Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Фазиль Искандер Весь текст 2906.78 Kb

Санго из Чегема 1-3

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 249
использовать меня  в административном порядке, дядя Сандро поручал мне, если
я к нему приходил в сезон, только собирать фрукты.
     -- Можешь есть  от пуза, -- говорил он,  стоя под деревом и подавая мне
снизу корзину, когда я вскарабкивался на нижнюю ветку.
     Между прочим, пенсию он все же получил той же зимой. Правда, небольшую,
что-то около двухсот  рублей старыми  деньгами, но все-таки пенсию. Я уж  не
знаю, что он там использовал для этого -- то ли автомобильную катастрофу, то
ли еще что. А может быть, люди, достигшие его возраста, вообще независимо от
трудового стажа имеют право на пенсию.
     -- Нет, -- сказал он, словно мягко возражая кому-то, -- все-таки власть
у нас неплохая, идет навстречу человеку.
     -- Как же все-таки получили? -- полюбопытствовал я.
     Мы  сидели за  столиком в той же  приморской кофейне. Пытаясь загладить
свою вину за неучастие в его пенсионных делах,  я заказал графинчик коньяка,
боржом и кофе -- легкий горючий материал наших бесед.
     Был один  из тех чудных декабрьских дней, когда  солнце  не наваливает,
распустив  пояс, а доносит свое тепло  в  благородной, сдержанной дозировке.
Дядя  Сандро  был  в  отличном  настроении.  Рассеянно,  но  доброжелательно
оглядывая столики, он выслушал мой вопрос, погладил усы и, слегка запрокинув
голову, притронулся к нежной складке на шее.
     -- Ты знаешь, что это такое? -- спросил он, веселея глазами.
     -- Жир, -- упрощенно ответил я.
     -- Мозоль, -- ответил он с шутливой гордостью.
     -- От  чего? --  спросил я, стараясь угадать его стройный, хотя  еще не
совсем понятный силлогизм.
     --  Думаешь, легко быть  вечным тамадой, --  ответил  он  и еще сильней
запрокинул голову, показывая, что, когда пьешь, все время приходится держать
ее в таком положении.  Он  снова притронулся  к этой складке на  шее и  даже
поощрительно похлопал ее в том смысле, что она ему еще послужит.
     Именно  в  эту встречу у нас разговор зашел о божественных промыслах. В
это время  газеты  были  переполнены  разговорами  о снежном человеке,  и  я
кое-что пересказал ему.
     Он с интересом выслушал меня и спокойно подтвердил, что все это правда,
что он сам в молодости видел в горах лесную женщину, как он ее назвал на наш
лад.  На  его  глазах  она  выскочила  из  зарослей  с   длинными  до  колен
развевающимися волосами и побежала вниз, в котловину, на  ходу ударяя руками
по голове, как это делают у нас женщины во время оплакивания.
     -- Вы не испугались? -- спросил я.
     -- Нет,  --  сказал он просто,  -- у меня было ружье. Я даже пытался ее
догнать, но она как чесанула в заросли рододендрона, вмиг сгинула.
     -- Вы что, хотели ее поймать? -- спросил я.
     -- Сам  не знаю,  -- пожал он плечами, --  выдумывать  не хочу. Вообще,
когда женщина бежит, хочется погнаться за нею, а мы тогда пастушили в горах,
и  я несколько месяцев женщину не  видел.  В те времена лесных людей  многие
видели, но женщины среди них попадались очень редко. Вот другой случай был у
меня в горах, тут  я испугался по-настоящему. Но  это он  сам  подстроил, --
заключил дядя Сандро и кивнул головой на небо.
     -- Как он?  -- переспросил  я,  потому что никогда до  этого не слышал,
чтобы дядя Сандро ссылался на небеса.
     -- Он или  кто-то из его людей, -- уточнил дядя  Сандро  и посмотрел на
меня многозначительно.
     -- Так расскажите, -- попросил я.
     -- Выпьем еще по  кофе и коньяку,  -- согласился дядя Сандро, кивнув на
официантку, -- я этот случай редко рассказываю, но тебе расскажу...
     Я  подозвал  официантку  и  заказал.  Дядя Сандро,  пока  я  заказывал,
спокойно сидел напротив, внушительно положив руки на посох, который он завел
после автомобильной катастрофы.  Я ждал, когда он  начнет  рассказывать,  но
дядя Сандро молчал, поглядывая на официантку, убирающую  со  столика, в  том
смысле, что рассказ не рассчитан для слуха непосвященных.
     И вот он начал говорить, и я  впервые понял, что вещи эпического склада
получаются у него не хуже бытовых.
     -- Это  было,  -- начал он,  отхлебнув  кофе  из  чашки,  -- за  год до
Большого Снега и через год после того,  как наш  народный герой Щащико  убил
стражника и ушел в лес.  Его ловили  пятнадцать лет и не  могли поймать.  Ни
один пристав не мог пройти пешком или проехать на лошади от Чегема до самого
Цабала. Везде его поджидала верная пуля Щащико. Но что о нем  говорить, я не
о нем,  царствие  ему небесное. Как всегда, обманом  его  выманили  из леса,
обещали амнистию, а потом вместе с братом убили в тюрьме.
     Но  я не об этом. Я хочу рассказать, что было со  мной. В то  лето отец
держал скот в  урочище Башкапсар. Здесь в те времена дичь еще была непугана,
и косули иногда заходили в наше стадо поиграть с козами.
     Однажды у нас пропала  лошадь. Мы  с раннего  утра ее искали,  и, когда
солнце поднялось на высоту хорошего бука, мы напали на ее след. Часа два шли
мы  по ее следу,  пока  не увидели  ее на  таком  выступе, откуда  она  сама
спуститься не могла. Со скотом такое бывает,  особенно  когда  он голоден  и
нападет на хорошую траву. А  эту  лошадь только-только пригнали  из деревни.
Семь потов с нас сошло, пока мы ее оттуда выволокли и пригнали обратно.
     И вот мы уже подходим к нашему лагерю, но решили передохнуть на взгорье
у ручейка. Лучшего места для отдыха не сыщешь.
     Внизу  в лощине  версты  две  до  нашего лагеря. Над  балаганом дым  --
пастухи обед готовят. Справа на  склоне  пасутся коровы, выше -- лошади, еще
выше --  козы. Слева пихты и кедрачи, ломая друг другу ребра, тянут головы к
небу.  А небо  чистое -- ни  одной  тучки. Воздух  крепкий  и  вкусный,  как
буйволиное  молоко. Такого воздуха,  такой благодати сейчас нет. Сейчас и  в
горах воздух порченый, потому что везде самолеты летают.
     Вот в  таком  месте мы  присели у ручья, напились и решили передохнуть.
Товарищ  мой, наш односельчанин,  я его не называю, потому что он еще живой,
решил смочить в воде свои чувяки. Они  у него пересохли. Вижу: снимает с ног
и сует прямо туда, где мы пили воду.
     --  Что ты делаешь,  --  говорю, --  разве  ты  не  знаешь, что  это не
положено  по нашим обычаям? Раз ты  пил здесь воду, значит, надо  спуститься
пониже, если хочешь вымыть ноги, или смочить чувяки, или платок постирать.
     -- А, --  говорит, -- ничего не случится. Мы уже напились, а люди здесь
не ходят...
     -- Может, ничего и не случится, -- говорю, -- но зачем обычай нарушать?
Не мы его придумали.
     -- Тех, кто придумал, -- отвечает он вроде в шутку, -- давно уже нет, а
мы никому не скажем...
     Не понравилось мне это, но что скажешь? Слишком легкий он  был человек,
да и  я  был  молод. Думал, обойдется  как-нибудь... Так вот он и сунул свои
чувяки в воду, и даже камнем их прикрыл, чтобы лучше водой пропитались.
     И  вот,  значит,  лежим мы в медовой  альпийской  траве.  Солнце греет,
ручеек журчит, дремота  забирает... Такое сладкое место -- нельзя не уснуть.
И уже я, наверное, видел второй сон и переходил к третьему, как почувствовал
во сне -- случилось что-то нехорошее.
     Еще  сплю, а сам думаю,  что бы  могло случиться? Неужели  широколапый,
медведь значит, зарезал  кого-нибудь из нашего  стада?  И  так  во  сне хочу
догадаться, что случилось, потому что,  думаю, проснусь --  поздно будет. Но
чувствую -- никак  не могу догадаться во сне. Нет, думаю, надо проснуться  и
на  все  посмотреть  своими глазами,  тогда,  может, пойму,  что  случилось.
Подымаю голову, озираюсь.
     Смотрю  вниз  -- балаганы  на месте,  дым  идет, пастухи  обед готовят.
Смотрю направо  по склону --  вижу коровы пасутся, выше  -- лошади и  совсем
наверху -- козы, как белые камни. Нет, думаю, там ничего не случилось, иначе
стадо всполошилось бы. Товарищ мой  спокойно спит. Отчего  же, думаю, что-то
душу  свербит?  И  вдруг прислушался  и обмер -- ручей  перестал  журчать. Я
заглянул  в него и почувствовал  --  не  дай тебе  бог почувствовать  такое!
Словом, вижу -- ручей пересох.  Вода кое-где  в  углублениях,  как на дороге
после дождя. Так что и горсти не наберешь.
     Тряхнул я своего товарища и говорю:
     -- Посмотри, что ты наделал!
     Он так перепугался, что никак не мог на ноги натянуть свои чувяки. Руки
болтаются, как сломанные, губы шепчут:
     -- Аллах, пощади...
     В то  лето его буйволица  во время  грозы,  ошалев  от  крупного града,
сорвалась со скалы  и сдохла, а  у  меня медведь зарезал годовалого телка. С
тех пор мы на эти пастбища не возвращались.
     --  Дядя Сандро,  -- говорю  я, -- а что, если  где-то наверху сорвался
большой камень или лавина перекрыла ручей?
     -- Так  и знал, что что-нибудь такое скажешь, -- ответил  дядя Сандро с
усмешкой.  -- Значит,  по-твоему, лавина день  и  ночь  ждала,  покамест мой
товарищ чувяки вымоет в этом ручье, а потом сказала себе: "Ага, теперь самое
время сорваться и перекрыть ручей!"
     -- Мало ли что могло случиться, -- сказал я.
     -- Тогда ответь, -- вдруг  оживился  дядя  Сандро,  -- почему он у него
взял буйвола, а у меня только телку?
     -- При чем тут буйвол и телка? -- не понял я.
     --  А при том,  -- ответил дядя Сандро, -- что он,  как  хороший судья,
наказал нас. У него, как у главного  виновника,  взял буйвола,  а у меня  --
годовалую телку за то, что не остановил его.
     -- Дядя Сандро, --  говорю я, --  неужели он за вами  не  видел  других
грехов?
     Дядя Сандро спокойно посмотрел на меня и сказал:
     -- Он не всякие  грехи  карает. Если ты грешил,  рискуя жизнью,  он это
учитывает. Но  если ты грешил, ничем не рискуя, наказания не избежать... И у
меня есть такой грех.
     -- Расскажите, дядя Сандро, -- попросил я, разливая остаток коньяка.
     --  Нечего  рассказывать,  --  сказал  дядя  Сандро  и,  сполоснув  рот
коньяком,  проглотил его.  --  На  свадьбе Татырхана я  своей рукой  зарезал
двенадцать быков, и теперь в последние годы кисть правой руки болит. -- Дядя
Сандро  зашевелил вытянутой  кистью  правой руки,  как  бы  прислушиваясь  к
действию давнего греха: --  И тогда, помнится, вот так же болело запястье...
Глупый был, согласился...
     Он  задумался,  и  выражение его  слегка  выпученных  глаз  мне впервые
показалось сентиментальным.
     -- Да, -- проговорил он, -- двенадцать беззащитных быков...
     Мне показалось, что он сейчас разрыдается. Но тут к нам подошел молодой
человек, исполненный ликующего почтения.
     -- Дядя Сандро! -- воскликнул он. -- А я вас ищу по всему городу...
     -- Что ты  говоришь! -- оживился  дядя  Сандро.  -- А  я совсем  забыл.
Старею, старею, дорогой.
     -- Как можно, дядя Сандро, вас  ждут! -- воскликнул молодой человек. --
Никто ни к чему не хочет притронуться.
     --  Иду, мой мальчик,  иду!  -- сказал дядя  Сандро  и, встав,  оправил
черкеску.
     -- Извините,  дорогой, но  компания ждет,  -- добавил  молодой человек,
миролюбиво, но твердо  обращаясь  ко мне,  как  бы давая знать, что было  бы
безумным расточительством тратить драгоценные силы великого тамады на одного
человека, когда его ждут жаждущие массы.
     -- Так ты остаешься? -- спросил дядя Сандро, словно до этого уговаривал
меня пойти с ним, но я отказался.
     -- Да, -- сказал я, -- я еще посижу.
     Постукивая посохом и кивая знакомым, дядя Сандро прошел между столиками
походкой щеголеватого пророка и скрылся на улице.
     Всегда  бывает  немного  обидно, если  кто-нибудь  в твоем  присутствии
уходит  веселиться, даже  если  ты и  не собирался сопровождать  его. Я  еще
посидел немного, раздумывая над рассказом дяди Сандро, а потом пошел домой в
состоянии некоторой грусти.
     Помню, в голове  застрял  какой-то обрывок  мысли  насчет того, что  не
только  люди  создали  богов  по  своему  подобию,  но  и  каждый  человек в
отдельности создает бога  по своему собственному подобию. Впрочем, возможно,
я об этом подумал не тогда, а несколько позже, а то и раньше.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 249
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама