мной. Надо было быть готовым ко всему. А что,  если  прежде
всего самому разобраться в побеге Александра Солоника? Идея собственного
расследования показалась мне очень даже заманчивой.
   Я приехал в "Матросскую тишину" и после  ритуала  всех  формальностей
стал вызывать к себе одного за другим клиентов. Надо  было  получить  от
них хоть какую-либо информацию.  Но  сведения  у  них  были  отрывочные:
кто-то что-то знает, слышал - и никаких конкретных фактов.
   Полдня в следственном кабинете страшно меня утомили. Я вышел в  кори-
дор и заметил очень знакомое лицо. Это был сотрудник следственного  изо-
лятора. Я машинально двинулся за ним. Свернув в другое крыло, он вошел в
свой кабинет и закрыл за собой дверь. Я пытался припомнить, кто  же  он.
Ну конечно же я его видел в Большом Кисельном переулке. Он сидел в  при-
емной в ожидании допроса. Значит, мы с ним вместе были в роли подозрева-
емых! Прекрасно! Можно попробовать что-нибудь узнать от него.
   Я постучался.
   - Войдите!
   Я молча вошел. Сотрудник изолятора поднял на меня удивленный взгляд.
   - Здравствуйте. Вы меня не помните?
   Он посмотрел на меня внимательнее.
   - Кажется, припоминаю... Да, вы адвокат Солоника.
   - Совершенно верно. А я видел вас в Большом Кисельном переулке.
   - Да, точно... - протянул он. - Садитесь. Я присел.
   - Как у вас дела? - поинтересовался я.
   - Сейчас уже более-менее ничего, хотя все получили достаточно большие
взыскания.
   - А что?
   - Как что? Было служебное расследование,  всех  коснулось.  Например,
дежурного по следственному изолятору и старшего по корпусу отправили  на
пенсию. Заместителю дежурного объявили строгий выговор. Начальник СИЗО и
его заместитель предупреждены о несоответствии занимаемой должности. Вот
как нас всех наказали! После побега наш девятый режимный корпус переиме-
новали в СИЗО-4 и создали как бы спецтюрьму. Хотя я  не  понимаю,  зачем
было переименовывать?
   - А как вообще все получилось? - спросил я.
   Он удивленно посмотрел на меня и призадумался: а стоит ли,  собствен-
но, посвящать меня в курс дела? С другой стороны, побег Солоника  как-то
уже освещался в СМИ.
   - Ну как... Где-то в одиннадцать часов вечера из  камеры  на  третьем
этаже, напротив той, где сидел Солоник, раздался стук. Одному из  заклю-
ченных стало плохо с сердцем. Старший по корпусу  вызвал  врача.  Пришли
два фельдшера, вызвали заместителя дежурного по следственному изолятору.
Камеру, в которой находилось  шесть  человек,  открывали  в  присутствии
Меньшикова. Для  этого  он  спустился  с  четвертого  этажа  на  третий.
Фельдшеры осмотрели больного, сделали ему укол и ушли. Но через двадцать
минут дежурный прапорщик по третьему этажу вызвал их снова. Больной стал
терять сознание. Процессия вернулась, на сей раз  в  сопровождении  двух
зеков с носилками. Перед тем как открыть камеру, прапорщик опять  вызвал
Меньшикова, потому что в камеру можно было входить при надежной  охране,
но не докричался его. Младший сержант Меньшиков так и не явился. Прапор-
щик потом объяснял, что это его не смутило: может, в туалет пошел  чело-
век, может, со слухом плохо... Камеру открыли, больного унесли, а  стар-
ший по корпусу пошел искать своего единственного помощника. Обошел  чет-
вертый этаж - никого нет. Пятый - то же самое. Поднялся несколькими сту-
пеньками выше и - обомлел. Входная дверь в прогулочный двор  -  настежь,
навесной замок болтается. Прапорщик сделал еще несколько шагов и едва не
грохнулся в обморок. С крыши вниз спускался альпинистский шнур.
   Началась тревога. Охранники стали проверять камеры. Все оказались  на
месте. Снова пошли по камерам. Заглянули и к Солонику: на  шконке  лежал
человек и спал. Но один из проверяющих сдернул одеяло и вместо  Солоника
увидел свернутый матрас.
   В СИЗО понаехала уйма начальства - опера, следователи...  Установили,
что шнур был длиной около двадцати метров и спускался как раз  на  крышу
одной из бытовок по улице Матросская тишина, где стоял вагончик.
   Стали делать обыски. В камере беглеца Солоника нашли коробку от  пат-
ронов к пистолету "браунинг" калибра 7,65. А в  комнате,  где  Меньшиков
хранил свои личные вещи, обнаружили несколько карабинов. Стало ясно, что
Меньшиков сделал слепки с ключей, принес пистолет, веревку и таким обра-
зом помог Солонику бежать.
   Объявили розыск. А дальше - следствие. Несколько раз допрашивали, уг-
рожали Лефортовом. А виновным  по  побегу  все  же  был  признан  Сергей
Меньшиков. Стали распутывать эту версию. Выяснили, что он был принят  на
работу в СИЗО в ноябре, то есть спустя две  недели  после  того,  как  в
"Матросскую тишину" поместили Солоника. Сергей Меньшиков пришел сюда  из
коммерческой структуры, хотя имел там неплохой заработок. Короче, сдела-
ли вывод, что его специально наняли, чтобы освободить Солоника.
   Но помимо того, что  Сергей  Меньшиков  организовал  побег,  каким-то
странным образом в тот день должны были дежурить трое дежурных по корпу-
су, но ни один из них на работу не вышел. Впрочем, это уже не наше дело,
- закончил рассказ оперативник. - А как у вас дела?
   - У нас так же, как и у вас. Допросы, слежки, все по-старому.
   Мы попрощались. Я вышел на улицу. Теперь я представлял картину побега
Солоника.

   ГОЛОС СОЛОНИКА И ТРУП В ВАРИБОБИ

   Прошло почти полтора года. После моего допроса в РУОПе жизнь моя ста-
ла нормализоваться. Меня больше не беспокоили из-за побега Солоника. Од-
нако нельзя сказать, чтобы интерес к Солоникуупал. На страницах  средств
массовой информации порой появлялись статьи, по НТВ показали фильм "Кур-
ганский  терминатор",  в  криминальной  хронике,  освещая   какие-нибудь
убийства, часто сравнивали их с почерком Александра Солоника.  Страна  о
нем не забывала.
   Где-то в конце января 1997 года по моему мобильному телефону раздался
неожиданный звонок. Я снял трубку и  услышал  голос,  похожий  на  голос
Александра Солоника. Он говорил скороговоркой, вероятно из-за недостатка
времени. Сообщение было кратким:
   - Меня "ведут"... со мной может случиться неприятность... прошу  вас,
если я погибну, опубликуйте мои аудиокассеты как книгу... Вам  позвонят,
скажут, где и как их найти.
   Он не дал ничего сказать - в трубке раздались гудки.
   Странный был звонок, я как-то не отнесся к нему всерьез, хотя голос и
был похож на его. Однако 3 февраля позвонил знакомый журналист и так  же
быстро сообщил сенсацию: только что по радио передали, что в  окрестнос-
тях Афин нашли тело Александра Солоника.
   Я был потрясен. Включил радио. Передавали, что в  восемнадцати  кило-
метрах от Афин, в районе Варибоби, нашли труп Солоника.  Причем  никаких
документов при нем не было. Сначала труп считался неопознанным, и только
потом установили, что это Солоник. А  убийство  было  совершено  второго
февраля.
   Что же получается? Как же так? В далекой Греции  находят  труп  неиз-
вестного и менее чем за полдня выясняют, что это труп беглого россиянина
Александра Солоника, о котором греки и знать не знали? Вывод  напрашива-
ется один: о трупе сообщил человек, который имеет отношение  к  убийству
Александра Солоника.
   Спустя несколько дней в Москву из Кургана прибыли родители Александра
Солоника. Они связались с моей юридической консультацией и, встретившись
со мной, слезно просили, чтобы я помог им выехать в Грецию. Но у  стари-
ков не было заграничного паспорта, и мы решили, что сначала в Грецию по-
еду я, а затем, если понадобится, поедут и они.
   Я оформил официальную командировку через Президиум Московской городс-
кой коллегии адвокатов, заказал через туристическое  агентство  билет  и
начал собираться в дорогу. Вдруг мне позвонила Наташа. В последний раз я
беседовал с ней, наверное, недели за две до его побега. Она очень проси-
ла меня узнать, Солоник это или нет.
   - Но как я узнаю? - сказал я. - Он же, наверное, сделал себе  пласти-
ческую операцию?
   - Он изменил только нижнюю часть своего лица. По-моему, у него корот-
кая стрижка.
   - А что, вы давно его не видели?
   - Да, мы давно расстались. Вы должны помнить, что  у  него  есть  два
шрама. Один - от ранения, полученного  на  Петровско-Разумовском  рынке,
другой - после удаления почки, и еще есть шрам от аппендицита. А в лицо,
я думаю, вы его все же узнаете.
   Не выполнить такую просьбу я не мог. Но буквально за день до вылета в
Грецию у меня раздался еще один неожиданный звонок. Кто-то из моих  кли-
ентов просил о срочной встрече в баре "Какаду" на  Ленинском  проспекте.
Когда я приехал, ко мне вышли три незнакомца, судя по их внешности, люди
из криминальных кругов. Начали они издалека, мол, нам известно,  что  вы
были адвокатом Солоника, что он теперь погиб, и наконец выдали главное:
   - Есть серьезные люди, которые интересуются, он это или не он...
   Теперь всех интересовало, действительно ли погиб Солоник: и друзей  и
недругов.

   СОЛОНИК ЛИ БЫЛ В МОРГЕ?

   Итак, я летел в Афины. Часа  через  три  наш  самолет  приземлился  в
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (14)

Реклама