Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Грин А.С. Весь текст 316.51 Kb

Джесси и Моргиана

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 28
перевернулся  в  ушах;  стремясь  в  рот,  в  глаза,  он   прижал   шарф   к
разгоряченному лицу девушки;  отсверкали  полуночные  огни  города,  сменясь
тьмой отлогих холмов, и  Джесси  стала  спокойнее.  Движение  облегчало  ее;
уверенность  мелькающего   в   пространстве   автомобиля   заражала   и   ее
уверенностью, что скоро наступит отдых.,
   Она думала только о письме, о Моргиане - бессильно и страстно, как стучат
в дверь, призывая на помощь, но  не  слыша  утешающего  движения.  Иногда  с
зеленой дороги выбегал страх, хватая ее руки, которые она тоскливо кутала  в
шарф, и снова отлетая в холмы, подобно тени придорожной  оливы,  опрокинутой
светом фонарей. Слова "вы отравлены" не оставляли Джесси; они мчались  среди
холмов, вздрагивали в ее дыхании; где-то в углу, возле  ее  ног,  эти  слова
стучали и торопились, как шарф, терлись о ее  лицо,  смешанные  с  ветром  и
тьмой.
   Джесси очнулась; казалось ей, что в этом неописуемом состоянии
   она уже видела Моргиану, но не могла представить ни  сказанного  сестрой,
ни что сказала сама. Они как будто уже расстались, и Джесси  возвращалась  в
город. Как только она это представила, никакими усилиями сознания Джесси  не
могла вызвать представления, что едет из города. Направление  перевернулось.
Лишь когда мелькнули сияющие дома Каменного  подъема  и  дорога,  при  новом
возбуждении машины, пошла вверх, истинное направление стало в ее уме на свое
место. Через несколько минут  по  обрыву,  огражденному  стеной,  автомобиль
выехал на ровное место  и  устремился  к  единственному  огню  дома,  тотчас
пропавшему за крышей жилища Гобсона. "Огонь есть, Моргиана еще не  спит",  -
подумала Джесси.
   Машина качнулась, остановилась; но изнуренная девушка несколько мгновений
еще мчалась - внутри себя - по инерции чувств движения. Она сошла,  уплатила
деньги и, сказав: "Возвращайтесь, я более не поеду", позвонила у ворот.  Уже
лаяла подбежавшая из глубины  двора  собака.  Шум  у  ворот,  лай  и  звонок
разбудили Гобсона. Он открыл окно, выглянул и,  увидев  женскую  фигуру,  не
сразу узнал Джесси.
   - Гобсон, впустите меня! - крикнула девушка. -  Сестра  дома?  С  великим
удивлением поняв, что приехала Джесси, Гобсон кинулся со всех ног открывать.
Он едва успел надеть туфли и пальто, но и в пальто чувствовал свежесть ночи;
еще более удивился он легкой одежде Джесси и ее  плохому  виду.  Не  решаясь
ничего спрашивать, он впустил девушку и пошел сзади ее к подъезду, твердя:
   - В спальне виден свет,  а  Нетти,  наверное,  уже  спит;  пожалуйте,  да
скорее, а то простудитесь; воздух здесь резкий.
   Они подошли к подъезду; тогда, оставив Джесси, Гобсон обошел угол дома  и
постучал в окно горничной. За стеклом начала кидаться белая тень;  скоро,  с
переполохом в  лице,  Нетти  открыла  дверь;  приветствуемая  ее  тревожными
восклицаниями, Джесси вступила в переднюю.
   - Моргиана спит?! Разбудите сестру, - сказала  Джесси,  пройдя  в  первую
комнату, откуда наверх шла лестница.
   Гобсон удалился, горничная занесла уже ногу  на  ступеньку  лестницы,  но
отступила, - сверху спускалась Моргиана, вполне одетая и еще не  ложившаяся.
Она слышала, как рокотал и остановился автомобиль; не  узнала,  а  потом,  с
озлоблением и трусливой дурнотой  в  сердце,  узнала  голос  Джесси,  и  все
метнулось в ней, так как она почувствовала занесенный удар; не  зная,  ни  в
чем  он,  ни  что  случилось,  Моргиана  обмерла,  когда,  приоткрыв  дверь,
расслышала слова Джесси "разбудите {ее}" внутри дома. Тогда  только,  крепко
зажмурясь и  с  болью  вздохнув  несколько  раз  так  глубоко,  что  смирила
отчаянное сердцебиение, она пошла вниз, готовая принять всякий удар.
   Еще на лестнице Моргиана остановилась и нагнулась,  всматриваясь  в  лицо
сестры. Джесси бросилась к ней; не  удержав  слез  и  смеясь  со  страхом  в
глазах, она схватила ее руки, слабо таща сестру вниз и твердя:
   - Я виновата, Мори, я ужасно виновата;  я  приехала,  чтобы  ты  простила
меня! Я буду у тебя ночевать!
   - Нетти, вы более не  нужны,  -  сказала  Моргиана  горничной,  -  идите.
Джесси, ты помешалась? - спросила она,  когда  горничная  закрыла  за  собой
дверь.
   - Я помешалась. Меня  помешало  письмо.  "Лгать",  -  подумала  Моргиана,
догадываясь уже о том, что предстоит ей.
   - Хорошо, письмо, однако пройдем в столовую. Ты совершенно  больна;  твой
вид ужасен. Кто отпустил тебя?
   - Ах, теперь все хорошо! - вскричала Джесси, идя за ней. - Но  ты  накажи
меня! О, как я измучилась как настрадалась я за эти  часы!  На  письмо,  на,
возьми и прочти, и догадайся, кто мог написать так!
   В небольшой комнате, куда они вошли,  Джесси  прилегла  на  диван,  затем
приподнялась и подперла рукой голову. Моргиана  прочитала  письмо,  медленно
ходя перед глазами сестры, и поняла, что Гервак жива. "Да, лгать", - сказала
она себе, но ее лицо отказалось лгать в эту минуту; оно стало белым и диким.
Не  владея  собой,  Моргиана  скомкала  письмо;  растерявшись,   она   стала
перекладывать его из руки в руку; наконец, сунула  в  карман  юбки.  В  этот
момент, по ее лживым и упорным глазам, девушка узнала всю  правду.  Зная  ее
теперь, она не могла верить; знала и не верила.
   - Отдай мне письмо! - вскричала Джесси, протягивая руку. - Отдай  письмо,
Моргиана! Я должна умереть с ним!
   - Что ты кричишь? - угрожающе шепнула Моргиана. - Можно подумать,  что  я
изверг. А! Ты не разорвала с негодованием злое письмо; ты поверила,  спешила
оскорбить меня?! Письмо написал подлец; кто он? как я могу знать?!
   - Моргиана, немедленно говори!
   - Не кричи. Если ты больна, оставайся здесь, но  не  терзай  меня.  Я  не
позволю тебе кричать.
   - Моргиана, я требую, чтобы ты села и  говорила.  Помни,  что  мне  худо!
Говори просто и ласково, как с сестрой!
   - Хорошо. Что я могу сказать?
   - Тогда верни письмо.
   - Нет!
   - Скажи правду, Мори, родная моя!
   - Я - правда. Я - сама правда перед тобой!
   - Сестра, ты видишь, что я больна; я уже не отвечаю за мысли свои!  Сядь,
поговорим с доброй душой! Кто же мог так подшутить?
   - Зачем ты притворяешься? Ты не  веришь  письму.  Скажи:  веришь  или  не
веришь?
   - Да, я еще не знала, что ты такая, - сказала Джесси.  -  Не  говори  так
жестоко; мне страшно от твоих слов!
   Моргиана вынула из кармана письмо и быстро, но старательно разорвала  его
на мелкие клочки, которые кинула за решетку камина.
   - Вот мой ответ, - заявила  Моргиана.  -  Иди  наверх  и  ложись.  Но  ты
сделаешь  лучше,  если  немедленно  покинешь  мой  дом.  Я  дам  тебе   свой
автомобиль.
   Джесси тупо следила за ее движениями.
   - Хорошо, - сказала она, вставая и пересаживаясь близко к  сестре,  прямо
против нее. - Я узнаю правду простым путем. Завтра же я буду  просить  лицо,
приславшее письмо, явиться ко мне, ничего не опасаясь. Тогда мне  скажут,  в
чем дело!
   - Джесси, ты не сделаешь так, потому что это мерзость!
   - Нет, это не мерзость! Ведь я отравлена, понимаешь ты или нет? Не бывает
таких болезней, не может быть!
   - Не кричи! Говори тише!
   - Мори! Сними же этот ужас! - вскричала Джесси, плача навзрыд. -  Неужели
ты - палач мой?
   - Конечно, нет, - сказала Моргиана, и ее осенила ложь, в которой выгоднее
было запутаться, чем сказать истину. - Письмо,  полученное  тобой,  -  новое
преступление.
   - Значит, меня все-таки опоили?
   - Мучительно тяжело мне, Джесси, но я вынуждена  признаться.  Ты  знаешь,
что я живу очень серой, совершенно ограниченной жизнью. Ты слушаешь?
   - Я слушаю, говори!
   Джесси смотрела на нее с надеждой и страхом.
   -  Я  наказана  за  свои  фантазии,  -  продолжала  Моргиана,  вставая  и
расхаживая по комнате, чтобы не видеть глаз девушки. -  Я  купила  у  одного
человека, - адрес и фамилию которого могу сказать,  если  хочешь,  -  особое
средство, обладающее,  по  его  словам,  способностью  вызывать  отчетливые,
красивые сны. Так он сказал. У меня нет жизни, и я хотела  испытать  сны.  В
этом тяжело признаться, но это так.
   Расстроенный ум Джесси изнемогал, стараясь отозваться доверием на  всякое
объясняющее слово Моргиана говорила неровно: то с излишней силой, то  трудно
и с остановками. Но Джесси не следила за  тем;  ей  было  важно,  {что}  она
скажет.
   - Тебе тяжело? - спросила Моргиана, ловя  в  дыму  лжи  подобие  странной
правды, очертания, напоминающие действительность. - Я  сокращу  рассказ;  ты
приляжешь, я отвезу тебя домой и вызову твоего врача.  Но...  что  я  хотела
сказать? Да, я тайно от тебя дала тебе принять несколько капель.
   - Купила себе, а дала мне!
   - Да!
   - Почему?
   - Я хотела узнать действие.
   - Действие ты могла узнать на себе.
   - Джесси, я знаю, как ты  любишь  рассказывать  сны  и  как  они  у  тебя
интересны. Не всегда можно дать себе отчет в подобных вещах. Не могла  же  я
думать об опасности для тебя! И вот я вижу, что попала в руки  преступников,
которые продали мне что-то вредное под видом  наркотика,  с  целью  вымогать
потом деньги.
   - Моргиана, этого  не  может  быть.  Неужели  они,  или  кто  там,  будут
шантажировать меня, пострадавшую? Ведь ты должна была пить эту... это -  как
ты говоришь - особое средство для снов. Никто не знал,  что  тебе  придет  в
голову поднести его мне! А затем, - какой расчет дать отравлять {тебе}?
   - Как я могу знать, в чем тут был расчет? Ты  молода,  испугана;  платишь
бешеные деньги за противоядие; боишься  семейного  скандала,  -  вот,  может
быть, почему?! Так же, как ты, я теряю соображение, стараюсь  понять.  Может
быть, яд был дан по ошибке, а затем явилось намерение получить выгоду.
   Джесси молчала, склонив голову и  положив  вытянутые  руки  на  стол.  Ее
ресницы дрожали, блестя слезами.
   - Это случилось в то утро?
   - В какое утро?
   - Когда ты пришла ко мне  говорить  с  Флетчером.  Осторожность  изменила
Моргиане. Моргиана ответила  утвердительно,  когда  следовало  сказать,  что
подмешала яд в питье вечером
   накануне.
   - Разве человек видит  сны  днем?  -  спросила  Джесси  тоном  печального
торжества, открывая глаза и решительно вытирая их.  -  Моргиана,  ты  лжешь!
Теперь я не могу тебе верить, и, может быть, хорошо,  что  ты  выдумала  эту
историю с красивыми  снами.  Благодаря  ей,  слушая  тебя,  я  хоть  немного
привыкла к мысли, что ты, моя сестра -  чудовище!  За  что  же  ты  погубила
меня?
   - Успокойся, Джесси, - сказала Моргиана с нервным, непроизвольным смехом,
- я дала  тебе  это  лекарство  утром,  потому  что  мне  были  даны  разные
наставления. Днем должны были быть грезы наяву, подобные снам.
   - Такие же красивые, как то, что ты сделала? Зачем, дав  мне  отраву,  ты
тотчас уехала?
   - Тебе худо, Джесси!? Позволь, я помогу тебе лечь.
   - Не тронь! Не касайся меня! Я лягу сама.
   Джесси подошла к дивану и прилегла, почти свалилась, с помутневшим лицом.
Силы оставили  ее,  и  она  подумала,  что  теперь  умирает.  "Оленя  ранили
стрелой"... вспомнила Моргиана.  Возбуждение  ее  и  потрясение  собственной
ложью перед лицом погибающей были так остры,  что  она  продолжала  говорить
тихо и настойчиво:
   - Я ничего не сделала, ничего. Но сны я хотела видеть;  я,  Джесси,  имею
право на сны. Во сне я могла быть ничем не хуже других:  стройная,  веселая,
красивая я должна была быть во сне. Ведь  это  меня  мучит,  Джесси;  ты  не
можешь понять, как тягостно смотреть на других,  которыми  все  восхищаются,
которым бросают цветы и поют песни! Мне больно, но я должна это сказать, так
как я хотела жизнь заменить сном. Старая жаба хотела видеть себя розой;  она
сделала глупость. Только глупость, Джесси,  ничего  больше.  Теперь  ты  все
знаешь. Ты добра и простишь меня; но ведь скоро ты будешь здорова!  Я  поеду
завтра же, и я добьюсь противоядия от этих мерзавцев или признания,  чем  ты
отравлена, чтобы привлечь к этому делу врача, на которого можно  положиться,
что он не разгласит печальную ошибку твоей сестры.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама