Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Валерий Карышев Весь текст 467.73 Kb

Записки "Бандитского адвоката"

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 40
депутат Государственной Думы Константин Боровой: Мы  с  ним  лично  были
знакомы. Я приехал к офису точно в назначенное время.
   Когда я выходил из машины, то почувствовал спиной и затылком, что  за
мной следят. Я обернулся, но ничего подозрительного не заметил:  выстро-
ившиеся в ряд машины, рядом с некоторыми из них стоят владельцы, пешехо-
ды на тротуаре. Но мои подозрения оправдались.
   После недолгой беседы с одним из руководителей партии в кабинет вошел
высокий мужчина. Он наклонился и что-то прошептал ему. Тот вопросительно
посмотрел на меня и кивнул.
   - Вы знаете, что вас "ведут"? - спросил лидер партии.
   - Откуда у вас такая информация? - удивился я.
   - Наши сотрудники службы безопасности в прошлом  работали  в  седьмом
управлении КГБ.
   Седьмое управление КГБ-это бывшая "наружка".  Охрана  офиса  заметила
машину со знакомыми номерами своих бывших коллег, нынешних фээсбэшников.
Естественно, охранники сразу заинтересовались, позвонили  на  Лубянку  и
спросили, в чем проблема. Оттуда ответили, что они "ведут" адвоката.
   - Так что имейте это в виду, - повторил лидер на прощанье. -  Бежевая
"шестерка".
   Незаметно выйдя из офиса, я обнаружил недалеко от подъезда  припарко-
ванную бежевую "шестерку" с двумя мужчинами в салоне.
   Я отъехал, и вскоре "шестерка" пристроилась мне на "хвост". Слежка за
мной должна была быть установлена на все сто процентов, и я  в  какой-то
мере был к этому готов. Но я растерялся и недоумевал, потому что не сов-
сем представлял себе, как это за мной постоянно и неотступно  будет  ез-
дить машина с наружным наблюдением.

   БРЕМЯ ПОПУЛЯРНОСТИ НЕ БЕЗОПАСНО

   На следующий день я обнаружил нелады с  моей  машиной:  что-то  такое
стало нагреваться на нейтральных оборотах. В небольшом автосервисе рабо-
тал один мой хороший знакомый, и я заехал к нему попросить осмотреть ма-
шину.
   Прогулявшись с полчасика по парку, я вернулся в гараж.  Мой  знакомый
подвел меня к машине и сказал:
   - Смотри!
   Почти под капотом я увидел странную маленькую металлическую фишку.
   - Знаешь, что это такое? - спросил знакомый.
   - Нет.
   - Это радиомаячок.
   - Как это?
   - Специальный маячок, я еще в армии слышал, что ставится он для того,
чтобы можно было определять, по какому маршруту движется объект. Ты  как
бы запеленгован, кто-то поставил тебе маяк. Может быть, клиенты?
   - Наверно, - ответил я.
   - Но это еще не все. Мы смотрели салон и нашли вот это. - И он  пока-
зал маленький предмет, напоминающий небольшой патрон.
   - А это что такое?
   - Это радиомикрофон. Кто-то за тобой активно наблюдает.
   Ну что ж, маячок и микрофон дело рук спецслужбы,  которой  приспичило
прослушивать мои разговоры.
   - Слушай, а как мне дальше со всем этим быть?
   - Ну, это уже не по моей части. Я специалист по машинам, а не по  ра-
дио.
   К вечеру я отыскал специалиста и по радио. Мой старый школьный  това-
рищ был дока в радиоделе, и сейчас он работал на радиофирме, занимающей-
ся шпионскими штучками.
   Я без труда нашел его телефон и договорился о встрече через несколько
дней. Объяснив ему ситуацию, я спросил:
   - Как мне со всем этим обращаться?
   - Тебе надо приобрести рацию, нацеленную на милицейскую волну, скани-
рующее устройство, а нечто типа глушняка я сделаю тебе сам.
   Через несколько дней после заказа такая аппаратура была  готова.  Те-
перь я мог с помощью рации, которую купил на Тушинском  радиорынке,  без
труда слышать все разговоры, которые велись  в  машине,  следовавшей  за
мной по пятам. Специальный приборчик, вмонтированный под пепельницей ма-
шины, включался и создавал сильные помехи на линии, когда я  говорил  по
телефону. Кроме того, знакомый показал мне прибор, устанавливающий,  нет
ли в моей квартире радиомикрофонов. С такой шпионской техникой я  вскоре
понял, что меня, пожалуй, "ведут" все спецслужбы Москвы.
   Неприятности стали нарастать как снежный ком. Как-то я пришел в "Мат-
росскую тишину" проведать своих клиентов. Вызвал одного, другого. Они  и
поведали мне, что к ним приходили чужие следователи и очень  интересова-
лись моей персоной: с какого момента я являюсь их  адвокатом,  кто  меня
нанимал, как они меня знают, нет ли у меня  знакомых  среди  сотрудников
"Матросской тишины" и прочее. Все уже были в  курсе,  что  мой  основной
клиент совершил побег, и сообщали мне о слухах, которые ползли по  "Мат-
роске". А слухов было много.
   Одни говорили, что его на самом деле  убили  и  инсценировали  побег.
Другие уверяли, что его выкрали. Третьим побег казался наиболее  вероят-
ным.
   Но более "острые ощущения", оказывается, ждали меня впереди.  Однажды
позвонила моя коллега, адвокат Ольга О., и  сообщила,  что  меня  срочно
просил прийти в больницу Алексей, второй адвокат, работавший со мной  по
делу Солоника.
   - А что случилось? Ты не знаешь?
   - Он жестоко избит.
   - Как избит?
   - Приходи - узнаешь у него.
   Я сразу же выехал в больницу. Алексей лежал на койке весь  перебинто-
ванный, несчастный и удрученный.
   - Как все это произошло? - спросил я.
   Алексей стал рассказывать:
   - Примерно 13 августа я должен был ехать в  отпуск  в  Германию,  за-
няться международным автотуризмом, посмотреть вместе с женой в Амстерда-
ме парусную регату. 29 июля я ездил на своем "опеле" за покупками и око-
ло 12 часов ночи вернулся домой в Митино. Когда я вошел  в  подъезд,  из
лифта вышли четверо парней лет двадцати - двадцати пяти, все на одно ли-
цо, и начали молча бить меня каучуковыми дубинками со свинцовым наполни-
телем. Такими пользуется спецназ.  Я  закрыл  голову  руками  и  пытался
объяснить им, что они перепутали меня с кем-то, что я не  коммерсант,  а
адвокат, предлагал им деньги - две тысячи долларов. Но они в разговор не
вступали. Закончив бить меня, они даже не взяли мою сумку, а в ней  были
деньги, кредитные карточки международного банка, газовое  оружие,  ключи
от машины, от квартиры, золотое кольцо с бриллиантом.  Кое-как  я  сумел
добраться до соседа, и мы вызвали милицию и "скорую помощь".
   - Как ты думаешь, кто это мог сделать?
   - Версий много. Может быть, это связано с Солоником? Но ведь я  вышел
из этого дела за месяц до его побега, ты же знаешь это не хуже  меня.  К
тому же на бандитов они не были похожи.
   Мы долго обсуждали его состояние, возможные версии нападения. От вра-
чей я узнал, что у Алексея были множественные  переломы  костей  черепа,
оскольчатые переломы рук. Ему провели операцию по шрифтованию  переломов
рук, и она прошла удачно.
   Алексей лечился еще целый год и все это время не работал. Те, кто его
избил, пока не найдены.
   Я покинул больницу, в голове роились вопросы. Прежде всего,  было  не
понятно, насколько избиение Алексея связано с делом Солоника? Получалась
неувязка: то нас всячески контролируют и "ведут"  спецслужбы,  то  вдруг
человека, находящегося "под колпаком"  спецслужб,  подвергают  избиению.
Это очень странно.
   Я стал более предусмотрительным и осторожным,  перестал  пользоваться
домашним телефоном, старался звонить из автомата. Сменил номер  пейджера
и сотового телефона. Стал более внимательно присматриваться к слежке.
   А слежка продолжалась. Многих людей, наблюдавших за мной, я уже  знал
в лицо. Рация моя постоянно работала, и то и дело было  слышно:  "Объект
сдал", "Объект принял", так что я знал и какие машины  были  у  меня  на
"хвосте", и когда их хозяева пересаживались с одного автомобиля на  дру-
гой.

   КАК Я ГОТОВИЛ СЕНСАЦИЮ

   Лето постепенно заканчивалось. Осень была на носу. Сенсация о  побеге
Солоника стихала, но время от времени появлялись новые известия: то  его
видели в Европе, то по телевидению выступал какой-то высокий чин из МВД.
   Где-то в начале сентября заместитель министра МВД генерал  Колесников
дал интервью, где снова упомянул о Солонике и в угрожающей форме  намек-
нул, что мы, мол, знаем тех, кто ему помогал, и в скором времени возьмем
их и привлечем к ответственности. Я не сомневался, что эти намеки  могли
относиться и к нам.
   Так оно и вышло. В конце сентября я приехал в консультацию. Наш  сек-
ретарь Катя с бледным лицом подошла ко мне:
   - Вам повестка!
   Разворачиваю, читаю: вызвать такого-то на допрос в  Региональное  уп-
равление по борьбе с организованной преступностью на Шаболовку, 6. Номер
кабинета, дата, время приема.
   Вот и началось! Все в духе нашей правоохранительной системы: вызывают
в понедельник, но сообщают об этом за два дня до назначенного срока,  то
есть за субботу и воскресенье тебе дают время хорошенько перенервничать,
дескать, зачем и почему тебя вызывают, а кроме того, в выходные  дни  ты
ничего и ни у кого не сможешь узнать. Вот и сиди и ломай голову.
   Хорошо знакомые психологические приемы. Но теперь они применялись  не
к моим клиентам, а ко мне самому. Ясное дело, что в РУОП вызывают не для
того, чтобы объявить благодарность или выдать премию. Готовиться надо  к
худшему. Не исключены арест или задержание.
   К чему лукавить: есть у меня определенные связи в  правоохранительных
органах - не без этого! Мои знакомые делились со мной своей информацией.
Одному из них я и позвонил, разъяснил ситуацию.
   - Что-нибудь можешь узнать? - спросил я.
   - Постараюсь, - пообещал он.
   К вечеру раздался телефонный звонок. Мы  договорились  встретиться  в
одном из укромных местечек Москвы. Соблюдая все правила предосторожности
и конспирации, мы уединились в одном из кафе и постарались, чтобы  никто
не мог за нами наблюдать.
   Он сказал:
   - В отношении тебя ведется разработка: возьмут на беседу и могут  за-
держать. Планируется, что допрашивать тебя будет сам начальник РУОП  Ва-
дим Рушайло.
   Веселенькая новость, ничего не скажешь!
   Как же быть? Что делать? Как себя обезопасить?
   Я поехал в Президиум Московской городской коллегии адвокатов, написал
заявление, что никакие наркотические средства и оружие на допрос в  РУОП
я с собой брать не собираюсь, зашил карманы своего пиджака, но потом ре-
шил надеть свитер. Зашил карманы брюк. Пригласил знакомых адвокатов, за-
ранее оплатив услуги, и попросил в случае моего задержания приехать  по-
мочь мне и вступить в дело. Для обеспечения полной безопасности предсто-
яло позаботиться и о гласности, то есть созвать прессу.
   Смекалка моя должна была изощряться вовсю. Я позвонил в несколько ре-
дакций газет, на телевидение. Представился, рассказал о себе  -  интерес
вызвал громадный. Вокруг моей личности стал разгораться ажиотаж. Я  зая-
вил, что не исключаю возможности своего задержания прямо у здания РУОПа,
поэтому и назначил свидание с журналистами на Шаболовке, 6, к моему при-
бытию на допрос.
   В назначенное время я приехал со своим помощником, с  коллегами-адво-
катами. Журналисты меня уже ждали. Я дал интервью корреспондентам и  те-
левидения и прессы и только после этого отправился на допрос. Журналисты
остались меня ждать, предвкушая сенсацию: а вдруг меня еще арестуют  или
задержат?
   Я поднялся на третий этаж РУОПа и вошел в обозначенный в повестке ка-
бинет. Здесь уже сидело человек шесть-семь. В смежной комнате тоже  были
люди. Но все прикинулись, что шибко заняты и меня даже не  замечают.  На
самом деле оперативники с большим интересом  вглядывались  в  мое  лицо,
изучали мою реакцию, потом следили за ответами на вопросы.
   Худощавый русоволосый мужчина средних лет, в очках, назвался следова-
телем, взял мою повестку и спросил, есть ли у меня  с  собой  какой-либо
документ. Я выложил ему свои документы. Он присел и предложил мне распи-
саться в протоколе, что я допрашиваюсь в  качестве  свидетеля.  Я  сразу
уточнил:
   - Свидетеля в отношении кого? Своего клиента Солоника?
   - Да, об этом тоже будет речь.
   - Но по закону я не могу быть свидетелем и давать какие бы то ни было
показания, связанные с моим клиентом Солоником. - И я тут же положил  на
стол заранее написанное заявление.
   Следователь быстро ушел в соседнюю комнату, с кем-то, видимо, прокон-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (14)

Реклама