Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№3| Битва за замок Кватча
SCP 012: Скверная мелодия
TES: Oblivion |№2| Врата в Обливион
DARK SOULS™: REMASTERED |№10| Руины Нового Лондо

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Виталий Забирко Весь текст 132.53 Kb

Ловля млечника на живца

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12
     Зато Тхэн стал проявлять признаки беспокойства.  Он уже  не
столь пристально следил за мной.  Вставал, снова садился, нервно
прохаживался по берегу, поглядывал на реку, но  больше,  задирая
голову, - на небо.  И мне казалось. что в его безразличных  гла-
зах, появилась тоска. Пустой, лишённый сознания мозг пиренита не
давал млечнику пищи.  Психофаг метался в нервной системе  Тхэна,
как в западне.
     Нервы и у меня пошаливали, хоть я и выпил с водой лошадиную
дозу тонизатора. Упаковав практически всё снаряжение, кроме све-
тильника автоматического сачка, я забрался под  тент,  но  нахо-
диться там долго без дела не смог.  Ещё задолго  до  наступления
вечера вылез из-под тента и попытался приготовить ужин.  Но, как
всегда бывает перед  каким-нибудь  ответственным  делом,  что-то
случается.  Мизерное, незначительное, словно специально происхо-
дящее для того, чтобы вывести тебя из  равновесия.  По  принципу
ложки дёгтя в бочке мёда.
     Моя СВЧ-печь отказалась работать. Полчаса я потратил на то,
чтобы выяснить причину неисправности, но так и не понял,  в  чем
дело. Зато вспомнил, что млечник относится к СВЧ-излучению точно
так же, как и к потоку фотонов.  И хотя печь была  экранирована,
видно она всё-таки чем-то досаждала психофагу, так как в простую
поломку я не верил.
     Попытавшись настроиться на философский лад - чему быть, то-
му не миновать, - я развёл костёр,  повесил  над  ним  чайник  и
поужинал консервами.  Тхэн есть отказался - оно и понятно, не та
пища нужна млечнику,  а  на  физиологические  потребности  мате-
риальной оболочки, в которой он находился, ему  было  наплевать.
Впрочем, в прямом смысле он вряд ли умел это делать.
     Вода в чайнике никак не хотела закипать.  То ли  я  слишком
высоко повесил его над огнем, то ли  просто  не  умел  разводить
костёр.  Но спешить мне было  некуда,  и  я  терпеливо  сидел  у
костра, изредка подбрасывая в огонь сухие ветки. Главное для ме-
ня сейчас - сохранять спокойствие. Ибо, следуя теории невезения,
за ложкой дёгтя в бочке мёда непременно  следовало  падение  бу-
терброда маслом вниз.  Хотя я всегда относился к последней  сен-
тенции с некоторым предубеждением: скажите пожалуйста, кто будет
есть бутерброд, даже если он упадет на землю маслом вверх?
     Вода закипела только с наступлением сумерек, когда я, нако-
нец, не жалея, подбросил в огонь большую охапку хвороста. Совер-
шенно неожиданно в лагерь вернулись долгоносы. Ноги у них подка-
шивались; они жалобно скулили, и жались  поближе  к  костру.  На
спине у одного долгоноса я заметил глубокие  борозды  от  когтей
тигра.  Только долгоносов мне сейчас и не хватало! Я  швырнул  в
них горящей головнёй, долгоносы шарахнулись в сторону, но далеко
не ушли.
     Осторожно прихлёбывая из кружки  горячий  чай,  я  проводил
взглядом быстрый экваториальный закат Пирены. С наступлением ве-
чера Тхэн успокоился, сел на землю, а  когда  на  небе  высыпали
звёзды, наконец открыл рот.
     - Господин Бугой, - спросил он неожиданно хорошо поставлен-
ным голосом, - так как вы всё-таки собираетесь ловить млечника?
     Сердце моё ёкнуло, но я не подал вида. Транслингатор молчал
- Тхэн говорил на чистейшем интерлинге, позаимствовав лексику  у
дикторов Галактического вещания.
     Я отхлебнул из кружки и лишь тогда сказал:
     - Вопрос поставлен неверно.  В нём две ошибки. Первая -  не
как я его собираюсь ловить, а на что.
     - Хорошо, - согласился Тхэн. - На что вы собираетесь ловить
млечника?
     - На его гипертрофированное чувство самосохранения,  -  как
можно более самодовольно заявил я. Только откровенная, неприкры-
тая наглость могла мне сейчас помочь. - Стоило  только  объявить
по Галактическому вещанию цель моей экспедиции, как млечник  тут
же заинтересовался моей персоной и последовал за мной.
     Некоторое время Тхэн молчал, переваривая мои  слова.  Затем
тем же ровным дикторским голосом поинтересовался:
     - А в чём же состоит вторая ошибка в моём вопросе?
     Я искренне рассмеялся.  Надеюсь, искренность у меня получи-
лась натуральной.
     - Ты употребил глагол "поймать" в будущем времени,  а нужно
- в прошедшем.   М л е ч н и к а  я  у ж е  п о й м а л, -  про-
говорил я с расстановкой. - Когда млечник понял, что  проникнуть
в мою психику ему не по силам,  он  атаковал  моего  проводника.
Откуда млечнику было знать, что пирениты - единственные в Галак-
тике гуманоиды, которые полностью владеют своей психикой, и  что
они предпочтут убить своё сознание, лишь бы  не  отдать  его  на
съедение тебе, Papilio galaktikos!
     На этот раз млечник замолчал надолго. Но когда он вновь за-
говорил, голос его звучал по-прежнему ровно и спокойно.
     - Вы извратили мой вопрос так, как вам это  выгодно.  Я  же
хотел узнать только то, что спросил.
     Что ж, в логике ему не откажешь. Здесь он прав.
     - Ну и что? - нагло заявил я.
     - А то, что пока я в этом теле, вам меня не достать.
     - А куда ты денешься? - фыркнул я. - Выйдешь из  тела,  как
миленький! Ни один абориген тебя к себе в  сознание  не  пустит.
Далековато ты от них, да и  силы  твои  на  исходе.  Они  проста
отшвырнут тебя, как котёнка, и ты снова очутишься в теле  Тхэна.
Да и будь ты в полной силе, на таком расстоянии  они  успели  бы
убить не только своё сознание, но и тело, чтобы ты не смог найти
в нём временного пристанища. Как это сделал вчера Колдун хакуси-
нов.  А единственный гуманоид на Пирене, в психике  которого  ты
мог бы восстановить свои силы, находится чересчур далеко отсюда,
чуть ли не на другой стороне планеты.
     - Остаётся ещё ваше сознание, - напрямик сказал млечник. Он
упорно величал меня исключительно на "вы". Что значит, обучаться
по телеканалу!
     - В мой мозг введены электроды защитной сетки, - с уничижи-
тельным презрением бросил я. - И если тебе удасться проникнуть в
мою нервную систему тактильным способом, то электроды  уничтожат
моё сознание. Вместе с тобой.
     - Не думал, что обо мне известно столь много, - ровным  го-
лосом проговорил млечник, словно сообщая сводку погоды. -  Упус-
тил я вас...
     - Не все разговоры людей поступают в коммуникационные сети,
- съехидничал я.
     - И всё же, каким способом вы собираетесь меня  поймать?  -
вернулся к началу разговора млечник.
     - Не надо прикидываться, будто ты глупее, чем на самом  де-
ле, - съязвил я.  -  Ведь  ты  при  мне  сегодня  изучал  гильзу
пространственной свёртки. Из кокона свёрнутого пространства тебе
не выбраться.
     - Следует понимать, что если...
     - На все твои если у меня есть парализатор! - грубо оборвал
я его и самодовольно похлопал себя по карману.
     - Именно об это я и говорю,  -  спокойно  заметил  млечник.
Мышцы на теле Тхэна ходили волнами, лицо дёргалось, как у припа-
дочного, и это абсолютно не вязалось с его голосом. На самом де-
ле млечник, наверное, орал от ужаса и безнадёжности, но  речевой
аппарат тела хакусина переводил его слова с монотонностью  авто-
мата. - Если вы выстрелите в меня сейчас, то я просто рассеюсь в
пространстве, и ваша охота закончится ничем.
     - Не смеши меня! - расхохотался я. - Ты слишком любишь  се-
бя, чтобы решиться на самоубийство.  Тем более, что жизнь я тебе
гарантирую.
     - Да, - согласился он, - все козыри у вас в руках. Но вы не
учли одного обстоятельства...
     - Сидеть! - заорал я и выхватил парализатор.
     Он застыл с приподнятой рукой, будто я уже нажал на  спуск.
Меня охватила оторопь. Чёрт, будь проклята его замедленная реак-
ция! Будь проклято его гипертрофированное  чувство  самосохране-
ния! Пожалуй, я действительно не учел одного обстоятельства:  он
никогда не решится на американскую дуэль - кто выстрелит раньше?
- без стопроцентной гарантии своей жизни. Я-то стрелять не соби-
рался, но он ведь этого не знал! Переиграл я сам себя...
     "Что делать? Что же делать? - лихорадочно билась  мысль.  -
Как выйти из этого положения?"
     Спасла меня неожиданная зарница где-то далеко-далеко за го-
ризонтом за моей спиной.
     "Откуда на Пирене грозы?" - удивился я и, хоть и с  опозда-
нием, но, надеясь, что реагирую натурально, оглянулся.
     Как взметнулась рука Тхэна, я не видел, но  ветвистую  мол-
нию, сорвавшуюся с его пальцев, заметил краем глаза, Со страшным
грохотом молния вонзилась мне в грудь, швырнула на  тент,  и  я,
ломая стойки и кутаясь в полотнище тента,  покатился  по  земле.
Дико заверещали долгоносы, галопом уносясь прочь.
     Притворившись мёртвым и благодаря судьбу, что сорванное по-
лотнище тента не закутало мне лицо, я из-под  полуприкрытых  век
наблюдал за Тхэном.  Некоторое время он смотрел на меня, а потом
стал медленно, словно оглядывая окрестности, поворачивать  голо-
ву.  Вначале в одну сторону, почти на сто восемьдесят  градусов,
потом в другую.  Когда его взгляд скользнул вдоль берега, я уви-
дел,  как  зелёный  мигающий  огонёк    активированной    гильзы
пространственной свёртки, установленной последней вблизи лагеря,
разбрызнулся беззвучными искрами.  Вот, значит, что имел в  виду
млечник под неучтенным мною обстоятельством.
     "Клюнул.  И на это ты тоже клюнул", - подумал я,  осторожно
просовывая под тентом руку к пряжке ремня на поясе.
     Тхэн запрокинул голову и уставился на звёзды. Затем, не от-
рывая взгляда от неба, медленно лег навзничь,  сложил  на  груди
руки и перестал дышать. И тогда началось. Из тела Тхэна поднялся
светящийся пар, который мгновенным рывком  собрался  в  шар  над
грудью хакусина, и уже этот шар стал медленно,  подобно  цветку,
раскрываться крыльями млечника.
     И когда млечник полностью развернул свои крылья, и они ста-
ли вибрировать, готовя психофага к прыжку в n-мерность,  я  рас-
щёлкнул пряжку на ремне и нажал спрятанную в ней кнопку. И млеч-
ник навечно застыл в метровом кубе нуль-временной ловушки. Самой
совершенной ловушке в мире для кого бы то ни было.
     Есть! - чуть не заорал  я,  титаническим  усилием  разорвал
спеленавший меня тент и вскочил на ноги.  Нервная дрожь била ме-
ня, как в лихорадке. С трудом оторвав взгляд от пойманного млеч-
ника, я поднял глаза к небу.
     Ну! Ну, когда же? Что они там тянут?!
     Чтобы сбить нервное напряжение, я начал  считать  про  себя
секунды.
     Мгла пала на тридцать второй. Пятикилометровый купол волно-
вой защиты отрезал меня, участок реки и огромную площадь  долины
от всего мира.  Погасли звёзды, и теперь лишь светильник автома-
тического сачка освещал окрестности.
     - Бугой! Бугой! - взорвался транслингатор голосом  Геориди.
- Что у тебя?
     - Какого чёрта! - рявкнул я. - Почему так долго не было ку-
пола?!
     - Ты поймал его ?! - орал Геориди, словно не слыша меня.
     - Да! Но почему так долго не было купола? А если их - стая?
Вам что - на меня плевать? Главное - трофей?!
     - Мы были на другой стороне планеты...
     - Какого чёрта?! -  окончательно  осатанел  я,  давая  волю
взбудораженным нервам.
     - А какого чёрта ты заводил дружбу с консулом?! - взорвался
в ответ Геориди. - Аборигены ему сообщили,  что  вчера  ночью  в
среднем течении Нунхэн погиб Колдун хакусинов.  Консул весь день
вызывал тебя по рации, а вечером ринулся к  тебе  на  птерокаре.
Сам понимаешь, что нам пришлось делать.
     Я вспомнил зарницу за горизонтом. Вот, значит, что за гроза
там была...
     - Так вы его...
     - В пыль, - отрезал Геориди.
     - Ладно, - примиряюще сказал я. - Когда сюда прибудете?
     - Часа через два.
     - Хорошо, жду.
     - До встречи. Да, поздравляю! - спохватился Геориди.
     - Спасибо, - хмыкнул я.
     Транслингатор отключился:
     Вот уже полгода, за три месяца до того,  как  я  прибыл  на
Пирену, галактический крейсер, скрываясь в коконе  искривленного
пространства, исключавшем его обнаружение, барражировал в систе-
ме Гангута. На его борту находилось трое человек с вживленными в
мозг сетками психозащиты: пилот, штурман и бывший  гипермиллиар-
дер Геориди.  Бывший, потому что четыре сетки психозащиты, вклю-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама