Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Фазиль Искандер Весь текст 2906.78 Kb

Санго из Чегема 1-3

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 249
Так повторялось много раз, и  пасти  пеликанов перещелкивались,  прихватывая
рыбу.
     Иногда Александр Петрович нарочно подбрасывал обезглавленные экземпляры
ставриды, и оба  пеликана  гневным  движением  так и  не раскрывшихся клювов
отменяли  попытку  подсунуть  им  неполноценную добычу. Обезглавленная  рыба
каждый раз определялась  безошибочно и на лету, вызывая горестное восхищение
Александра Петровича. О, если бы правители России  и ее народы  так же точно
подхватывали полноценные идеи и отбрасывали порочные!
     Наконец  пеликаны наелись.  Самка отошла,  а  самец,  расправив  мощные
крылья из розового мрамора и выставив вперед первобытный клюв, застыл в позе
неведомого  герба. С остатками рыбы, в  том числе  и обезглавленной, скромно
расправлялись цапли.
     Александр Петрович почувствовал, что  к нему возвращается гармоническое
состояние.
     --  Поехали поглядим, как поубили  двеи  в  бахаках, --  обратился он к
свите, вытирая руки чистым полотенцем, поданным боцманом пристани.
     Усаживаясь в машину рядом с кожаным шофером, он подумал: если все будет
хорошо, после обеда  зайду к Картучихе.  В сущности, думал  он, это не будет
нарушением собственного приказа. Ведь приказ пребывать под домашним арестом,
до  конца  которого оставалось  два  дня,  никак  не  оговаривал  ежедневные
массажи. Массажи он отменил  ввиду  личной немилости, хотя сам же от этого и
страдал.
     -- Пеедай, буду после обеда, --  сказал он адъютанту,  усевшись рядом с
шофером  и  тем самым останавливая  его  попытку влезть в машину. Надо  было
показать, что  его бездарный  объезд  залива  в  поисках  черного  лебедя не
остался  безнаказанным. Адъютант  придал  лицу  кающееся выражение, хотя был
рад, что ему не придется топтаться возле этих вонючих бараков.
     Лимузин  "бенц"  ехал  в  сторону  ущелья  Жоеквары.  Редкие  прохожие,
останавливаясь,  смотрели на экипаж принца и на самого  Ольденбургского.  Он
сидел, откинувшись назад, как бы полностью доверяясь стремительности  мотора
и потому давая отдохнуть собственной стремительности. Рука его,  зацепившись
большим  пальцем  за крючок мундира, лежала на  груди. Сейчас загнутая ручка
его  знаменитой палки висела на  его костистом запястье  --  верный  признак
ясного состояния духа.
     Через полчаса веселый абхазец,  встретивший утром  дядю Сандро, потерял
свой мифический миллион  --  инженер Бартмер  был  прощен  ввиду  того,  что
последняя дверь в последнем  бараке  (приказ: по  фасаду через три  окна) ко
времени приезда принца была навешена.
     В  шестом часу вечера огромная  спина принца принимала заслуженную дозу
блаженства.   Принц  лежал  в  спальне  Картучихи  на  низкой  тахте,  уютно
продавленной за многие годы  его большим телом. Картучиха работала над  ним,
как  истосковавшийся  арендатор  над   своим  участком.  Александр  Петрович
засыпал.  Последние волны блаженства стекали к ногам и подымались к затылку.
Картучиха прикрыла его легким одеялом и тихо вышла из спальни.
     Через  минуту,  хлопнув   калиткой,   она   шла  по   улице  к   соседу
турку-кофевару якобы  для  покупки кофе. На  самом  деле она хотела показать
людям,  что  полоса   великого  гнева  сменилась  на  милость.   Хотя  принц
Ольденбургский и не отменял своего наказания,  она знала по опыту, что спина
Александра Петровича,  вкусившая массаж, сама  похлопочет  за нее и в  конце
концов смягчит суровую точность его приказа.
     На  улице  Картучиха  встретила   санитара,  бежавшего  из  больницы  в
полицейский участок.
     -- Куда бежишь, Серафим? -- спросила Картучиха, останавливая его.
     --  Сторож  очнулся  и попросил  водицы,  --  сказал  санитар, обалдело
оглядывая ее, -- бегу в полицию.
     -- А-а, -- сказала Картучиха, -- давай беги.
     И санитар  припустил  дальше.  Услышав  сообщение санитара, заместитель
начальника  полиции, точно исполняя приказ своего  начальника, лично  открыл
камеру, в которой сидел дядя Сандро, и выпустил его, сказав при этом:
     -- Катись к едреной матери, пока сторож в сознании. Моя бы воля...
     В  чем  заключалась  его  воля,  дядя  Сандро  так  и  не  узнал,  хотя
догадывался,  что она ему ничего хорошего не сулила.  Он поспешно вывел свою
лошадь из полицейской конюшни и выехал на улицу.
     В тот раз дядя  Сандро так и не попал  на поминальное пиршество в  селе
Ачандара, потому  что,  не  слишком  надеясь  на  здоровье сторожа, решил не
рисковать и  ехать  к себе  в Чегем. Бинокль, болтавшийся  у него  на груди,
приятно тяжелил  ему шею, напоминая  об  удивительной встрече с удивительным
принцем Ольденбургским.
     Остается сказать,  что после революции принц Ольденбургский  переехал в
Финляндию, где, по  слухам, занимался цивилизацией некоего местечка, которое
по доброй старой  памяти назвал  Новыми Гаграми. Продолжил ли он свои опыты,
надеясь на скорое падение советов, или просто деятельная его натура ни в чем
не  терпела застоя, остается неизвестным. О дальнейшей его судьбе ни мне, ни
владельцу великолепного бинокля ничего не известно.
     -- Он хотел людям хорошего,  -- говаривал дядя Сандро, вздохнув, --  но
среди людей немало сукиных сынов оказывалось...

--------
        Глава 4. Игроки

     Третьи сутки в большом зале особняка известного табачника  Коли Зархиди
шла большая игра.
     Играли в  нарды. В  эту ночь трижды  менялись свечи в  подсвечниках,  и
постепенно  играющие отпадали,  переходили  в более  укромные  уголки,  где,
попивая  вино,   перекидывались  в  карты  на  небольшие  ставки.  Некоторые
толпились у низенького столика посреди залы, как бы составляя кордебалет при
двух основных солистах -- хозяине дома и эндурском скотопромышленнике.
     Дядя Сандро знал  Колю Зархиди, потому что тот покупал табак у его отца
и,  кроме  того,  сам держал несколько  плантаций  в  селе  Чегем,  как и  в
некоторых  других  селах.   Летом  в  доме  дяди  Сандро   нередко   гостили
родственники Коли  Зархиди, особенно  те,  кого  донимала  всесильная  в  те
времена колхидская лихорадка. Бывал там и Коля.
     Дядя Сандро, приезжая в город, обязательно  захаживал к своему высокому
кунаку,  ценившему  в  нем  легкость на ногу,  когда  дело касалось  опасных
приключений, и твердость в ногах при питье.
     Коля Зархиди, несмотря на свой  солидный авторитет крупного  табачника,
был  известным в Абхазии  кутилой и игроком.  Вернее  даже сказать, что Коля
Зархиди,  несмотря  на то,  что был известным  кутилой и  игроком, все же не
терял наследственного чутья торговца и знатока табаков.
     Игра  эта  готовилась  давно. Среди  собравшихся  было несколько тайных
союзников  скотопромышленника и еще  больше не  слишком тайных друзей  Коли.
Среди  них  на  первом  месте  был  дядя Сандро, заранее  предупрежденный  и
приглашенный Колей. В таких играх мало ли что может быть, надо  быть готовым
ко всему.
     Коля Зархиди рассчитывал сорвать с этой игры большой куш. Но провидению
было угодно  другое  Третьи сутки с небольшими перерывами маленький  бледный
грек сидел против разлапого, широкоплечего скотопромышленника с зоркими  под
лохмами бровей глазами умного кабана.
     Удачливый  Коля на этот раз проигрывал. Если ему удавалось взять "оин",
скотопромышленник   отвечал   "марсом",    то   есть    двойным   выигрышем.
Скотопромышленник играл  смело  и раскидисто, открывался  и давал  бить свои
фишки Пленные  фишки неожиданно  взрывали  оборону  грека  и  сами,  в конце
концов, пленяли и растаскивали его камни.
     Четырежды грек  менял кости,  но ничего не помогало, они  ложились так,
как хотел скотопромышленник. Он был в ударе и каждый раз из дюжины возможных
комбинаций  почти  безошибочно  выбирал  наиболее  надежную для  продолжения
партии. Так,  бывало, в стаде нежноглазых телят он  угадывал  и метил самого
мощного в будущем, самого крутолобого производителя.
     Кроме того, ему  везло, как везет  всем  скотопромышленникам в  мире. А
ничто так не обостряет способности, не вдохновляет, как везение, и ничто так
не способствует везению, как вдохновенная игра.
     За эти  трое  суток  между  партнерами  произошло  несколько неприятных
стычек  в связи с оценкой некоторых плантаций, но все обошлось благополучно,
потому что  в  качестве третейского судьи в эту последнюю ночь был приглашен
персидский коммерсант Алихан, как представитель солидной нейтральной нации.
     Алихан держал в  городе кофейню-кондитерскую под названием  "Кейф", где
продавались  восточные  сладости  собственного изготовления, горячительные и
прохладительные напитки и, конечно, кофе по-турецки.
     После того  как все плантации были  проиграны,  Алихану предложили уйти
домой,  но он  почему-то  остался  и стал  помогать юной хозяйке,  любовнице
табачника, варить кофе и  подавать  гостям. Эту  сонную  толстушку, волоокую
красавицу по имени Даша,  Коля Зархиди увел, вернее, как бы одолжил у своего
приятеля, гарнизонного  офицера, такого же кутилы, как и он.  Даша ему давно
нравилась, может быть, он даже влюбился бы в нее, если б у него  было больше
времени.  Но времени  у Коли  не было, и потому  однажды ночью, когда Коля с
друзьями возвращался  на фаэтонах после одного  из загородных  кутежей (Даша
вместе с офицером ехала с ним в одном экипаже), он спросил у офицера:
     -- Что скажешь, если Даша поедет со мной?
     -- Скажу "уф", -- ответил офицер.
     Даша  была родом  из  Екатеринодара, куда офицер  этот, возвращаясь  из
отпуска в Россию, заехал погостить к своему товарищу. Почти в шутку, смехом,
он тайно увез ее из дому, обещая показать ей Москву и там жениться на ней.
     Только  в  Туапсе,  увидев  море, Даша догадалась,  что  они едут  не в
Москву, а  даже в  противоположную сторону.  Даша  встала,  чтобы  выйти  из
дилижанса, на котором они катили вдоль моря, но дилижанс шел слишком быстро,
к тому же в нем были чужие люди. Даша постеснялась чужих людей, вздохнула  и
села на место.  Через два  дня, уже подъезжая к Мухусу,  она  успокоилась  и
сказала, что море ей напоминает степь,  только  по степи  можно ходить, а по
морю нельзя.
     Офицер этот жил с нею четыре года,  случалось, бивал  ее плеткой, чтобы
вызвать в ней  интерес  к жизни, или добраться  до ее спящей души,  или,  по
крайней мере, хотя бы отучить ее рассказывать по утрам сны, бесконечные, как
степные дороги с однообразными вехами эротических миражей.
     Он считал, что терпит Дашу в ожидании удачной женитьбы, когда он сможет
вырваться из армии, из Кавказа, из этой малярийной дыры и богатого убожества
провинциальных кутежей. Но  удачная партия здесь никак не подворачивалась, а
в  Москве  не хватало  отпускного  времени и  полезных знакомств.  За  время
гарнизонной службы  он  достаточно  окавказился,  чтобы  разделять  застолье
местных  табачников, но  не  настолько,  чтобы  кто-нибудь  из  них  захотел
вступить с ним в родство и отделить ему часть своих накоплений или тем более
взять его в компаньоны.
     На легких кавказских хлебах Даша расцвела и, как свойственно славянской
натуре, быстро приспособилась  к  чуждым  формам блаженства.  Она  принимала
участие в кутежах  своего  возлюбленного, волнуя  застольцев юным  обилием и
сонным цветеньем.
     Но больше всего она любила пить кофе по-турецки, запивая его знаменитым
лимонадом  братьев   Логидзе.  Она   научилась   гадать   и,   выпив   кофе,
переворачивала  чашку, давая стечь кофейной  гуще, потом заглядывала в  нее.
Показания  кофейной гущи она сопоставляла с картинами своих  снов, соединяла
их, мысленно прочерчивая кривую судьбы.
     -- Чтой-то будет, -- вздохнув, говорила она, закончив гадание.
     Показания кофейной гущи, подстрахованные снами, в самом деле сбывались,
потому что в жизни всегда что-нибудь случается.
     Так и  теперь,  услышав  разговор  своего  возлюбленного  с Колей, Даша
поняла,  что  сбывается то,  что должно сбыться,  и  промолчала. Она  только
закусила  губу  от  смущения  и  крепче  повязала  на  шее  платок,  как  бы
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 249
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама