Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 52 53 54 55 56 57 58  59 60 61 62 63 64 65 ... 73
оглянулся  на  бородатые  бесстрастные  лица.  Медленно  пошел,  шел   все
увереннее, когда никто его не тронул, поднялся  на  поручень,  на  рулевое
весло. И побежал к ближайшему укрытию, прыгая, как лягушка.
     - Восемь, девять, десять, - считал про себя Айвар. Копье с серебряным
наконечником было у него в руке, он поднял его, сделал два шага в сторону.
Лезвие вонзилось рабу между лопатками под шеей, отбросив его вперед.
     - Кто-нибудь еще  хочет  назвать  меня  каплуном?  -  ни  к  кому  не
обращаясь, спросил Айвар.
     Один уже захотел, подумал Дольгфинн. Позже  в  тот  же  вечер,  когда
корабли Айвара тайно причалили в двух милях  от  места  вызова,  несколько
старших капитанов говорили тихо,  очень  тихо,  сидя  у  костра  вдали  от
палатки Айвара.
     - Его называют Бескостным, - сказал один, - потому что  он  не  может
взять женщину.
     - Может, - ответил другой. - У него есть сыновья и дочери.
     - Но он должен сначала сделать необычные вещи. Немногие  женщины  это
переживают. Говорят...
     - Нет, - прервал его третий, - не рассказывай. Я скажу вам, почему он
Бескостный. Он как ветер, который дует отовсюду. Он и сейчас может быть за
нами.
     - Вы все ошибаетесь, - сказал Дольгфинн. - Я не сторонник Пути, но  у
меня есть среди них друзья. Вот что они говорят, и я им верю. Конечно,  он
Beinnlauss. Но это не значит "бескостный". - Дольгфинн поднял  обглоданную
ногу, чтобы показать, какое именно из двух значений норвежского  слова  он
имеет в виду. - Оно означает "безногий". - Он похлопал себя по ляжке.
     - Но у него есть ноги, - возразил один из слушателей.
     - На этой стороне - да. Но его видели и в  другом  мире,  и  там  он,
говорят, ползает на брюхе в облике огромного змея, дракона. Он не  человек
с одной шкурой. Вот почему простой сталью его не убить.


     Шеф согнул  металлическую  полоску  в  два  фута  длиной,  два  дюйма
шириной, которую ему принес Удд, маленький фримен. На  руках  его  буграми
поднялись  мышцы:  силы  их  достаточно,  чтобы  разогнуть  мягкий  металл
рабского  ошейника.  Сталь  подавалась  на  дюйм,  на  два  дюйма.   Снова
распрямилась.
     -  На  "толкателях"  хорошо  действует,  -  сказал  Осви   из   круга
заинтересованных катапультеров.
     - Я думаю, где еще это применить, - ответил Шеф. - Для лука?
     Он снова начал сгибать полоску, на этот раз положив ее  на  колено  и
налегая всем весом. Металл не поддавался, он согнулся только на  несколько
дюймов. Слишком туго для лука. Или только для  рук  человека?  Катапульты.
Большие тяжести. Корабельные реи. Шеф снова взвесил в руке полоску. Где-то
есть решение и для этой головоломки - смесь  новых  знаний,  которые  ищет
Путь, и старых знаний, на которые он, Шеф, постоянно натыкается. Но сейчас
не время заниматься этой головоломкой.
     - Сколько таких ты сделал, Удд?
     - Десятка два. После того как установили на машины.
     - Работай в кузнице до завтра. Сделай еще.  Возьми  столько  людей  и
железа, сколько потребуется. Мне нужно сто, двести... сколько успеешь.
     - Значит, мы пропустим битву? - воскликнул Осви. -  Не  сможем  снова
пострелять из "Точно в цель"?
     - Ну, хорошо. Пусть Удд выберет себе по одному  человеку  из  каждого
расчета себе в помощь. Остальные попытайте счастья в бою.
     Если он будет, про себя добавил Шеф. Но это не входит в мой план.  Мы
не должны сражаться. Если  Англия  -  шахматная  доска,  на  которой  боги
переставляют фигуры, то, чтобы выиграть партию, я  должен  снять  с  доски
некоторые фигуры. Как бы это ни выглядело для остальных.


     В тумане раннего утра армия короля  Бургреда:  три  тысячи  мечников,
столько же рабов, погонщиков лошадей и мулов, проституток -  готовилась  к
маршу  истинно  английским  способом  -   медленно,   неуклюже,   неловко,
раздражительно, но с растущим нетерпением. Таны  заходили  в  уборные  или
облегчались прямо в любом месте. Рабы мололи  зерно  для  вечной  овсянки.
Разжигались костры, закипали котлы, хрипели телохранители короля,  пытаясь
заставить выполнять  королевскую  волю  его  верных,  но  неорганизованных
подданных:  накормить  ублюдков,  опростать  им  кишки  и  выходить,   как
бесконечно повторял королевский маршал Гвикхельм. Потому  что  сегодня  мы
вступаем на вражескую территорию. Пересекаем Узу, приближаемся  к  Эли.  И
теперь в любой момент можно ждать боя.
     Подгоняемая яростью короля, у которого враг побывал в его собственном
шатре, призывами священником и гневом Вульфгара, страшного хеймнара, армия
Марки свертывала палатки и надевала доспехи.


     В драккарах дела обстояли совершенно по-другому.  Знак  следящего  за
временем, короткий приказ капитанов, и через несколько минут все уже  были
за бортом, одетые,  обутые,  вооруженные,  готовые  к  бою.  Два  всадника
проехали вперед на полмили и доложили о шуме на  западе  и  о  разосланных
разведчиках. Еще один приказ, на этот раз от самого Айвара, и половина  из
состава каждого экипажа занялась приготовлением  пищи  для  себя  и  своих
товарищей, оставшихся в строю. На шести передних кораблях у машин началась
возня,  привязывали  веревки,  спускали  вороты.  Теперь,  когда  поступит
приказ, каждую машину сразу установят на подготовленную  раму.  "Ждать  до
последней минуты, но потом действовать быстро", - таково правило пиратов.
     В лагере Пути, в четырех милях, в густом буковом лесу, ни огонька, ни
звука. Шеф, Бранд, Торвин, все офицеры весь день накануне обходили лагерь,
убеждали самых нетерпеливых викингов и самых тупых рабов.  Никакого  шума.
Никаких споров. Оставайтесь в одеялах, пока  вас  не  позовут.  Отдыхайте.
Завтракайте группами. Потом стройтесь. И не выходите за пределы леса.
     Повинуясь собственному приказу, Шеф без сна лежал в своей  палатке  и
прислушивался к негромкому гулу просыпающегося  лагеря.  Сегодня  решающий
день, думал он. Но это не последний кризис. Может, последний, какой  он  в
состоянии предвидеть. И очень важно поэтому, чтобы день  прошел  хорошо  -
для начала, для сохранения  сил,  которые  понадобятся  ему  впоследствии,
прежде чем все кончится.
     На матраце рядом с ним лежала Годива. Они вместе уже четыре  дня,  но
он все еще не взял ее, даже не раздел. Как это было бы  легко.  Плоть  его
твердела,  когда  он  вспоминал  тот  единственный  раз.  Она  не   станет
сопротивляться. Она не только ждет этого, она удивляется,  чего  ждет  он,
почему не берет ее. Может, он тоже как Бескостный? Или он меньше  мужчина,
чем Альфгар? Шеф представил себе, как она вскрикнет,  когда  он  войдет  в
нее.
     И кто бы стал винить ее за это? Она до сих пор  морщится  при  каждом
движении. Как и у него, у нее спина в шрамах.
     Но у нее оба глаза. И она никогда не ждала милосердия Айвара, решения
vapna akr. При воспоминании о милосердии Айвара  возбужденная  плоть  Шефа
начала опадать. Мысли о теплой коже и  мягкой  податливости  уходили,  как
улетающий в небо камень из катапульты.
     Что-то другое заняло  их  место,  что-то  холодное,  жестокое,  давно
предвиденное. Важен не сегодняшний день и  не  доброе  мнение  окружающих.
Только результат. Вытянувшись, расслабившись, в совершенстве владея  своим
телом от кончиков пальцев ног до макушки, Шеф думал о предстоящем дне.
     Хунд, решил он. Время еще раз обратиться к Хунду.


     В лучах поднимающегося из утреннего  тумана  солнца  Айвар  вместе  с
группой  разведчиков  разглядывал  знакомый  хаос  наступающей  английской
армии. Знакомый хаос. Английская армия.
     - Это не они, - сказал стоящий рядом Дольгфинн. - Не армия  Пути.  Не
Скейф Сигвартсон. Посмотри на эти кресты, на жрецов  в  черном.  Они  поют
утреннюю массу, или как там она называется. Значит, либо вызов Сигвартсона
- просто ложь, либо...
     - Либо его армия затаилась где-то поблизости и ждет, чтобы прикончить
победителя, - закончил за него Айвар.  У  него  на  лице  снова  появилась
улыбка, коварная и напряженная, как у лисы, крадущей приманку  из  волчьей
западни.
     - Назад к кораблям?
     - Думаю, нет, - сказал Айвар.  -  Река  слишком  узка,  чтобы  быстро
развернуть сорок кораблей. И если мы начнем грести, нет  уверенности,  что
они нас не догонят. Тогда они смогут брать нас корабль за  кораблем.  Даже
англичане с этим справятся.
     - Нет. Давая клятву Браги в  Бретраборге,  мы  с  братьями  пообещали
вторгнуться в Англию и покорить все английские королевства в знак мести за
отца. Два мы завоевали, сегодня завоюем третье.
     - А Сигвартсон? - спросил Дольгфинн.
     Улыбка засияла шире, сверкнули во рту зубы.
     -  У  него  появится  шанс.  Но  мы  позаботимся,  чтобы  он  им   не
воспользовался. А теперь, Дольгфинн, иди к  кораблям  и  прикажи  спускать
машины. Но не на этот берег. На противоположный, понял? И на сто шагов  от
реки. И каждую машину накрыть парусом, как палаткой. И пусть  люди  делают
вид,  что  разбирают  их,  когда   покажутся   англичане.   Но   разбирать
по-английски - знаешь, словно десять старух,  сравнивающих  внуков.  Пусть
рабы сделают это.
     Дольгфинн рассмеялся.
     - Ты за эти месяцы научил рабов работать лучше, Айвар.
     Веселое выражение  мгновенно  слетело  с  лица  Айвара,  глаза  стали
бесцветными, как кожа.
     - Тогда отучи их, - сказал он. - Машины на  тот  берег.  Людей  -  на
этот. - Он снова принялся разглядывать армию, идущую колонной по  шесть  в
ряд, с развевающимися знаменами, с большими крестами на телегах в  центре.
- И пришли сюда Хамала. Он поведет сегодня верховой патруль.  У  меня  для
него есть особое дело.


     Со своего наблюдательного пункта за большим цветущим боярышником  Шеф
наблюдал за разворачивающейся битвой. Армия Пути находилась за ним с обеих
сторон, рядами, растянувшись под  покровом  деревьев  и  живых  изгородей.
Громоздкие "кидатели" еще не собраны, "толкатели"  на  своих  повозках,  с
расчетами  в  тылу.  Всем  английским  волынщикам  и  норвежским  трубачам
пригрозили позором и лишением недельной порции эля, если они издадут  хоть
звук. Шеф был уверен, что их не обнаружили.  А  теперь,  когда  начинается
битва, группы разведчиков с обеих сторон будут отозваны. Пока все хорошо.
     И однако один сюрприз уже есть. Машины Айвара.  Шеф  следил,  как  их
перевозят с кораблей, заметил,  как  наклонялись  реи  и  палубы:  тяжелые
машины, гораздо тяжелее его собственных. С их помощью Айвар взял  Линн?  И
их поставили не на тот берег. Наверно, для безопасности от  нападения,  но
если битва переместится в другую сторону, они не смогут двинуться за  ней.
И даже острое зрение Шефа не помогло ему рассмотреть, как  сконструированы
эти машины. Как они подействуют на его план сражения?
     На его план выигрыша всей кампании.


     Маршал Гвикхельм, ветеран многих битв, остановил бы  армию,  если  бы
мог, как только авангард доложил о драккарах на реке  перед  ними.  Он  не
ожидал встретить здесь флот викингов.  А  все  неожиданное  сначала  нужно
разведать - особенно когда имеешь дело с людьми Пути. Он  помнил,  сколько
они поставили ловушек в болотах,  когда  уходили  от  него  и  когда  умер
Сигварт.
     Но ему не дали решать. Викинги, люди Пути - для короля все равно. Это
враги приличий. А для Вульфгара и  епископа  все  они  -  язычники.  Строй
драккаров? Тем лучше! Уничтожить, прежде чем они смогут уйти.
     - А если это и не армия Пути, - высокомерно добавил молодой  Альфгар,
- тем  меньше  у  нас  беспокойств.  У  них  нет  машин,  которых  ты  так
опасаешься.
     Оскорбленный,  понимающий,   что   никакие   маневры   невозможны   с
деревенскими танами, составляющими большую часть армии Бургреда, Гвикхельм
быстрой рысью повел своих людей на небольшой холм над рекой, он со  своими
ближайшими помощниками вырвался вперед, они  выкрикивали  боевые  призывы,
размахивали мечами, призывая остальных следовать за собой.
     Английская армия, увидев ненавистные драккары перед  собой  -  каждый
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 52 53 54 55 56 57 58  59 60 61 62 63 64 65 ... 73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама