Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Михаил Веллер Весь текст 724.57 Kb

Легенды Невского проспекта и другие рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 19 20 21 22 23 24 25  26 27 28 29 30 31 32 ... 62
Ленплодовощторга. Его очень вежливо приглашают заехать на  Литейный:  так,
знаете, просто, неофициально, побеседовать о том-о сем.
     Начальник  скушал  валидольчику,  уничтожил  некоторые  бумажки,   и,
репетируя варианты дебюта предстоящей беседы,  потихоньку  поехал.  А  там
встречает его приятный молодой человек, приглашает  садиться,  протягивает
курить, и между делом светским таким тоном осведомляется:
     -  Скажите  пожалуйста,  Иван  Иванович,  а  вот  в  Одессе  с  Федор
Федоровичем вы договорились только об апельсинах, или о бананах тоже?  Или
о бананах позже, уже в Москве?
     Иван Иванович, калач  тертый,  жизнь  в  торговле,  честными  глазами
смотрит и отвечает спокойно, что не знает никакого Федора Федоровича, а  в
чем, собственно, дело? И какие бананы?
     Молодой человек кивает сочувственно, достает из ящика  стола  толстую
книгу, растопорщенную закладками, как дикобраз,  раскрывает  на  одной  из
закладок и с наслаждением зачитывает: такого-то числа  такого-то  года,  в
такое-то время, по такому-то адресу, собрались такие-то  (полный  перечень
фамилий, инициалов и должностей) для  решения  таких-то  вопросов  (полный
протокол повестки собрания). Кто во что был одет, кто явился с любовницей,
кто что сказал и какова была резолюция.
     - Продолжим чтение?  -  интересуется  декламатор.  И  поскольку  Иван
Иванович молчит: ртом двигает, дышит, - вынимается следующая закладка: - -
А вот уже август такого-то года, эшелон арбузов  из  Астрахани,  такого-то
числа совместно с тем-то и тем-то решили  то-то  и  то-то,  что  позволило
получить незаконную прибыль  в  сумме  столько-то  десятков  тысяч  рублей
тридцать семь копеек, каковые деньги и  были  поделены  между  участниками
сговора вот в такой пропорции...
     Иван Иваныч пучит глаза и на грани кондрашки соображает, кто ж это  у
них  все  годы  стучал.  А  молодой  человек  читает  самозабвенно   тоном
президента, поздравляющего весь советский народ с новым годом.
     К Ивану Иванычу зовут доктора, и тот ему делает укол для  поддержания
сознания. И увозят его непосредственно в больницу.
     А  молодой  человек  перевертывает  страничку  и  набирает  следующий
телефонный номер. Беседовать приглашает.
     И приглашаемые слушатели один за другим валятся со стула, как  кегли.
Откуда  информация?!  Этого  никто  не  мог  знать!!!  Что  за   тотальное
наблюдение... Что за страшная вездесущая организация это КГБ!..
     - Так что мы знаем про вас абсолютно все,  -  деловито  давит  клопов
молодой человеке. - До малейших деталей. Ну - будем запираться, или  будем
сознаваться?..
     А как ты тут будешь запираться, когда сидишь голенький на ладони?..
     В течение пары  месяцев  Ленплодовощторг  не  работал.  Он  трясся  и
садился. Он трясся, как осиновый лист и как  груша,  и  садился  в  полном
составе. Торговые связи выбирались, как якорные  цепи,  и  упрятывались  в
объемистые ящики следственных камер. Какая капуста, какие  огурцы!  не  до
них... Упал зрелый и сочный Ленплод прямо в заботливо  подставленные  руки
лучших из всех жнецов и сборщиков - советских чекистов.
     Они и пожали весь урожай почестей и наград за это  дело  -  раскрытие
торговой  мафии!  -  там,  как  всегда,  где  не  пахали-не  сеяли:   даже
благодарности, грамоты там ко Дню милиции, рублевой премии не получил тот,
кто все это организовал. Торчит себе по-прежнему на Брайтоне создатель как
мафии, так и книги о ней, и тоже теперь трясется: ох  макнут  его  наемные
бойцы из Санкт-Петербурга! ох больно язвит терновый венец литератора!
     Нет: не прощает коллеги гению литературного успеха!..
     Так что литература на жизнь  -  влияет;  еще  как  влияет.  Если  это
подлинная литература, основанная на глубоком знании жизненного материала.
     Потому что в Ленплодовощторге сменился весь состав  -  целиком.  И  в
течение полугода потом в Ленинграде наблюдалось полное изобилие  овощей  и
фруктов: прямо Снайдерс какой-то на прилавках - жри - не хочу. Ленинградцы
недоумевали и радовались, а начальник обкома товарищ Романов получил орден
за создание изобилия в колыбели революции.
     Нет, потом, конечно, все пошло по-старому, разворовали все, но первые
полгода-то - побаивались, стеснялись, система была не налажена. Ну - после
чистки какое-то время ведь почище.
     Так что если б позаботилось  какое-нибудь  американское  издательство
раз в год издавать подобную книжку,  это  был  бы  замечательный  вклад  в
продовольственное снабжение России.

                         ЛЕГЕНДА О МОРСКОМ ПАРАДЕ


     И была же, была Великая  Империя,  алели  стяги  в  громе  оркестров,
чеканили шаг парадные коробки по брусчатым площадям, и гордость  державной
мощью вздымалась в гражданах! И под эти торжественные даты Первого  Мая  и
Седьмого Ноября входил в Неву на военно-морской  парад  праздничный  ордер
Балтфлота. Боевые корабли, выдраенные до  грозного  сияния,  вставали  меж
набережных  на  бочки,  расцвечивались  гирляндами  флагов,   и   нарядные
ленинградцы ходили любоваться этим зрелищем.
     Возглавлял морской парад, по традиции, крейсер "Киров".  Как  любимец
города и флагман флота. Флагманом он стал после того,  как  немцы  утопили
линкор "Марат", бывший "Двенадцать  апостолов".  Он  вставал  на  почетном
месте, перед Дворцовым мостом, у Адмиралтейства, и всем  его  было  хорошо
видно.
     Так вот, как-то вскоре после войны, в сорок седьмом  году,  собираясь
уже на парад, крейсер "Киров" напоролся в Финском заливе на  невытраленную
мину. Мин этих мы там в войну напихали, как  клецок,  и  плавали  они  еще
долго; так что ничего удивительного. Получил он здоровенную дыру в  скуле,
и его кое-как отволокли в Кронштадт, в док. Сигнальщиков, начальство и всю
вахту жестоко вздрючили, а особисты забегали и стали шить  дело:  чья  это
диверсия - оставить Ленинград на революционный праздник без любимца флота?
     Флотское командование уже ощупывало, на месте  ли  погоны  и  головы.
Сталин недоверчиво относился  к  случайностям  и  недолюбливал  их.  Пахло
крупными оргвыводами.
     И  последовало  естественное  решение.  У  "Кирова"  на  Балтике  был
систер-шип,  однотипный  крейсер  "Свердлов".  Так  пусть   "Свердлов"   и
участвует в параде. Для разнообразия. Политически тоже выдержано  -  имена
равного  калибра.  Какая,  собственно,  разница.  Как  будто  так  и  было
задумано.
     А "Свердлов"  в  это  время  спокойно  стоял  под  Кенигсбергом,  уже
переименованном в Калининграде, в  ремонте.  Машины  разобраны,  хозяйство
раскурочено,  ободрано,  половина   морячков   в   береговых   мастерских,
ковыряются себе потихоньку. По субботам в увольнение на танцы ходят. И  не
ждут от жизни ничего худого.
     И тут командир получает шифровку: срочно  сниматься  и  полным  ходом
идти в Ленинград, с тем чтобы в ночь накануне праздника  войти  в  Неву  и
занять место во главе парадного ордера. Исполнять.
     Командир в панике радирует в Кронштадт: что, как, почему,  а  где  же
"Киров"? Вы там партийных деятелей не перепутали?  Ответ:  не  твое  дело.
Приказ понятен?
     Так я же в ремонте!! - Ремонт  прервать.  После  парада  вернешься  и
доремонтируешься. - Да крейсер же к черту разобран на  части!!  -  Сколько
надо времени, чтоб быстро собраться и выйти? - Минимум  две  недели.  -  В
общем, так. Невыполнение приказа? Погоны жмут, жизнь наскучила? А...  Ждем
тебя, голубчик.
     И начинается дикий хапарай в темпе чечетки. Срочно заводят  на  место
механизмы главных  машин.  Приклепывают  снятые  листы  обшивки.  Командир
принимает решение: начинать движение самым малым на одной вспомогательной,
ее сейчас кончат приводить в порядок, а уже на ходу, двадцать четыре  часа
в сутки, силами команды, спешно доделывать все остальное.  Всем  БЧ  через
полчаса представить графики завершения работ.
     БЧ воют в семьсот глоток, и вой этот вызывает в гавани дрожь и  мысль
о матросском бунте, именно том самом, бессмысленном и беспощадном:  успеть
никак невозможно! Командир уведомляет командиров БЧ об ответственности  за
бунт на борту, и через час получает графики. Согласно тем графикам  лап  у
матроса шесть, и растут они вместо брюха, потому что жрать  до  Ленинграда
будет некогда и нечего, коки и вся камбузная команда  тоже  будут  круглые
сутки завершать  последствия  ремонта.  -  Отлично;  не  жрешь  -  быстрей
крутиться будешь.
     И тут вспоминают: а красить-то, красить когда?! Ведь ободрано все  до
металла!!!  Командир  -  старпому:  сука!!!  Помполит  -  боцману:  вредим
понемногу?.. Боцман: в господа бога морскую мать. - Через час отходим!!! -
Боцман: есть.
     За пять минут до отхода, командир голос сорвал,  вопя  по  телефонам,
является старпом  -  доклад:  задача  выполнена.  Командир:  гигант!  как?
Помполит: ну то-то  же.  Старпом:  так  и  так,  сводная  бригада  маляров
береговой базы на стенке построена. Пока мы на ходу все доделаем, они  все
и покрасят, в лучшем виде. Приказ - принимать на борт?
     Командир хлопает старпома по плечу, жмет руку помполиту, утирает  лоб
рукавом, смотрит на часы и закуривает:
     - Машине - готовность к оборотам. Приготовиться к  отдаче  швартовых.
Рабочих - на борт.
     Старпом говорит:
     - Может быть, взглянете?
     - Чего глядеть-то.
     А снаружи раздается какой-то странный шум.
     Командир смотрит в лицо старпому и выходит на крыло мостика.
     Вся команда, побросав, дела, сбилась вдоль борта. Свистит, прыгает  и
машет руками.
     А на стенке колеблется строй малярш. И делает матросикам глазки.
     Папироса из командирского рта падает на палубу, плавно  кувыркаясь  и
рассыпая искры, а сам он покачивается и хватается за поручни:
     - Эт-то что...
     Старпом каменеет лицом и гаркает боцману:
     - Это что?!
     Боцман рыкает строю:
     - Смир-рна! - и, бросив руку к виску, рапортует:  -  Сводная  бригада
маляров в составе двухсот человек к ремонту-походу готова!
     Малярши  смыкают  бедра,  выпячивают  груди,   округляют   глазки   и
подтверждают русалочьим хором:
     - Ой готова!..
     Матросики по борту мечут пену  в  экстазе  и  жестами  всячески  дают
понять, что они приветствуют малярную  готовность  и,  со  своей  стороны,
также безмерно готовы.
     Командир говорит:
     - Ну!.. - и закуривает папиросу не тем концом. - Ну!.. - говорит. - -
Да!..
     Помполит говорит:
     - Морально-политическое состояние экипажа! - А  у  самого  зрачки  по
блюдцу, и плещется в тех блюдцах то, о чем вслух не говорят.
     А старпом почему-то изгибается буквой зю, и распрямляться не хочет. И
краснеет.
     А рация в рубке верещит: "Доложить готовность к отходу!"
     - Готовность что надо, - мрачно говорит командир, сжевывая папиросный
табак.
     А боцман снизу - старорежимным оборотом:
     - Прикажете грузить?
     Командир машет рукой, как Пугачев виселице, и - обреченно:
     - Принять на борт. Построить на полубаке к инструктажу.
     И малярши радостной толпой валят по трапу, а морячки  беснуются  и  в
воздух чепчики бросают, и загнать их по местам нет никакой возможности.
     - Команде по местам стоять!!! - вопит командир. - Отдать носовой!!!
     Потому что никакого времени  что  бы  то  ни  было  изменить  уже  не
остается. В качестве альтернативы - исключительно трибунал; а перед  такой
альтернативой человеку свойственно нервничать.
     И раздолбанный крейсер тихо-тихо  отваливает  от  стенки,  а  малярши
выстраиваются на полубаке в четыре шеренги,  теснясь  выпуклостями,  и  со
смешочками "По порядку номеров  -  рас-считайсь!"  рассчитываются,  причем
счет никак не сходится, и с четвертого раза их оказывается  сто  семьдесят
две, хотя в первый раз получилось сто девяносто три.
     Боцман таращится  преданно  и  предъявляет  в  доказательство  список
личного состава на двести персон. Персоны резвятся,  и  становится  их  на
глазах все меньше,  и  это  удивительное  явление  не  поддается  никакому
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 19 20 21 22 23 24 25  26 27 28 29 30 31 32 ... 62
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама