Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Борис Виан Весь текст 309.8 Kb

Пена дней

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27
завитками развертывался вокруг ее блестящих волос.

     LI

     Колен  с  трудом  брел вдоль дороги. Она наискосок уходила
между земляными насыпями, над которыми  возвышались  отливавшие
при свете дня мутной морской водой стеклянные купола.
     Время  от  времени  он  поднимал  голову и читал таблички,
чтобы проверить, в нужном ли  направлении  идет,  и  тогда  ему
становилось видно небо, разлинованное вдоль и поперек голубым и
тускло-каштановым.
     Далеко  впереди  над  откосами маячили выстроившиеся в ряд
дымовые трубы главной оранжереи.
     В кармане у него лежала газета с объявлением, в котором  в
целях  подготовки обороны страны приглашались на работу мужчины
в возрасте от двадцати до тридцати лет. Он шел так быстро,  как
только   мог,  но  его  ноги  вязли  в  жаркой  почве,  которая
повсеместно медленно возвращала в  свое  владение  постройки  и
дорогу.
     Растений  не было видно. Только земля, одинаковыми глыбами
нагроможденная  с  двух  сторон,  в   неустойчивом   равновесии
застывшая  крутыми  насыпями;  иногда тяжелая масса колебалась,
скатывалась по  откосу  и  мягко  обрушивалась  на  поверхность
дороги.
     Кое-где  насыпи  проседали, и сквозь мутные стекла куполов
Колен мог тогда разобрать шевелящиеся  на  более  светлом  фоне
темно-синие формы.
     Он  прибавил  шагу, вырывая ноги из продавливаемых в почве
дыр. Земля тотчас сжималась,  наподобие  круглой  мышцы,  и  на
поверхности   оставалось   только   слабое,   едва   намеченное
углубление. Оно почти сразу же исчезало.
     Трубы  приближались.  Колен  чувствовал,  как  его  сердце
ворочается  в  груди, словно разъяренное животное. Сквозь ткань
кармана он сжал в кулаке газету.
     Почва скользила и ускользала у  него  из-под  ног,  но  он
теперь  проваливался  в нее меньше: дорога заметно зачерствела.
Рядом с собой он заметил первую трубу, вколоченную в землю  как
свая.  Вокруг ее верхушки, из которой вырывалась тонкая струйка
зеленого дыма, кружили темные птицы. Закругленная выпуклость  у
основания   трубы   обеспечивала   ей   устойчивость.  Строения
начинались чуть дальше. Там была всего одна дверь.
     Он вошел, поскреб ноги  о  сверкающую  решетку  из  острых
лезвий  и  направился по низкому коридору, окаймленному лампами
мигающего света. Кругом все было выложено красным кирпичом, а в
верхней  части  стен,  так  же  как  и  в  потолке,   виднелись
стеклянные  пластины  в  несколько сантиметров толщиной, сквозь
них можно было различить какие-то неподвижные темные  массы.  В
самом  конце коридора была дверь. На ней стоял номер, указанный
в газете, и он вошел не постучавшись, как и  рекомендовалось  в
объявлении.
     Старик  в  белом  халате,  со спутанными волосами, сидя за
столом, читал учебник. На  стене  висело  всевозможное  оружие:
огнестрельные  ружья,  смертометы  разных  калибров,  блестящие
бинокли и полный набор сердцедеров всех размеров.
     -- Добрый день, месье, -- сказал Колен.
     -- Добрый день, месье, -- сказал старик.
     У него был надтреснутый и невнятный от возраста голос.
     -- Я пришел по объявлению, -- сказал Колен.
     -- А? -- сказал старик. -- Вот  уже  месяц,  как  по  нему
никто не приходит. Это, знаете ли, весьма нелегкая работа...
     -- Да, -- сказал Колен, -- но за нее хорошо платят!
     -- О  Боже!  --  сказал  старик.  -- Она выпьет из вас все
соки, а это, знаете ли, может и не стоит тех денег,  ну  да  не
мне  же  критиковать свою администрацию. Впрочем, как видите, я
еще жив...
     -- А вы давно тут работаете? -- сказал Колен.
     -- Целый год, -- сказал старик.  --  Мне  двадцать  девять
лет.
     Он провел трясущейся усохшей рукой по морщинам на лице.
     -- И  теперь  я  вот  достиг, вы видите... могу остаться в
своем кабинете и целый день читать учебник...
     -- Мне нужны деньги, -- сказал Колен.
     -- Желание весьма распространенное, -- сказал  старик,  --
но  работа  сделает  из  вас  философа. Через три месяца деньги
будут вам уже не так нужны.
     -- Они нужны, чтобы ухаживать за  моей  женой,  --  сказал
Колен.
     -- А? Да? -- сказал старик.
     -- Она больна, -- объяснил Колен. -- Я не люблю работу.
     -- Мне  жаль  вас, -- сказал старик. -- Когда жена больна,
она больше ни к чему.
     -- Я люблю ее, -- сказал Колен.
     -- Ну конечно,  --  сказал  старик.  --  Иначе  вы  бы  не
захотели  работать.  Я  сейчас  покажу  вам ваше рабочее место.
Этажом выше.
     По опрятным проходам  с  низкими  сводами  и  лестнице  из
красного  кирпича  он  отвел  Колена к двери, соседствовавшей с
другими точно такими же; она была помечена каким-то символом.
     -- Вот, -- сказал старик, -- заходите. Я объясню вам,  что
делать.
     Колен  вошел.  Комната  была совсем маленькая, квадратная.
Стены и пол из стекла. На полу покоился большой пласт  земли  в
форме  гроба,  но  очень  толстый,  метр, если не больше. Рядом
свернуто тяжелое шерстяное покрывало. Никакой мебели. Маленькая
ниша, выбитая в стене, таила в себе ларчик из голубого  железа.
Старик  подошел  и  открыл  его.  Он  вынул  дюжину  сверкающих
предметов -- цилиндриков с крохотной дырочкой посреди торца.
     -- Эта земля стерильна, сами понимаете, -- сказал  старик,
-- для  обороны страны нужны отборнейшие материалы. Но, как уже
давно замечено, чтобы  стволы  ружей  росли  равномерно  и  без
искривлений,   необходимо   человеческое  тепло.  Впрочем,  это
касается любого оружия.
     -- Ага, -- сказал Колен.
     -- Вы делаете в земле  двенадцать  маленьких  луночек,  --
сказал  старик,  --  примерно  на  уровне  сердца  и  печени и,
предварительно  раздевшись,  ложитесь  на  землю.  Накрываетесь
стерильной шерстяной тканью, вот она тут лежит, и устраиваетесь
так, чтобы теплота выделялась совершенно равномерно.
     Он  издал  надтреснутый  смешок  и похлопал себя по правой
ляжке.
     -- Первые двадцать дней каждого месяца  я  выдавал  их  по
четырнадцать штук. О!.. Я был горяч!..
     -- А потом? -- спросил Колен.
     -- Потом  вы  остаетесь  так на двадцать четыре часа, и по
прошествии двадцати четырех часов ружейные  дула  выращены.  За
ними  приходят.  Орошают  землю  маслом,  и  вы  начинаете  все
сначала.
     -- Они растут вниз? -- спросил Колен.
     -- Да, все освещается снизу, -- сказал старик.  --  У  них
позитивный  фототропизм,  но  растут они вниз, ведь они тяжелее
земли, вот и  приходится  освещать  их  снизу,  чтобы  не  было
искривлений.
     -- А нарезка? -- сказал Колен.
     -- Этот  сорт  вырастает уже нарезанным, -- сказал старик.
-- Мы используем отборные семена.
     -- А доя чего служат трубы? -- спросил Колен.
     -- Для вентиляции, -- сказал старик, -- и для стерилизации
покрывал и зданий. Можно не  предпринимать  дополнительных  мер
предосторожности,   поскольку   все   это  проделывается  очень
энергично.
     -- А почему бы не использовать искусственный подогрев?  --
спросил Колен.
     -- Не выходит, -- сказал старик. -- Чтобы хорошо расти, им
нужно человеческое тепло.
     -- А женщин вы используете? -- сказал Колен.
     -- Они не могут выполнять эту работу, -- сказал старик. --
У них недостаточно плоская грудь для равномерного распределения
тепла. Ну, не буду вам мешать.
     -- Я точно буду зарабатывать десять дублезвонов в день?
     -- Конечно,   --   сказал   старик,   --  и  премию,  если
перевыполните норму в двенадцать дул...
     Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Колен  держал
в  руке  двенадцать  зерен. Он положил их рядом с собой и начал
раздеваться. Глаза его были закрыты, а губы  время  от  времени
вздрагивали.

     LII

     -- Не  понимаю,  что  происходит,  --  сказал  старик,  --
сначала все шло нормально. Но из последних  мы  сможем  сделать
только особое оружие.
     -- Вы  мне  все-таки  заплатите?  --  с  волнением спросил
Колен.
     Он должен был получить семьдесят дублезвонов и еще  десять
в  качестве  премиальных. Он старался изо всех сил, но проверка
дул вскрыла некоторые аномалии.
     -- Смотрите сами, -- сказал старик.
     Он держал перед собой  одно  из  дул  и  показывал  Колену
расширяющийся конец.
     -- Не  понимаю,  --  тихо  сказал  Колен.  --  Первые были
совершенно цилиндрические.
     -- Конечно,  их  можно  использовать   для   огнестрельных
мушкетонов,   --   сказал   старик,   --  но  ведь  это  модель
пятивойновой давности, и у нас их и  без  того  большой  запас.
Надоело.
     -- Я старался, -- сказал Колен.
     -- Я   вам  верю,  --  сказал  старик.  --  Получите  ваши
восемьдесят дублезвонов.
     Он вынул из ящика своего стола запечатанный конверт.
     -- Я велел принести их сюда, чтобы вам не надо было идти в
расчетный отдел, -- сказал он. -- Иногда на то, чтобы  получить
свои деньги, уходят месяцы, а вы, похоже, спешите.
     -- Благодарю вас, -- сказал Колен.
     -- Я еще не проверял вашу вчерашнюю продукцию. Она вот-вот
прибудет. Не хотите ли подождать минутку?
     Его  дрожащий,  запинающийся голос был настоящей мукой для
ушей Колена.
     -- Я подожду, -- сказал он.
     -- Видите ли, -- сказал старик, -- мы  вынуждены  обращать
особое  внимание  на эти детали, так как одно ружье должно быть
все-таки похоже на другое, даже если и нет патронов...
     -- Ага... -- сказал Колен.
     -- Часто не бывает  патронов,  --  пояснил  старик.  --  С
программой  по патронам мы отстаем, у нас большие запасы их для
модели ружья, которая снята  с  производства,  но  распоряжения
выпускать  патроны  для  новых  ружей мы не получили, и поэтому
этими  ружьями  пользоваться  нельзя.  Впрочем,  это  не  имеет
значения.  Что  вы  можете  поделать  с ружьем против колесного
танка? Неприятель на  каждые  два  ружья,  изготовленные  нами,
выпускает  один  колесный танк. Таким образом, на нашей стороне
превосходство в численности. Но танку наплевать  на  ружье  или
даже на десять ружей, особенно без патронов...
     -- А  разве  мы  не производим колесных танков? -- спросил
Колен.
     -- Производим, --  сказал  старик,  --  но  нам  никак  не
развязаться  с  программой  последней  войны, ну а работают они
теперь не очень-то хорошо, и нужно пускать их в расход,  а  так
как они очень живучи, это приводит к весьма большим расходам.
     В   дверь   постучали,   и  появился  заведующий  складом,
толкающий перед  собой  стерилизованную  белую  тележку.  Белое
полотно  прикрывало  вчерашнюю  продукцию Колена. С одного края
материя приподнималась. Если бы стволы были ровными,  этого  бы
не  было, и Колен ощутил беспокойство. Заведующий складом вышел
и прикрыл за собой дверь.
     -- А!.. -- сказал старик. -- Похоже, ничего не уладилось.
     Он приподнял  ткань.  Там  лежало  двенадцать  стволов  из
холодной  стали,  и  на  конце  каждого распустилась прекрасная
белая роза, свежая,  чуть  оттененная  бежевым  в  глубине  меж
бархатистых лепестков.
     -- О!.. -- пробормотал Колен. -- Как они прекрасны!..
     Старик ничего не сказал. Он дважды кашлянул.
     -- Так  что  завтра  не  трудитесь  выходить на работу, --
нерешительно сказал он.
     Его пальцы нервно вцепились в край тележки.
     -- Нельзя ли мне их взять? -- сказал Колен. -- Для Хлои?
     -- Они умрут, -- сказал старик, -- как только вы  оторвете
их от стали. Они, знаете ли, и сами стальные.
     -- Не может быть, -- сказал Колен.
     Он  осторожно  взял  одну  розу  и  попытался  оборвать ее
стебель. Он сделал опрометчивое движение, и один  из  лепестков
распорол  ему  кожу на несколько сантиметров. Кровь выходила на
поверхность медленными толчками, и Колен  машинально  сглатывал
ее  большие  темные  капли.  Он молча глядел на белый лепесток,
помеченный красным полумесяцем: старик похлопал его по плечу  и
нежно подтолкнул к двери.

     LIII

     Хлоя   спала.  Днем  кувшинка  ссужала  ее  коже  красивый
кремовый оттенок, но во сне все менялось, и глаза  ее  казались
подо   лбом  двумя  окрашенными  в  синий  цвет  пятнами,  было
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама