Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Борис Виан Весь текст 309.8 Kb

Пена дней

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 9 10 11 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 22 ... 27
     -- Постель лишила тебя сил... -- сказал Колен.
     -- Нет, -- сказала Хлоя.  --  Это  пилюли  твоего  старика
аптекаря.
     Она  попыталась  устоять  сама  и  зашаталась. Колен снова
подхватил ее, и она, падая, увлекла его за собой на кровать.
     -- Как хорошо, -- сказала Хлоя. -- Оставайся со  мной.  Мы
так давно не спали вместе.
     -- И не нужно, -- сказал Колен.
     -- Нет, нужно. Поцелуй меня. Я твоя жена, да или нет?
     -- Да, -- сказал Колен, -- но ты плохо себя чувствуешь.
     -- Я  в этом не виновата, -- сказала Хлоя, и ее рот слегка
задрожал, как будто она вот-вот заплачет.
     Колен наклонился и поцеловал  ее  так  нежно,  как  целуют
цветок.
     -- Еще,  --  сказала  Хлоя. -- И не только лицо... Ты меня
больше не любишь? Ты больше не хочешь свою жену?
     Он сильнее сжал ее  в  объятиях.  Она  была  податливая  и
ароматная. Флакон духов из обитой белым коробки.
     -- Да, -- сказала Хлоя потягиваясь, -- еще.

     XXXVIII

     -- Мы опоздаем, -- заявил Колен.
     -- Ничего, -- сказала Хлоя, -- подведи свои часы.
     -- Ты и вправду не хочешь ехать на машине?..
     -- Нет...  --  сказала Хлоя. -- Я хочу пройтись с тобой по
улице...
     -- Но это порядочный крюк!
     -- Ничего, -- сказала Хлоя. -- Когда ты  меня...  целовал,
только  что,  это  вернуло  мне  уверенность.  Я  хочу  немного
пройтись.
     -- Тогда я скажу Николасу, чтобы он приехал  за  нами?  --
подсказал Колен.
     -- Ну если тебе так хочется...
     Чтобы  идти к доктору, она выбрала миленькое нежно-голубое
платьице с  очень  низким  остроконечным  декольте  и  короткую
накидку  из  меха  рыси,  дополненную соответствующей шапочкой.
Завершали ансамбль туфли из крашеной змеиной кожи.
     -- Пошли, кошечка, -- сказал Колен.
     -- Это не кошка, -- заявила Хлоя. -- Это рысь.
     -- Звучит почти как "брысь", -- сказал Колен, --  и  кроме
того, у нее нет уменьшительного.
     Они вышли из комнаты и направились в переднюю. Перед окном
Хлоя остановилась.
     -- Что это? Здесь не так светло, как обычно...
     -- Да   нет   же,   --  сказал  Колен.  --  Солнца  вполне
достаточно.
     -- Нет, -- сказала Хлоя, -- я  хорошо  помню,  что  солнце
доходило до этого рисунка на ковре, а теперь оно вон где...
     -- Все зависит от времени, -- сказал Колен.
     -- Да нет же, ни от какого времени это не зависит, как раз
это время и было...
     -- Посмотрим завтра, -- сказал Колен.
     -- Видишь,  раньше оно доходило до седьмой черты. А сейчас
только до пятой.
     -- Пошли, -- сказал Колен. -- Мы опаздываем.
     Проходя  перед  большим  зеркалом  облицованного   плиткой
коридора, Хлоя улыбнулась своему отражению. Ее болезнь не могла
быть  тяжелой,  и  отныне  они часто будут гулять вместе. Колен
станет бережно расходовать свои дублезвоны, их у него  осталось
достаточно,  чтобы они могли жить без особых забот. Может быть,
он пойдет работать...
     Звякнула сталь задвижки, и дверь открылась. Хлоя держалась
за руку Колена. Она шла маленькими легкими шажками.  На  каждые
два ее шага приходился один коленовский.
     -- Я  довольна,  --  сказала  Хлоя.  -- Солнечно, и хорошо
пахнут деревья.
     -- Да! -- сказал Колен. -- Весна!
     -- Разве? -- шаловливо взглянув на него, сказала Хлоя.
     Они  повернули  направо.  Чтобы  попасть   в   медицинский
квартал,  нужно  было  миновать  пару  вольготно  раскинувшихся
построек. Метров через сто до них донесся запах  анестезирующих
средств,  в  ветреные дни он проникал еще дальше. Совсем другим
стал тротуар. Теперь это была  бетонная  решетка  с  частыми  и
узкими  поперечинами,  настланная  поверх  широкого  и гладкого
канала. Под решеткой тек смешанный  с  эфиром  спирт,  он  гнал
ватные  тампоны,  замаранные  слизью  и  сукровицей, а иногда и
кровью. Там и сям поток нестойких  выделений  окрашивали  собой
длинные   волокна   наполовину   свернувшейся  крови;  медленно
проплывали,  вращаясь  вокруг  своей   оси,   словно   чересчур
подтаявшие  айсберги,  лохмотья  полуразложившейся плоти. Запах
эфира забивал все остальные.  Разматывая  свои  сонные  кольца,
спускались  вниз  по  течению  и  марлевые повязки и компрессы.
Справа от каждого дома в канал опрокидывалась спускная труба, и
не представляло особого труда определить  специализацию  врача,
понаблюдав   чуть-чуть  за  жерлом  его  трубы.  Какой-то  глаз
выкатился сам собой, уставился на несколько секунд на Колена  с
Хлоей  и  закатился  за  большое  полотнище  красноватой  ваты,
мягкой, как зловредная медуза.
     -- Мне здесь не нравится, -- сказала Хлоя. -- Хоть  воздух
и здоров, но смотреть неприятно.
     -- Да, -- сказал Колен.
     -- Пошли по середине улицы.
     -- Да, -- сказал Колен. -- Но нас же задавят.
     -- Зря я отказалась от машины, -- сказала она. -- Я совсем
сбилась с ног.
     -- Тебе  еще повезло, что он живет вдали от квартала общей
хирургии.
     -- Замолчи, -- сказала Хлоя. -- Скоро уже?
     Она вдруг снова закашлялась, и Колен побледнел.
     -- Не кашляй, Хлоя... -- взмолился он.
     -- Не буду. Колен... -- сказала она, с трудом сдерживаясь.
     -- Не кашляй... мы пришли... это здесь.
     Вывеска  профессора   Лопатолопа   изображала   гигантскую
челюсть,  заглатывавшую  землекопскую лопату; наружу из челюсти
торчал один штык. Хлою  это  рассмешило.  Она  смеялась  совсем
тихо,  очень осторожно, чтобы не закашляться. Вдоль стен висели
цветные фотографии чудесных  излечений  профессора,  снабженные
подсветкой, которая в данный момент не работала.
     -- Вот  видишь,  --  сказал  Колен.  -- Нам повезло, он --
крупный специалист. Ни у  одного  из  других  домов  нет  столь
совершенной декорации.
     -- Это доказывает лишь, что у него много денег, -- сказала
Хлоя.
     -- Или  что это человек со вкусом, -- сказал Колен. -- Все
в целом выгладит очень художественно.
     -- Да, -- сказала Хлоя. --  Напоминает  образцовую  мясную
лавку.
     Они   вошли  и  очутились  в  большом  круглом  вестибюле,
покрытом белой эмалью. К ним направилась санитарка.
     -- Вы назначены на прием? -- спросила она.
     -- Да, -- сказал Колен. -- Кажется, мы немного опоздали...
     -- Ничего, -- заверила санитарка. -- Профессор  кончил  на
сегодня оперировать. Прошу следовать за мной.
     Они  послушались,  и  звуки  их  шагов гулко отдавались от
эмали пола. В круговой стене было несколько дверей, и санитарка
повела  их  к  той,  на  которой   в   чеканном   золоте   была
воспроизведена   в  уменьшенном  масштабе  гигантская  наружная
вывеска. Санитарка открыла дверь и стушевалась, чтобы  дать  им
пройти.  Они  толкнули  вторую дверь, прозрачную и массивную, и
оказались в рабочем кабинете профессора Лопатолопа.  Тот,  стоя
перед  окном,  умащивал  свою  бородку при помощи зубной щетки,
смоченной экстрактом опопанакса.
     Он обернулся  на  шум  и  с  протянутой  рукой  устремился
навстречу Хлое.
     -- Ну-с, как вы себя сегодня чувствуете?
     -- Пилюли были ужасны, -- сказала Хлоя.
     Лицо профессора потемнело. Теперь можно было подумать, что
среди его родителей был квартерон.
     -- Досадно... -- пробормотал он. -- Я надеялся на лучшее.
     Он  замер  на месте с задумчивым видом, потом заметил, что
все еще держит в руках зубную щетку.
     -- Подержите-ка минутку, -- сказал  он  Колену,  засовывая
щетку ему в руку, и добавил Хлое: -- Садитесь, малышка.
     Он обогнул стол и уселся сам.
     -- Видите  ли,  -- продолжал он, -- у вас что-то с легким.
Точнее, у вас что-то в легком. Я надеялся, что это...
     Он замолчал и резко поднялся.
     -- К чему лишние разговоры, -- сказал  он.  --  Идемте  со
мной.  Положите  ее  куда хотите, -- добавил он в адрес Колена,
который никак не мог понять, что же делать со щеткой.
     Колен хотел было пойти вслед за Хлоей  и  профессором,  но
оказалось,  что  для  этого  ему  нужно  отбросить что-то вроде
невидимой и плотной вуали, которая возникла вдруг  между  ними.
Сердце  его наполнилось странной тревогой и билось с перебоями.
Он сделал усилие, взял себя в руки и сжал  кулаки.  Собрав  все
свои  силы, он сделал несколько шагов, и, как только дотронулся
до Хлои, все прошло.
     Она подала профессору руку, и тот провел  ее  в  небольшой
белый  кабинет  с  хромированным потолком, целую стену которого
занимал гладкий приземистый аппарат.
     -- Вам  лучше  присесть,  --  сказал  профессор.  --   Это
продлится недолго.
     Напротив  машины  находился обрамленный хрусталем экран из
червонного серебра, а на его цоколе поблескивала черной  эмалью
единственная рукоятка.
     -- Вы остаетесь? -- спросил профессор Колена.
     -- Мне бы хотелось, -- сказал Колен.
     Профессор  повернул  рукоятку. Свет потек из комнаты ярким
потоком,  который  исчезал  под  дверью  и  в   воздушной   яме
вентиляции над машиной, и экран мало-помалу засветился.

     XXXIX

     Профессор Лопатолоп похлопал Колена по спине.
     -- Не переживайте, старина, -- сказал он ему. -- Все может
уладиться.
     Колен  с убитым видом смотрел в землю. Хлоя держала его за
руку. Она изо всех сил старалась выглядеть веселой.
     -- Ну да, -- сказала она, -- это ненадолго.
     -- Конечно, -- пробормотал Колен.
     -- Кроме того, -- добавил профессор,  --  если  она  будет
соблюдать предписанный мною режим, ей, вероятно, станет лучше.
     -- Вероятно, -- сказал Колен.
     Они  стояли  в  круглом  белом  вестибюле, и голос Колена,
отраженный от потолка, звучал, казалось, издалека.
     -- В любом случае, -- заключил профессор, -- я пришлю  вам
счет.
     -- Разумеется,  --  сказал Колен. -- Благодарю вас за ваши
хлопоты, доктор.
     -- А если ей лучше не  станет,  --  сказал  профессор,  --
приходите   ко   мне   повторно.   Есть   еще   и   оперативное
вмешательство, о котором мы даже и не упоминали...
     -- Да, конечно, -- сказала Хлоя, сжимая руку Колена; не  в
силах больше сдерживаться, она разрыдалась.
     Профессор собрал бороду в кулак.
     -- Очень досадно, -- сказал он.
     Наступила  тишина. За прозрачной дверью возникла санитарка
и постучала два раза. Перед ней в толще двери загорелся зеленый
сигнал "Войдите".
     -- Пришел месье и велел предупредить Месье  и  Мадам,  что
Николас здесь.
     -- Спасибо,  Сучка,  -- ответил профессор. -- Можете идти,
-- добавил он, и санитарка не заставила себя упрашивать.
     -- Ну так что же... -- пробормотал Колен, -- до  свидания,
доктор...
     -- Конечно...  --  сказал  профессор.  --  До  свидания...
Лечитесь... постарайтесь выкарабкаться...

     XL

     -- Плохи дела? -- не оборачиваясь, спросил  Николас,  пока
машина не тронулась.
     Хлоя  по-прежнему  плакала,  уткнувшись  в  белый мех, а у
Колена был вид мертвеца. Запах тротуара становился все  сильнее
и сильнее. Пары эфира наполняли улицу.
     -- Трогай, -- сказал Колен.
     -- Что с ней? -- спросил Николас.
     -- Ох! Хуже и быть не может! -- сказал Колен.
     Он  тут же сообразил, что сказал, и бросил взгляд на Хлою.
В этот момент он так ее любил, что готов был убить себя за свою
неосторожность.
     Хлоя, съежившись в уголке, кусала себе  кулаки.  Блестящие
волосы  упали  ей  на лицо, и она топтала свою меховую шапочку.
Она плакала изо всех сил, как младенец, но беззвучно.
     -- Прости меня, Хлоя, -- сказал Колен. -- Я изверг.
     Он придвинулся к ней и притянул ее к себе. Он  целовал  ее
жалкие,  обезумевшие  глаза  и  чувствовал, как сердце у него в
груди билось медленными, глухими ударами.
     -- Тебя вылечат, -- сказал он. --  Я  хотел  сказать,  что
хуже и быть не может, чем видеть тебя больной, какой бы ни была
болезнь...
     -- Я  боюсь...  -- сказала Хлоя. -- Он наверняка предложит
операцию.
     -- Нет,  --  сказал   Колен,   --   какая   операция,   ты
поправишься.
     -- Что  с  ней?  --  спросил Николас. -- Я могу чем-нибудь
помочь?
     У него тоже был очень несчастный вид. Обычное его холодное
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 9 10 11 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 22 ... 27
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама