Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Грин А.С. Весь текст 262.91 Kb

Золотая цепь

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 23
недоумением опустил протянутую к  ней  руку.  Вдруг  она  закрыла  глаза,  -
сделала усилие, но  не  двинулась.  Из-под  ее  черных  ресниц,  поднявшихся
страшно тихо, дрожа и сверкая, выполз помраченный взгляд - странный и глухой
блеск; только мгновение сиял он. Дигэ опустила голову, тронула  глаза  рукой
и, вздохнув, выпрямилась, пошла, но пошатнулась,  и  Ганувер  поддержал  ее,
вглядываясь с тревогой.
   - Что с вами? - спросил он.
   - Ничего, так. Я... я  представила  трупы;  людей,  привязанных  к  цепи;
пленников, которых опускали на дно.
   - Это делал Морган, - сказал Ганувер, - Пирсон не  был  столь  жесток,  и
легенда рисует его скорее пьяницей-чудаком, чем драконом.
   Они вышли, стена опустилась и стала на свое место, как если бы никогда не
была потревожена. Разговаривавшие ушли в  ту  же  сторону,  откуда  явились.
Немедленно я вознамерился взглянуть им вслед, но... хотел ступить и не  мог.
Ноги окоченели, не повиновались. Я как бы отсидел их в неудобном  положении.
Вертясь на одной ноге, я поднял кое-как другую и  переставил  ее,  она  была
тяжела и опустилась как на подушку, без ощущения. Проволочив  к  ней  вторую
ногу, я убедился, что могу идти так со скоростью десяти футов  в  минуту.  В
глазах  стоял  золотой  блеск,  волнами  поражая   зрачки.   Это   состояние
околдованности длилось минуты три и исчезло так же внезапно, как  появилось.
Тогда я понял, почему Дигэ закрыла  глаза,  и  припомнил  чей-то  рассказ  о
мелком чиновнике-французе в подвалах Национального банка,  который,  походив
среди груд золотых болванок, не мог никак уйти,  пока  ему  не  дали  стакан
вина.
   - Так вот что, - бессмысленно твердил я, выйдя наконец из засады и  бродя
по коридору. Теперь я видел,  что  был  прав,  пустившись  делать  открытия.
Женщина заберет Ганувера, и он на ней женится. Золотая цепь извивалась предо
мной, ползая по стенам, путалась в ногах. Надо узнать, где он купался, когда
нашел трос; кто знает - не осталось ли там и на мою  долю?  Я  вытащил  свои
золотые монеты. Очень, очень мало! Моя голова кружилась. Я блуждал, с трудом
замечая, где, как поворачиваю, иногда словно проваливался, плохо сознавал, о
чем думаю, и шел, сам себе посторонний, уже устав  надеяться,  что  наступит
конец этим скитаниям в  тесноте,  свете  и  тишине.  Однако  моя  внутренняя
тревога была, надо думать,  сильна,  потому  что  сквозь  бред  усталости  и
выжженного  ею  волнения  я,  остановясь,  -  резко,  как   над   пропастью,
представил, что  я  заперт  и  заблудился,  а  ночь  длится.  Не  страх,  но
совершенное отчаяние, полное бесконечного равнодушия к тому, что меня  здесь
накроют, владело  мной,  когда,  почти  падая  от  изнурения,  подкравшегося
всесильно, я остановился у тупика, похожего на все остальные, лег перед  ним
и стал бить в стену ногами так, что эхо, завыв  гулом,  пошло  грохотать  по
всем пространствам, вверху и внизу.
 
 
 
   VII
   Я не удивился, когда стена сошла  со  своего  места  и  в  яркой  глубине
обширной, роскошной комнаты я увидел Попа, а  за  ним  -  Дюрока  в  пестром
халате. Дюрок поднял, но тотчас опустил револьвер, и оба бросились  ко  мне,
втаскивая меня за руки, за ноги, так как я не мог  встать.  Я  опустился  на
стул, смеясь и изо всей силы хлопая себя по колену.
   - Я вам скажу, - проговорил я, - они женятся! Я видел! Та молодая женщина
и ваш хозяин. Он был подвыпивши.  Ей-богу!  Поцеловал  руку.  Честь  честью!
Золотая цепь лежит там, за стеной, сорок поворотов через сорок  проходов.  Я
видел. Я попал в шкап и теперь судите, как хотите, но  вам,  Дюрок,  я  буду
верен и баста!
   У самого своего лица я увидел стакан с вином. Стекло лязгало  о  зубы.  Я
выпил вино, во тьме свалившегося на меня сна еще  не  успев  разобрать,  как
Дюрок сказал: - Это ничего. Поп! Санди получил свою порцию; он утолил  жажду
необычайного. Бесполезно говорить с ним теперь.
   Казалось мне, когда я очнулся, что момент потери сознания был  краток,  и
шкипер  немедленно  стащит  с  меня  куртку,  чтоб  холод  заставил  быстрее
вскочить. Однако не исчезло ничто за время сна. Дневной  свет  заглядывал  в
щели гардин. Я лежал на софе. Попа не было. Дюрок  ходил  по  ковру,  нагнув
голову, и курил.
   Открыв глаза и осознав отлетевшее, я снова  закрыл  их,  придумывая,  как
держаться, так как не знал, обдадут меня бранью или все благополучно сойдет.
Я понял все-таки, что лучшее - быть самим собой. Я сел  и  сказал  Дюроку  в
спину: - Я виноват.
   - Санди, - сказал он, встрепенувшись и  садясь  рядом,  -  виноват-то  ты
виноват. Засыпая, ты бормотал о разговоре в библиотеке. Это для  меня  очень
важно, и я поэтому не  сержусь.  Но  слушай:  если  так  пойдет  дальше,  ты
действительно будешь все знать. Рассказывай, что было с тобой.
   Я хотел встать, но Дюрок толкнул меня в лоб ладонью, и я опять сел. Дикий
сон клубился еще во мне. Он  стягивал  клещами  суставы  и  выламывал  скулы
зевотой; и сладость, не утоленная сладость мякла во  всех  членах.  Поспешно
собрав  мысли,  а  также  закурив,  что  было  моей  утренней  привычкой,  я
рассказал, припомнив, как мог точнее, разговор  Галуэя  с  Дигэ.  Ни  о  чем
больше так не расспрашивал и  не  переспрашивал  меня  Дюрок,  как  об  этом
разговоре.
   - Ты должен благодарить счастливый случай, который привел  тебя  сюда,  -
заметил он наконец, очень, по-видимому, озабоченный, - впрочем, я вижу,  что
тебе везет. Ты выспался?
   Дюрок не расслышал моего ответа: задумавшись, он тревожно тер лоб;  потом
встал, снова начал ходить. Каминные часы указывали семь с половиной.  Солнце
резнуло накуренный воздух из-за гардины тонким лучом. Я сидел, осматриваясь.
Великолепие этой комнаты, с зеркалами  в  рамах  слоновой  кости,  мраморной
облицовкой окон, резной, затейливой мебелью, цветной шелк, улыбки красоты  в
сияющих золотом и голубой далью картинах, ноги Дюрока, ступающие по мехам  и
коврам, - все это  было  чрезмерно  для  меня,  оно  утомляло.  Лучше  всего
дышалось бы мне теперь жмурясь под солнцем на острый морской блеск. Все,  на
что я смотрел, восхищало, но было непривычно.
   - Мы поедем, Санди, - сказал, перестав ходить, Дюрок, - потом...  но  что
предисловие: хочешь отправиться в экспедицию?..
   Думая, что он предлагает Африку или другое какое место,  где  приключения
неистощимы, как укусы комаров среди болот, я сказал со всей поспешностью:  -
Да! Тысячу раз - да! Клянусь шкурой леопарда, я буду всюду, где вы.
   Говоря это, я вскочил. Может быть, он угадал, что я думаю, так как устало
рассмеялся.
   - Не так далеко, как ты, может быть, хочешь, но - в "страну человеческого
сердца". В страну, где темно.
   - О, я не понимаю вас, - сказал я,  не  отрываясь  от  его  сжатого,  как
тиски, рта, надменного и снисходительного, от серых резких глаз под  суровым
лбом. - Но мне, право, все равно, если это вам нужно.
   - Очень нужно, - потому что мне кажется, - ты можешь пригодиться, и я уже
вчера присматривался к  тебе.  Скажи  мне,  сколько  времени  надо  плыть  к
Сигнальному Пустырю?
   Он спрашивал о предместье Лисса, называвшемся так  со  старинных  времен,
когда города почти не было, а на каменных столбах мыса,  окрещенного  именем
"Сигнальный Пустырь", горели ночью смоляные бочки, зажигавшиеся с разрешения
колониальных отрядов, как знак, что суда могут  войти  в  Сигнальную  бухту.
Ныне Сигнальный Пустырь был довольно населенное  место  со  своей  таможней,
почтой и другими подобными учреждениями.
   - Думаю, - сказал я, - что полчаса будет достаточно, если ветер хорош. Вы
хотите ехать туда?
   Он не ответил, вышел  в  соседнюю  комнату  и,  провозясь  там  порядочно
времени, вернулся, одетый как прибрежный житель, так что  от  его  светского
великолепия осталось одно лицо.  На  нем  была  кожаная  куртка  с  двойными
обшлагами,  красный  жилет  с   зелеными   стеклянными   пуговицами,   узкая
лакированная шляпа, напоминающая опрокинутый на  сковороду  котелок;  вокруг
шеи - клетчатый шарф, а на ногах  -  поверх  коричневых,  верблюжьего  сукна
брюк, - мягкие сапоги с толстой подошвой. Люди в таких вот  нарядах,  как  я
видел много раз, держат за  жилетную  пуговицу  какого-нибудь  раскрашенного
вином капитана, стоя под солнцем на набережной среди  протянутых  канатов  и
рядов бочек, и рассказывают ему, какие есть выгодные  предложения  от  фирмы
"Купи в долг" или "Застрахуй без нужды". Пока я дивился на  него,  не  смея,
конечно, улыбнуться или отпустить замечание, Дюрок  подошел  к  стене  между
окон и потянул висячий шнурок. Часть  стены  тотчас  вывалилась  полукругом,
образовав полку с углублением за ней, где вспыхнул  свет;  за  стеной  стало
жужжать, и я не успел  толком  сообразить,  что  произошло,  как  вровень  с
упавшей полкой поднялся из стены род стола, на котором были чашки,  кофейник
с горящей под ним спиртовой лампочкой, булки, масло,  сухари  и  закуски  из
рыбы и мяса, приготовленные, должно быть, руками кухонного волшебного  духа,
- столько поджаристости, масла, шипенья и аромата я ощутил среди белых блюд,
украшенных рисунком  зеленоватых  цветов.  Сахарница  напоминала  серебряное
пирожное. Ложки, щипцы  для  сахара,  салфетки  в  эмалированных  кольцах  и
покрытый золотым плетеньем  из  мельчайших  виноградных  листьев  карминовый
графин с коньяком - все явилось, как солнце из туч.  Дюрок  стал  переносить
посланное магическими существами на большой  стол,  говоря:  -  Здесь  можно
обойтись без прислуги. Как видишь, наш хозяин устроился довольно  затейливо,
а в данном случае просто остроумно. Но поторопимся.
   Видя, как он быстро и ловко ест, наливая себе и  мне  из  трепещущего  по
скатерти розовыми зайчиками графина,  я  сбился  в  темпе,  стал  ежеминутно
ронять то нож, то вилку; одно время стеснение  едва  не  замучило  меня,  но
аппетит превозмог, и я управился с едой очень быстро,  применив  ту  уловку,
что я будто бы тороплюсь больше  Дюрока.  Как  только  я  перестал  обращать
внимание на свои движения, дело пошло как нельзя  лучше,  я  хватал,  жевал,
глотал, отбрасывал, запивал  и  остался  очень  доволен  собой.  Жуя,  я  не
переставал обдумывать одну штуку, которую не  решался  сказать,  но  сказать
очень хотел и, может быть, не  сказал  бы,  но  Дюрок  заметил  мой  упорный
взгляд.
   - В чем дело? - сказал он рассеянно, далекий  от  меня,  где-то  в  своих
горных вершинах.
   - Кто вы такой? - спросил я и про себя ахнул. "Сорвалось-таки! -  подумал
я с горечью. - Теперь держись, Санди!"
   - Я?! - сказал Дюрок с величайшим изумлением,  устремив  на  меня  взгляд
серый как сталь. Он расхохотался  и,  видя,  что  я  оцепенел,  прибавил:  -
Ничего, ничего! Однако я хочу посмотреть, как  ты  задашь  такой  же  вопрос
Эстампу. Я отвечу твоему простосердечию. Я - шахматный игрок.
   О шахматах я имел смутное представление, но поневоле удовлетворился  этим
ответом, смешав в уме шашечную доску с игральными костями и картами.  "Одним
словом -  игрок!"  -  подумал  я,  ничуть  не  разочаровавшись  ответом,  а,
напротив,  укрепив  свое  восхищение.  Игрок  -  значит  молодчинище,  хват,
рисковый человек. Но, будучи поощрен, я вознамерился  спросить  что-то  еще,
как портьера откинулась, и вошел Поп.
   - Герои спят, - сказал он хрипло; был утомлен с бледным, бессонным  лицом
и тотчас тревожно уставился на меня. - Вторые  лица  все  на  ногах.  Сейчас
придет Эстамп. Держу пари, что он отправится с вами. Ну, Санди,  ты  отколол
штуку, и твое счастье, что тебя не заметили в тех местах. Ганувер  мог  тебя
просто убить. Боже сохрани  тебя  болтать  обо  всем  этом!  Будь  на  нашей
стороне, но молчи, раз уж попал в эту историю.  Так  что  же  было  с  тобой
вчера?
   Я опять рассказал о разговоре в библиотеке, о лифте, аквариуме и  золотой
цепи.
   - Ну, вот видите! - сказал Поп Дюроку. - Человек с отчаяния  способен  на
все. Как раз третьего дня он сказал при  мне  этой  самой  Дигэ:  "Если  все
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама