Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 331.31 Kb

Этот бессмертный (в.2)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 29
как Антей, он вышел из чрева самой Земли.
     Я с силой опустил руки ему на плечи, и он упал  на  колени.  Тогда  я
схватил его за горло, встал от него справа и подвел свое левое колено  ему
под спину. Я навалился и попытался сломать его, давя на плечи и бедра.
     Но мне это не удалось. Он все сгибался и сгибался, пока  не  коснулся
головой земли - дальше гнуть было некуда.
     Никто не может так согнуться, не сломав себе при этом  спину,  но  он
смог.
     Я с усилием приподнял его коленом и отпустил, и он тут  же  снова  на
меня напал.
     Тогда я попытался его задушить. Руки у меня были гораздо длиннее, чем
у него. Я схватил его обеими руками  за  глотку  и  стал  с  силой  давить
большими пальцами на то место, где должна находиться трахея.  Он  просунул
свои руки под мои у локтевого сгиба  и  начал  тянуть  вниз  и  наружу.  Я
продолжал жать и ждал, что вот-вот его лицо потемнеет и  глаза  выкатятся.
Мои руки уже сгибались в локтях под его нажимом.
     И тут его руки проскользнули и схватили меня за глотку.
     Вот так мы стояли  и  душили  друг  друга.  Только  его  нельзя  было
задушить.
     Его пальцы как шипы впивались в мои шейные мышцы. Я  чувствовал,  что
мое лицо наливается кровью, в висках начинало стучать.
     Издали послышался крик:
     - Останови его, Хасан! Он же не должен этого делать!
     Голос был похож на голос Рыжей. Во  всяком  случае,  именно  это  имя
пришло мне в голову: Рыжая. Что означало, что где-то поблизости  находится
Дональд Дос Сантос. Кроме того, она произнесла "Хасан" -  это  имя  стояло
под другой внезапно проявившейся картинкой.
     Все это означало, что я - Конрад и нахожусь в  Египте,  а  кружащееся
передо мной лишенное выражения  лицо  -  это  лицо  голема-борца,  Ролема,
создания,  которое  может  быть  установлено  на  пятикратное   превышение
человеческой силы, и, вероятно,  так  и  установлено;  создания,  которому
можно передать рефлексы накачанного адреналином кота - и, несомненно,  все
они были задействованы.
     Вот только голем теоретически не мог убить, разве  что  в  результате
несчастного случая, а Ролем пытался убить меня.
     Это означало, что его блок управления не работает.
     Я ослабил хватку на его горле, видя, что это не срабатывает, и подвел
ладонь левой руки под его правый локоть.  Потом  другой  рукой  я  схватил
сверху его правую кисть и присел как можно ниже, продолжая  давить  кверху
на его локоть, и тянуть за кисть.
     Когда он потерял равновесие и наклонился влево, отпустив мое горло, я
продолжал держать его кисть и выкручивать ее так,  что  локоть  повернулся
кверху. Я напряг левую руку, перехватил его руку выше локтя у своего уха и
дернул книзу, ломая сустав.
     Никакого  результата.  Никакого  хруста.  Рука  просто   уступила   -
согнулась назад под неестественным углом.
     Я выпустил его кисть, и он упал на  одно  колено,  но  тут  же  снова
вскочил. За это время рука сама собой  выпрямилась  и  снова  согнулась  в
естественном положении.
     Если я верно представлял себе Хасана, то  таймер  Ролема  должен  был
быть  установлен  на  максимум  -  два  часа.  А  это,  с  учетом   прочих
обстоятельств, довольно долго.
     Но к этому моменту я уже знал, кто я такой и что я делаю. И  я  знал,
как устроен голем. Голем, с которым я  имел  дело,  был  предназначен  для
борьбы. Значит, боксировать он не мог.
     Я бросил быстрый взгляд через плечо на то место, где я  стоял,  когда
все началось, - около радиопалатки. До нее было футов пятьдесят.
     Тут он меня почти поймал. За  ту  долю  секунды,  пока  я  переключил
внимание назад, он сделал рывок одной рукой схватил меня сзади за  шею,  а
другой - под челюсть.
     Он сломал бы мне шею, если бы мог продолжить в том же духе, но в этот
момент произошел очередной толчок, и довольно сильный, который швырнул нас
обоих на землю - и мне удалось вырваться из этого захвата.
     Через секунду я вскочил на ноги, а земля все еще тряслась. Ролем тоже
вскочил и снова стоял против меня.
     Мы  были  похожи  на  двух  пьяных  матросов,  борющихся  на   палубе
раскачиваемого штормом судна.
     Он двинулся на меня, и я отступил.
     Я пихнул его левой рукой, он вцепился в нее, а я тем временем  ударил
его кулаком в живот. После этого я еще отступил.
     Он снова двинулся на меня, и я осыпал его ударами. Бокс был для  него
все равно что для меня четвертое измерение - он его просто  не  видел.  Он
продолжал надвигаться, стряхивая с себя мои удары, а я продолжал отступать
к радиопалатке, а земля продолжала трястись, и где-то кричала женщина, и я
услышал крик "Оле!", когда мне удалось  достать  его  правой  ниже  пояса,
чтобы слегка встряхнуть ему мозги.
     Мы уже оказались на месте, и я увидел то, что  искал,  -  здоровенный
камень, которым я хотел разбить радио. Я нанес отвлекающий удар  левой,  а
потом схватил его за плечо и за бедро и поднял высоко над головой.
     Я выгнулся назад, напряг мышцы и обрушил его на камень.
     Камень пришелся голему в живот.
     Он снова начал подниматься, но медленнее, чем прежде, и я трижды пнул
его в живот своим большущим правым ортопедическим ботинком и  увидел,  как
он валится обратно.
     Откуда-то из его средней части послышался странный стрекочущий звук.
     Земля снова вздрогнула. Ролем рухнул наземь  и  вытянулся,  последние
признаки жизни сохранились лишь в пальцах его левой руки.  Они  продолжали
сжиматься и разжиматься, странным образом напомнив мне движения рук Хасана
в ту ночь в унфоре.
     Потом я медленно обернулся и увидел их всех: Миштиго, и Эллен, и  Дос
Сантоса с раздутой щекой,  Рыжую,  Джорджа,  Рамзеса  и  троих  обклеенных
пластырем египтян. Я сделал шаг по направлению  к  ним,  и  они  бросились
врассыпную, а лица их исказились от страха. Но я тряхнул головой.
     - Нет, со мной уже все в порядке, - сказал  я,  -  но  оставьте  меня
одного. Я пойду на реку умыться. - Я сделал семь шагов, а потом как  будто
кто-то выдернул вилку из розетки - я захрипел, все кругом  закружилось,  и
мир провалился в тартарары.
     Дни, которые затем последовали, были из золы, а ночи из железа.  Дух,
вырванный из моей души, был похоронен глубже, чем любая мумия, истлевающая
под этими песками.
     Говорят, Кассандра, что мертвые забывают друг друга в  царстве  Аида,
но я надеялся, что это не так. Я  делал  все,  что  положено  руководителю
тура. Лорел предложил мне подыскать себе замену, взять отпуск и уехать.
     Я не мог.
     Что бы я стал делать?
     Сидеть и предаваться печальным  размышлениям,  выпрашивая  выпивку  у
заезжих туристов? Нет. В такие моменты  движение  просто  необходимо;  его
форма сама порождает содержание для пустого нутра.  Так  что  я  продолжил
путешествие и сосредоточил свое внимание  на  связанных  с  ним  маленьких
тайнах.
     Я оттащил Ролема в сторонку и обследовал его блок управления. Конечно
же, он был сломан - это означало, что либо я его сломал  во  время  драки,
либо Хасан сделал это, когда устанавливал его на большую  мощность,  чтобы
побороть меня. Если это сделал Хасан, то он хотел видеть меня не  побитым,
а именно убитым. Если дело обстояло так, то возникал вопрос  -  почему?  Я
мог  только  гадать,  знал  ли  его  наниматель,  что   я   когда-то   был
Карагиозисом. Если знал, то зачем  ему  надо  было  убивать  основателя  и
первого  секретаря  его  собственной  партии?  Убивать  человека,  который
поклялся, что не даст продать Землю у себя из-под ног и  превратить  ее  в
базу отдыха для шайки синих инопланетян - или по крайней мере не даст  это
сделать без борьбы - и создал вокруг себя подпольную организацию,  которая
систематически  снижала  до  нуля  ценность  всей  принадлежащей  веганцам
собственности на Земле и не остановилась даже перед разрушением  роскошной
талеритской конторы по торговле недвижимостью  на  Мадагаскаре;  человека,
чьи идеалы он вроде бы разделял, хотя теперь предпочтение отдавалось более
мирному и легальному занятию - защите  собственности,  -  зачем  ему  было
желать смерти такого человека?
     Получается, что он либо продал Партию, либо не знал, кто я  такой,  и
имел какую-то иную цель, когда направлял Хасана убить меня.
     Либо Хасан действовал по приказу кого-то другого.
     Но кто мог быть этот другой? И опять же - почему?
     У меня не было ответа, и я решил, что хочу его получить.
     Первое соболезнование поступило от Джорджа.
     - Мне очень жаль, Конрад, - сказал он, глядя через мое плечо  куда-то
вниз на песок, а потом быстро посмотрел мне в лицо.
     Ему всегда бывает  не  по  себе  и  хочется  уйти,  когда  приходится
говорить обычные человеческие слова.  Я  знаю,  что  говорю.  Сомнительно,
чтобы демонстрация отношений между мною и  Эллен,  имевшая  место  прошлым
летом, сильно занимала его внимание. Его  страсти  ограничиваются  стенами
биологической лаборатории. Я помню, как он  проводил  вскрытие  последнего
пса на Земле. Четыре года Джордж чесал его за ухом, выбирал блох из хвоста
и слушал его лай. А  потом  как-то  раз  подозвал  Рольфа  к  себе.  Рольф
прибежал рысцой, таща за собой  старую  кухонную  тряпку,  с  которой  они
обычно играли в перетягивание каната, и Джордж подтянул его совсем близко,
сделал укол под кожу, а потом вскрыл. Он хотел заполучить  пса,  пока  тот
был еще в его руках. Скелет до сих пор стоит у него в лаборатории.
     Еще он хотел вырастить своих детей  -  Марка,  Дороти  и  Джима  -  в
скиннеровских боксах, но Эллен каждый раз  топала  ногами  в  послеродовом
приступе материнства, продолжавшемся не меньше месяца -  а  этого  времени
бывало  достаточно,   чтобы   нарушить   разработанный   Джорджем   баланс
стимуляторов. Таким образом, мне трудно  было  признать  за  ним  особенно
сильное желание  снять  с  меня  мерку  для  деревянного  спального  мешка
подземного типа. Если бы он захотел меня убить,  он,  вероятно,  нашел  бы
что-нибудь изощренное, быстрое и  экзотическое  -  вроде  яда  дивбанского
кролика. Но нет, Джорджа все это не  настолько  задевало,  в  этом  я  был
уверен.
     Сама Эллен, хотя она и способна на сильные чувства, все-таки остается
сломанной заводной куклой. Что-то в ней всегда успевает  щелкнуть,  прежде
чем ее чувства перейдут в действия, а на следующий день она будет  так  же
сильно переживать по другому поводу.
     Там, в Порт-о-Пренсе, она могла задушить меня насмерть, и подозревать
ее значило бы разрабатывать тупиковую версию.  Ее  соболезнование  звучало
примерно так:
     - Конрад, ты даже не представляешь, как мне жаль! Правда. Хоть  я  ее
никогда и не видела, я знаю, что ты должен чувствовать,  -  ее  голос  при
этом менял громкость по всему диапазону, и я знал, что она верит тому, что
говорит, поэтому поблагодарил ее тоже.
     Хасан подошел ко мне, пока я там стоял, глядя  куда-то  вдаль  поверх
внезапно вздыбившегося грязного Нила. Мы некоторое время постояли  вместе,
а потом он сказал:
     - Твоя женщина ушла, и на сердце у тебя тяжело. Слова не облегчат эту
тяжесть, а что написано - то написано. Но пусть будет записано и то, что я
скорблю вместе с тобой.
     Мы еще немного постояли, и он ушел.
     На его счет я не строил никаких догадок. Он  был  единственным,  кого
можно было сразу исключить, хотя это его рука пустила  машину  в  ход.  Он
никогда не питал недобрых чувств; он никогда не убивал даром.  У  него  не
было личных причин убивать меня. Таким образом,  его  соболезнования  были
вполне искренними, в этом я был уверен. Попытка убить меня не могла  иметь
ничего общего с  искренностью  его  чувств  в  таком  вопросе,  как  этот.
Настоящий профессионал должен соблюдать определенную границу  между  своей
личной жизнью и своей работой.
     Миштиго никаких сочувственных слов не говорил. Это было бы чуждо  его
природе. У веганцев смерть - радостный  момент.  На  духовном  уровне  она
означала "сагл" - "завершение",  то  есть  разделение  души  на  крохотные
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама