Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 51 52 53 54 55 56 57  58 59 60 61 62 63 64 ... 73
привязали самого Вульфгара, только сделали так, чтобы он не смог выбраться
на пол. Шеф махнул Годиве, чтобы она взялась за другой  конец  ящика.  Они
осторожно подняли его с помоста и поставили на  пол.  Теперь  он  даже  не
сможет перевернуть ящик, поднять  шум.  Короткая  борьба  окончилась.  Шеф
сделал два шага к большой постели, посмотрел на спящего  Альфгара.  Рот  у
того открыт, слышен громкий храп. Все  еще  красив,  подумал  Шеф.  Годива
принадлежала ему больше года. Но у Шефа не  было  желания  перерезать  ему
горло. Альфгар ему еще нужен. Для его плана. Но жест  надо  сделать.  Жест
облегчит выполнение плана.
     Годива, уже в платье и накидке,  взятых  из  ящика,  куда  их  закрыл
Альфгар, подошла к нему. В руках у нее были  острые  ножницы,  а  на  лице
выражение мрачной  решительности.  Шеф  быстро  схватил  ее  за  руку.  Он
коснулся рукой ее спины, посмотрел вопросительно.
     Она указала в угол. Вот они, связка березовых розог, свежих,  еще  не
окровавленных. Должно быть, собирался  использовать  позже.  Шеф  выпрямил
Альфгара на постели, сложил ему руки, сунул в них розги.
     Потом подошел к  освещенному  луной  Вульфгару,  у  того  глаза  были
выпучены,  в  них  непонятное  выражение.  Ужас?  Недоумение?   А   может,
сожаление? Откуда-то  пришло  воспоминание:  они  втроем,  Шеф.  Годива  и
Альфгар,  еще  маленькие,  оживленно  играют  во  что-то,  кажется,   игра
заключается в том, что они берут побеги подорожника и по очереди бьют  ими
побеги других. У кого первым отскочит головка? И Вульфгар смотрит на  них,
смеется, бьет в свою очередь. Не его вина, что он стал  хеймнаром.  Он  не
бросил мать Шефа, хотя и мог от нее отречься.
     Но он видел, и как его  сын  забивает  его  же  дочь  до  полусмерти.
Медленно, показывая Вульфгару каждое  движение,  Шеф  достал  из  кошелька
подвеску, подышал на нее, потер. Положил Вульфгару на грудь.
     Молот Тора.
     Двое молча выскользнули,  направились  в  темноте  к  двери  уборной,
руководствуясь приглушенным звоном и скрежетом. И тут  возникла  проблема.
Шеф не подумал об этом заранее. Благородная леди, воспитанная  в  роскоши.
Есть для нее только один выход. Квикка  и  его  товарищи  могут  выйти  за
пределы лагеря, защищаемые явно постыдным  характером  своего  задания,  а
также ростом и походкой, безошибочными признаками  прирожденного  рабства.
Он сам может взять копье и щит и сопровождать их, громко жалуясь, что  тан
опасается, как бы рабы не украли дерьмо, и потому послал его караулить. Но
Годива. Ей придется ехать в тележке. В платье. А там уже труп стражника  и
двадцать ведер человеческого дерьма.
     Он уже собирался объяснить  это  ей,  сказать,  что  это  необходимо,
извиниться, пообещать счастливое будущее. Но она его опередила.
     - Снимай крышку, - сказала она Квикке. Положила руки на грязный  край
тележки,  перелетела  внутрь,  в  выворачивающую  внутренности   вонь.   -
Двигайтесь, - послышался ее голос из  глубины.  -  Тут  воздух  свежий  по
сравнению с двором короля Бургреда.
     Медленно, со скрипом тележка двинулась по двору. Впереди, держа копье
наклонно, шел Шеф.



                                    6

     Шеф посмотрел на окружающие лица - все враждебные, неодобряющие.
     - Ты долго отсутствовал, - сказал Альфред.
     - Надеюсь, она того стоит,  -  сказал  Бранд,  недоверчиво  глядя  на
измученную оборванную Годиву в занятом у крестьянина  платье,  сидящую  на
пони за Шефом.
     - Так не ведет себя предводитель воинов, - сказал Торвин. -  Оставить
армию, когда ей угрожают с двух сторон, и отправиться по  личному  делу  Я
знаю, ты пришел к нам, чтобы спасти девушку, но  теперь...  Не  могла  она
подождать?
     - Она и так слишком долго ждала, - коротко ответил  Шеф.  Он  слез  с
лошади, слегка морщась от боли. Они ехали всю ночь и весь  день.  Впрочем,
их утешала мысль, что несмотря на ярость Вульфгара  и  епископов,  которые
его все время подгоняют, Бургред еще в двух днях пути.
     Шеф повернулся к Квикке и его товарищам.
     - Идите на свое место  в  лагере,  -  сказал  он.  -  И  помните.  Мы
совершили великое деяние. И со временем вы  поймете,  что  оно  еще  более
великое, чем кажется сейчас. Я не забуду наградить  вас  всех.  -  Команда
ушла, Хунд с ними, а Шеф снова повернулся к своим советникам. - Мы  теперь
знаем, где Бургред, - сказал он. - Он в двух днях пути и движется  быстро,
как может. Наших границ он достигнет на второй вечер  от  сегодня.  А  где
Айвар?
     - Плохие новости, - кратко ответил Бранд. - Два дня назад он  подошел
к устью Узы с сорока кораблями. Норфолкской Узы, конечно, не  Йоркширской.
И сразу напал  на  Линн  в  устье.  Город  пытался  сопротивляться.  Он  в
несколько минут разбил ограду и сровнял город с землей. Никто  не  остался
жить, чтобы рассказать об этом, но это несомненно.
     - Устье Узы, - повторил Шеф. - Двадцать миль отсюда.  И  до  Бургреда
примерно столько же.
     Без приказа отец Бонифаций принес большую карту Норфолка, которую Шеф
приготовил для стены своей комнаты.  Шеф  склонился  над  ней,  размышляя,
рассматривая разные места.
     - Вот что мы сделаем... - начал он.
     - Прежде чем мы сделаем что-то, - прервал  его  Бранд,  -  нам  нужно
обсудить вопрос, можно ли тебе доверять как ярлу.
     Долго Шеф смотрел на него, смотрел своим одним глазом в два.  Наконец
Бранд опустил глаза.
     - Ну, хорошо, хорошо, - сказал он. - Ты, несомненно,  что-то  задумал
и, может, когда-нибудь нам расскажешь.
     - А тем временем, - вмешался Альфред, - раз  уж  ты  пошел  на  такие
беспокойства, чтобы привезти леди, будет вежливо подумать, что  ей  теперь
делать. Нельзя же оставлять ее стоять за палаткой.
     Шеф снова осмотрел на  враждебные  лица,  взглянул  в  глаза  Годиве,
полные слез.
     "Нет времени на все это! - кричало что-то внутри  него.  -  Убеждать.
Уговаривать. Улещивать людей. Делать вид, что они важны. Они все  колесики
в  машине,  и  я  тоже!  Но  если  они  считают,  что   могут   отказаться
повернуться..."
     - Простите, - сказал он. -  Прости  меня,  Годива.  Теперь,  когда  я
уверен в твоей безопасности,  другие  мысли  заняли  мою  голову.  Позволь
представить тебе моих друзей...


     Драккары шли по мелкой мутной Узе, западной границе  территории  ярла
Пути, которого они пришли уничтожить. Сорок в линию. На некоторых кораблях
пели. Корабли проплывали мимо зеленой летней местности,  и  лишь  мачты  и
свернутые паруса  виднелись  с  плоской  равнины.  Но  на  корабле  Айвара
молчали. Там знали время без песен, без отметки запевалы. К тому же, когда
на палубе стоит Айвар Рагнарсон, всех, даже испытанных ветеранов,  которые
хвастают, что никого не боятся, охватывает напряжение.
     Чуть дальше кормчий, свободные гребцы и  рабы,  управляющие  машинами
Айвара, видели деревянный мост через реку, не очень большой мост, не часть
города, просто место, где  дорога  пересекает  реку.  Никакой  вероятности
засады. И все же ветераны становятся ветеранами, потому что не рискуют без
необходимости. Даже Айвар,  который  совершенно  не  обращал  внимания  на
собственную безопасность, сделал все, что полагается. За ферлонг от  моста
фигура на носу в алом  плаще  и  зеленых  брюках  повернулась,  послышался
резкий окрик.
     Гребцы подняли весла, потом  снова  опустили  их  в  воду,  развернув
лопасти. Корабль  остановился,  остальной  флот  выстроился  сзади.  Айвар
помахал двум группам всадников на обоих берегах, хорошо видным на  плоском
лугу. Они рысью двинулись вперед проверять мост. А на  кораблях  принялись
привычно снимать мачты.
     Никакого  сопротивления.  Ни  одного  человека.  Но  когда   всадники
спешились и пошли по мосту навстречу друг другу, они поняли, что люди  тут
были. Ящик. Оставленный прямо посреди моста, где  его  обязательно  должны
увидеть.
     Дольгфинн, командир разведчиков, без всякого  энтузиазма  смотрел  на
ящик. Это ему не нравится. Оставлено кем-то, кто  прекрасно  знает  обычаи
флота викингов. Такие вещи обязательно содержат послание или вызов.  Может
быть, голова.  И  вне  всякого  сомнения,  предназначено  это  Айвару.  И,
подтверждая его мнение, на крышке  виден  был  грубый  рисунок  -  высокий
человек в алом плаще, зеленых брюках и серебряном шлеме. За себя  Дольгфин
не опасался - он приемный отец  Сигурта  Рагнарсона  и  послан  Змееглазым
присматривать за безумным родичем, и если Айвар  хоть  с  чьим-то  мнением
считался, то только с мнением старшего брата. И  все  равно  Дольгфинн  не
радовался предстоящей сцене. Кто-то пострадает,  в  этом  он  был  уверен.
Дольгфинн вспомнил сцену, когда  много  месяцев  назад  Вига-Бранд  бросил
вызов всем Рагнарсонам, сообщая им о смерти их отца. Хороший материал  для
саги, подумал он. Но дела с тех  пор  обернулись  не  так  хорошо.  Может,
Бранд, хоть и кажется простодушным, предвидел это заранее? Но что же будет
дальше?
     Дольгфинн отбросил эти мысли. Может быть,  ловушка.  Но  у  него  нет
выбора, придется проверить. Он поднял  ящик  -  ну,  по  крайней  мере  не
голова, слишком легкий, - подошел к краю моста, спрыгнул на гребную  банку
корабля и направился к Айвару, который стоял на носовой полупалубе,  возле
большой полуторатонной машины. Молча поставил  ящик,  указал  на  рисунок,
снял с пояса нож и рукоятью  вперед  протянул  Айвару,  чтобы  тот  поднял
прибитую крышку.
     Английский король приказал бы слуге выполнить эту  работу.  Но  глава
пиратов не думал так о  своем  достоинстве.  Четырьмя  резкими  движениями
Айвар вытащил гвозди. Он взглянул бледными глазами на Дольгфинна,  и  лицо
его неожиданно расплылось в  улыбке  удовольствия  и  предвкушения.  Айвар
знал, что это оскорбление или провокация. И сразу подумал об отмщении.
     - Посмотрим, что приготовили для нас люди Пути, - сказал он.
     Отбросил крышку, просунул внутрь руку.
     - Первое оскорбление. Каплун. - Он поднял мертвую птицу, погладил  ее
перья. - Кастрированный петух. Интересно, что это может означать.
     Айвар подождал, пока не убедился, что ни Дольгфинн, никто  другой  не
собираются говорить, потом снова поднял что-то.
     - Второе оскорбление. Привязано к каплуну. Какая-то солома. Ветки.
     - Это не ветки, - сказал Дольгфинн.  -  Это  сноп.  И  мне  не  нужно
говорить тебе, что он означает. Его имя часто у тебя на устах в  последние
недели.
     Айвар кивнул.
     - Спасибо за напоминание. Ты  слышал,  Дольгфинн,  старую  поговорку:
"Раб мстит один раз, трус никогда"?
     Я не сказал, что ты трус, подумал Дольгфинн, но промолчал. Прозвучало
бы как извинение. И если Айвар намерен  воспринять  это  как  оскорбление,
ничего не поможет.
     - А ты слышал старое высказывание, Айвар Рагнарсон? - ответил  он.  -
"Часто кровавый мешок приносит дурные вещи". Посмотрим, что на дне мешка.
     Айвар снова протянул руку и извлек третий  и  последний  предмет.  На
этот раз он смотрел на него с  откровенным  недоумением.  Это  был  угорь.
Змееподобная рыба болот.
     - Это что?
     Молчание.
     - Кто может мне сказать?
     Воины только качали головами. Слегка пошевелился  один  из  рабов  из
Йоркского собора,  скорчившийся  у  машины.  Но  глаза  Айвара  ничего  не
упускали.
     - Обещаю исполнение любого желания тому, кто  мне  объяснит  значение
этого.
     Раб со страхом распрямился, понял, что все смотрят на него.
     - Одно желание, господин?
     Айвар кивнул.
     - По-английски мы называет это "угорь" [английское слово Eel созвучно
по произношению с названием острова Еly]. Я  думаю,  это  означает  место.
Эли, ниже по Узе. Остров Эли, в  нескольких  милях  отсюда.  Наверно,  это
значит, что он, Шеф, ждет тебя там.
     - А я, значит, каплун? - спросил Айвар.
     Раб сглотнул.
     - Ты обещал выполнить желание, господин, тому, кто скажет. Я  выбрал.
Я выбрал свободу.
     - Ты свободен, - ответил Айвар, отступая от банки. Раб снова глотнул,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 51 52 53 54 55 56 57  58 59 60 61 62 63 64 ... 73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама