Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Грин А.С. Весь текст 262.91 Kb

Золотая цепь

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
я увидел  мраморную  резьбу  лент  и  цветов.  Наконец  Паркер  остановился,
расправил плечи и, подав грудь вперед, ввел меня за пределы огромной  двери.
Он сказал: - Санди, которого вы желали видеть, - вот он, -  затем  исчез.  Я
обернулся - его не было.
   - Подойдите-ка сюда, Санди, - устало сказал кто-то. Я огляделся,  заметив
в туманно-синем, озаренном сверху  пространстве,  полном  зеркал,  блеска  и
мебели, несколько человек, расположившихся по диванам и  креслам  с  лицами,
повернутыми  ко  мне.  Они  были  разбросаны,  образуя  неправильный   круг.
Вглядываясь, чтобы угадать, кто сказал "подойдите",  я  обрадовался,  увидев
Дюрока с Эстампом; они  стояли,  куря,  подле  камина  и  делали  мне  знаки
приблизиться. Справа  в  большой  качалке  полулежал  человек  лет  двадцати
восьми, с бледным, приятным лицом, завернутый в плед, с повязкой на  голове.
Слева сидела женщина. Около нее  стоял  Поп.  Я  лишь  мельком  взглянул  на
женщину, так как сразу увидел, что она очень красива, и оттого  смутился.  Я
никогда не помнил, как женщина одета, кто бы она ни была, так и  теперь  мог
лишь заметить в ее темных  волосах  белые  искры  и  то,  что  она  охвачена
прекрасным синим рисунком хрупкого очертания. Когда я  отвернулся,  я  снова
увидел ее лицо про себя,  -  немного  длинное,  с  ярким  маленьким  ртом  и
большими глазами, смотрящими как будто в тени.
   - Ну, скажи, что ты  сделал  с  моими  друзьями?  -  произнес  закутанный
человек, морщась и потирая висок. - Они, как приехали на твоем корабле,  так
не перестают восхищаться твоей особой. Меня зовут Ганувер; садись, Санди, ко
мне поближе.
   Он указал кресло, в которое я  и  сел,  -  не  сразу,  так  как  оно  все
поддавалось и поддавалось подо мной, но наконец укрепился.
   - Итак, - сказал Ганувер, от которого слегка пахло  вином,  -  ты  любишь
"море и ветер"! Я молчал.
   - Не правда ли, Дигэ, какая сила в этих простых словах?! - сказал Ганувер
молодой даме. - Они встречаются, как две волны.
   Тут я заметил остальных. Это были двое немолодых людей.  Один  -  нервный
человек с черными баками, в пенсне с широким шнурком.  Он  смотрел  выпукло,
как кукла, не мигая и как-то странно дергая левой щекой. Его  белое  лицо  в
черных баках, выбритые губы, имевшие слегка  надутый  вид,  и  орлиный  нос,
казалось, подсмеиваются. Он  сидел,  согнув  ногу  треугольником  на  колене
другой,  придерживая  верхнее   колено   прекрасными   матовыми   руками   и
рассматривая меня с легким сопением. Второй был старше,  плотен,  брит  и  в
очках.
   - Волны и эскадрильи! - громко сказал первый из них, не изменяя выражения
лица и воззрясь  на  меня,  рокочущим  басом.  -  Бури  и  шквалы,  брасы  и
контрабасы, тучи и циклоны; цейлоны, абордаж, бриз, муссон, Смит и Вессон!
   Дама рассмеялась. Улыбнулись все остальные, только  Дюрок  остался,  -  с
несколько мрачным лицом, - безучастным к этой шутке и, видя, что я вспыхнул,
перешел ко мне, сев между мною и Ганувером.
   - Что ж, - сказал он, кладя мне на плечо  руку,  -  Санди  служит  своему
призванию, как может. Мы еще поплывем, а?
   - Далеко поплывем, - сказал я, обрадованный, что у меня есть защитник.
   Все снова стали смеяться, затем между ними произошел разговор, в  котором
я  ничего  не  понял,  но  чувствовал,  что  говорят  обо  мне,  -  легонько
подсмеиваясь или серьезно - я  не  разобрал.  Лишь  некоторые  слова,  вроде
"приятное исключение", "колоритная фигура", "стиль", запомнились мне в таком
странном искажении смысла, что я отнес их к подробностям моего путешествия с
Дюроком и Эстампом.
   Эстамп обратился ко мне, сказав: - А помнишь, как ты меня напоил?
   - Разве вы напились?
   - Ну как же, я упал и здорово стукнулся головой о скамейку.  Признавайся,
- "огненная вода", "клянусь Лукрецией!", - вскричал он, - честное слово,  он
поклялся Лукрецией! К тому же, он "все знает" - честное слово!
   Этот предательский намек вывел меня из глупого оцепенения,  в  котором  я
находился; я подметил каверзную улыбку Попа, поняв, что это он  рассказал  о
моей руке, и меня передернуло.
   Следует упомянуть, что к этому моменту я был чрезмерно  возбужден  резкой
переменой обстановки и обстоятельств, неизвестностью, что за люди  вокруг  и
что будет со мной дальше, а также наивной, но твердой уверенностью, что  мне
предстоит сделать нечто особое именно  в  стенах  этого  дома,  иначе  я  не
восседал бы в таком блестящем обществе. Если мне не  говорят,  что  от  меня
требуется, - тем хуже для них: опаздывая, они, быть может,  рискуют.  Я  был
высокого мнения о своих силах. Уже я  рассматривал  себя,  как  часть  некой
истории, концы которой запрятаны.  Поэтому,  не  переводя  духа,  сдавленным
голосом, настолько выразительным, что каждый намек достигал цели, я встал  и
отрапортовал: - Если я что-нибудь "знаю", так это  следующее.  Приметьте.  Я
знаю, что никогда не буду насмехаться над человеком, если он у меня в гостях
и я перед тем делил с ним один кусок и один глоток. А  главное,  -  здесь  я
разорвал Попа глазами на мелкие куски, как бумажку, - я знаю, что никогда не
выболтаю, если что-нибудь увижу случайно, пока не справлюсь, приятно ли  это
будет кое-кому.
   Сказав так, я сел. Молодая дама, пристально  посмотрев  на  меня,  пожала
плечами. Все смотрели на меня.
   - Он мне нравится, - сказал Ганувер, - однако не надо ссориться, Санди.
   -  Посмотри  на  меня,  -  сурово  сказал  Дюрок;  я  посмотрел,   увидел
совершенное неодобрение и был рад провалиться сквозь землю. - С тобой шутили
и ничего более. Пойми это!
   Я отвернулся, взглянул на Эстампа, затем на Попа.  Эстамп,  нисколько  не
обиженный, с любопытством смотрел на меня, потом, щелкнув пальцами,  сказал:
"Ба! и - и заговорил с неизвестным в очках. Поп, выждав, когда утих  смешной
спор, подошел ко мне.
   - Экий вы горячий, Санди, - сказал он. - Ну, здесь нет ничего особенного,
не волнуйтесь, только впредь обдумывайте ваши слова. Я вам желаю добра.
   За все это время мне, как птице на ветке, был чуть  заметен  в  отношении
всех здесь собравшихся некий, очень замедленно проскальзывающий  между  ними
тон выражаемой лишь взглядами  и  движениями  тайной  зависимости,  подобной
ускользающей из рук паутине. Сказался ли это преждевременный прилив  нервной
силы, перешедшей с годами в способность верно  угадывать  отношение  к  себе
впервые встречаемых людей, -  но  только  я  очень  хорошо  чувствовал,  что
Ганувер думает одинаково с молодой дамой, что Дюрок, Поп и  Эстамп  отделены
от всех, кроме Ганувера, особым,  неизвестным  мне,  настроением  и  что,  с
другой стороны, - дама, человек в пенсне и человек  в  очках  ближе  друг  к
другу, а первая группа идет отдаленным кругом к неизвестной цели, делая вид,
что остается на месте. Мне знакомо преломление воспоминаний, -  значительную
часть этой нервной картины  я  приписываю  развитию  дальнейших  событий,  к
которым я был  причастен,  но  убежден,  что  те  невидимые  лучи  состояний
отдельных людей и групп теперешнее ощущение хранит верно.
   Я впал в мрачность от слов Попа; он уже отошел.
   - С вами говорит Ганувер, - сказал Дюрок; встав, я подошел к качалке.
   Теперь я лучше рассмотрел этого человека, с блестящими, черными  глазами,
рыжевато-курчавой головой и грустным  лицом,  на  котором  появилась  редкой
красоты тонкая и немного больная улыбка.  Он  всматривался  так,  как  будто
хотел порыться в моем мозгу, но, видимо, говоря  со  мной,  думал  о  своем,
очень, может быть, неотвязном и трудном, так как скоро перестал смотреть  на
меня, говоря с остановками: - Так вот, мы это дело обдумали и  решили,  если
ты хочешь. Ступай к Попу, в библиотеку, там ты будешь разбирать... -  Он  не
договорил, что разбирать. - Нравится он вам, Поп? Я знаю, что нравится. Если
он немного скандалист, то это полбеды. Я сам был такой.  Ну,  иди.  Не  бери
себе в поверенные вино, милый ди-Сантильяно. Шкиперу твоему послан  приятный
воздушный поцелуй; все в порядке.
   Я тронулся, Ганувер улыбнулся, потом крепко сжал губы и вздохнул. Ко  мне
снова подошел Дюрок, желая что-то сказать, как раздался голос Дигэ:
   - Этот молодой человек не в меру строптив. Я  не  знал,  что  она  хотела
сказать этим. Уходя с Попом, я отвесил общий поклон и, вспомнив, что  ничего
не сказал Гануверу, вернулся. Я сказал, стараясь не быть  торжественным,  но
все же слова мои прозвучали, как команда в игре в солдатики.
   - Позвольте принести вам искреннюю благодарность. Я очень рад работе, эта
работа мне очень нравится. Будьте здоровы.
   Затем я удалился, унося в глазах добродушный кивок  Ганувера  и  думая  о
молодой даме с глазами в тени. Я мог бы теперь без всякого смущения смотреть
в ее прихотливо-красивое лицо, имевшее выражение, как у  человека,  которому
быстро и тайно шепчут на ухо.
 
 
 
   IV
 
   Мы перешли электрический луч, падавший  сквозь  высокую  дверь  на  ковер
неосвещенной залы, и, пройдя далее коридором, попали в библиотеку. С  трудом
удерживался я от желания идти на носках - так я казался сам  себе  громок  и
неуместен в стенах таинственного дворца. Нечего говорить, что я  никогда  не
бывал не только в таких зданиях, хотя о них много читал, но не  был  даже  в
обыкновенной красиво обставленной квартире. Я шел разинув рот.  Поп  вежливо
направлял меня, но, кроме "туда", "сюда", не говорил  ничего.  Очутившись  в
библиотеке - круглой зале, яркой от  света  огней,  в  хрупком,  как  цветы,
стекле, - мы стали друг к другу лицом и уставились  смотреть,  -  каждый  на
новое для него существо. Поп был несколько  в  замешательстве,  но  привычка
владеть собой скоро развязала ему язык.
   - Вы отличились, - сказал он, - похитили судно;  славная  штука,  честное
слово!
   - Едва ли я рисковал, - ответил я,  -  мой  шкипер,  дядюшка  Гро,  тоже,
должно быть, не в накладе. А скажите, почему они так торопились?
   - Есть причины! - Поп подвел меня к столу с книгами  и  журналами.  -  Не
будем говорить сегодня о библиотеке, -  продолжал  он,  когда  я  уселся.  -
Правда, что я за эти  дни  все  запустил,  -  материал  задержался,  но  нет
времени. Знаете ли вы, что Дюрок и другие в восторге?  Они  находят  вас  ".
вы... одним словом, вам повезло. Имели ли вы дело с книгами?
   - Как же, - сказал я, радуясь, что могу, наконец, удивить этого  изящного
юношу. - Я читал много книг.
   Возьмем, например, "Роб-Роя" или "Ужас таинственных гор"; потом  "Всадник
без головы"...
   - Простите, - перебил он, - я заговорился, но должен идти обратно.  Итак,
Санди, завтра мы с вами приступим к делу, или, лучше, - послезавтра. А  пока
я вам покажу вашу комнату.
   - Но где же я и что это за дом?
   - Не бойтесь, вы в хороших руках, - сказал Поп.  -  Имя  хозяина  Эверест
Ганувер, я -  его  главный  поверенный  в  некоторых  особых  делах.  Вы  не
подозреваете, каков этот дом.
   - Может ли быть, - вскричал я, - что болтовня на "Мелузине" сущая правда?
   Я рассказал Попу о вечернем разговоре матросов.
   - Могу вас заверить, - сказал Поп, - что относительно  Ганувера  все  это
выдумка, но верно, что такого другого дома  нет  на  земле.  Впрочем,  может
быть, вы завтра увидите сами. Идемте, дорогой Санди, вы,  конечно,  привыкли
ложиться рано и устали. Осваивайтесь с переменой судьбы.
   "Творится невероятное", - подумал я, идя за ним в коридор, примыкавший  к
библиотеке, где были две двери.
   - Здесь помещаюсь я, - сказал Поп, указывая одну дверь, и, открыв другую,
прибавил: - А вот ваша комната. Не робейте, Санди, мы все люди  серьезные  и
никогда не шутим в делах, - сказал он, видя. что я, смущенный, отстал. -  Вы
ожидаете, может быть, что я введу вас в позолоченные чертоги (а  я  как  раз
так и думал)? Далеко нет. Хотя жить вам будет здесь хорошо.
   Действительно,  это  была  такая  спокойная  и  большая  комната,  что  я
ухмыльнулся. Она не внушала  того  доверия,  какое  внушает  настоящая  ваша
собственность,  например,  перочинный  нож,  но   так   приятно   охватывала
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама