Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Васильев В. Весь текст 650.51 Kb

Техник большого Киева

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 26 27 28 29 30 31 32  33 34 35 36 37 38 39 ... 56
     - Если живут эльфы, гномы, вирги - почему бы не жить и людям?
     - А как  же тогда людская  тяга  к  переменам?  Ты  ведь  говорила, она
присуща только людям, чей век вмещает от силы семьдесят лет.
     - Люди непохожи на остальных живых. Даже наша семья - мы  такие же, как
и  обычные люди. Только  умрем позже. Мне кажется, время старших рас уходит.
Их и так уже  меньше,  чем людей.  Вряд  ли это  случайно. Мир  нащупал свое
спасение,  и пытается восстановить шатающееся равновесие.  У короткой  жизни
есть большой минус: не успеваешь многому научиться. А дикари миру не  нужны.
Он пытается сделать нас изменчивыми, и пытается продлить наш век.
     -  У  нас  это  называется  "сесть  одной задницей на  две  скамьи",  -
проворчал Пард.  -  Если люди станут жить также подолгу, они быстро потеряют
вкус к  переменам. И все вернется  к  исходной точке. Хотя... скажу  честно:
теперь я  тебе завидую. Я бы тоже хотел жить долго. За двадцать восемь лет я
успел смириться с участью своей расы. А теперь выясняется, что  и тут не все
равны перед ликом Смерти...
     Пард умолк.
     - Ну, что же ты? - Инси подняла на него жесткий, как замерзший брезент,
взгляд. - Самое время сказать: "Как несправедливо устроен мир!"
     - Ладно, -  глухо выдавил Пард, отворачиваясь. -  Не стану я  ныть. Все
равно ведь ничего не изменишь.
     - А вот это еще неизвестно, - небрежно сказала Инси.
     Пард снова обернулся к ней.
     - То есть?
     -  Если мы  вывезем  из  Крыма новое знание,  мир изменится. А  значит,
изменятся и те,  кто в мире живет. То есть, мы. Невозможно изменить что-то в
мире,  не изменив  сначала что-нибудь в себе.  Запомни  это,  техник. Крепко
запомни.


        24. Бадахшань - Гунгашань (Миньяк-Ганкар).

     Проснулся  Пард  от  холода  -  левый  бок  прижимался к  пластмассовой
рукоятке двери. Справа было тепло: там спала Инси.
     Пард глянул за окно, но увидел только мутные разводы на мокрых стеклах.
Было тихо, непривычно тихо. Ни звука не доносилось снаружи. Пард давно отвык
от загородной тишины.  Впрочем, на трассе Большой  Киев - Большая Москва все
сто  километров тишины  не  дождешься. Это  здесь,  на юге Киева,  где дорог
просто нет, царит безмолвие. Полное и абсолютное безмолвие.
     Ни  звука.  Не  рычат  двигатели, не  шумит  движение, не разговаривают
живые... Нет звуковой рекламы. Ничего. Совсем ничего.  Словно они застряли в
ватной туманной пустоте.
     Пард приоткрыл окно. Сразу  стало  еще  прохладнее, и обнаружилось, что
снаружи тишина все же  не гробовая: шуршала на ветру мокрая  трава. И где-то
высоко-высоко заливался жаворонок.
     Инси пошевелилась,  просыпаясь, и  вдруг замурчала,  словно кошка. Пард
выполз из-под одеяла и нашарил рядом с педалями любимые ботинки.
     Где-то позади их  джипа звонко хлопнула  автомобильная дверца - команда
просыпалась.
     Пард вышел из джипа  в утреннюю влажную прохладу. Поежился. От крайнего
"Хорива" ему приветственно помахал рукой друг-орк Вася.
     - С добрым утречком, Пард!
     - И тебя туда же... - проворчал Пард, снова зябко передергивая плечами.
     Они отошли с  Васей шагов на полста  в  раскисшую степь. Сделали ее еще
более раскисшей.
     - Грязища, - Вася зевнул. - Не завязнем, как думаешь?
     - Не знаю. "Хоривы", вроде, обученные. Авось пройдут.
     Звонко хлопали дверцы машин - наверное, многие уже не спали, когда Пард
выбрался из машины. Просто неохота было  покидать теплые салоны и выходить в
промокшее весеннее утро.
     Вольво  спешил.  Тронулись почти сразу.  Пард предоставил  джипу  ехать
самостоятельно, а сам с  аппетитом жевал бутерброд с размороженной говядиной
и запивал легким николаевским пивом. "Хорив" деловито  полз вперед, не забыв
ненадолго   включить  просушку   стекол  и   дворники.  Окна   сразу   стали
кристально-прозрачными, а горизонт отодвинулся куда-то в бесконечность.
     Шестерку джипов окружала бескрайняя, от горизонта до горизонта, степь.
     Инси ушла в переднюю  машину, а  Гонза вернулся. Он ничего не спросил у
Парда, знай шуршал обертками от бутербродов  и  откупоривал маленькие пивные
бутылочки.
     - Гонза, - сказал Пард наконец. - Она долгоживущая.
     - А я знал, - невозмутимо ответил Гонза к несказанному удивлению Парда.
-  Точнее, догадывался. Слишком она... спокойная для двадцатилетней. И глаза
у нее не те.
     - А я, вот, почему-то не догадался...
     - Да как ты мог догадаться? - вздохнул Гонза. -  Честно говоря, лонгера
я вижу впервые.  Я даже не был уверен,  что болтовня о  лонгерах хоть на вот
столечко  правдива,  -  гоблин  отмерял  кончик указательного  пальца,  одну
фалангу, и показал Парду.
     - Я о них вообще никогда не слышал.
     -  А, -  отмахнулся  Гонза. - Это  наши гоблинские байки.  Наверное,  у
каждой расы есть свои байки. Даже у метисов.
     - Что за байки?
     -  Ну,  - Гонза  отхлебнул и неопределенно  поводил у  лица  полупустой
бутылкой.  -  Болтали,  что  в Большом  Нью-Йорке  раскрыли  общину какую-то
странную. Вроде как человеческую, но с другой стороны общину  эту лет двести
живые рядом  с собой помнили.  И людей - одних и тех же. Прижали их малость,
ну  и выяснилось, что это  не совсем люди.  Внешне - один в один. И привычки
чисто людские,  не спутаешь ни с гномьими, ни с нашими. А с другой стороны -
выглядели они по людским  меркам от  силы на тридцать, а было им всем больше
сотни лет. Ну, почти всем, там дети еще нашлись, с десяток.  Кстати, дети  у
лонгеров почему-то рождаются очень редко. Гораздо реже, чем у простых людей.
     - И? Чего дальше-то?
     - Что и? Раз в Нью-Йорке такие есть, значит и у нас встретиться могут.
     - Почему же они скрываются? - Пард недоумевал.
     - Дурень ты, Пард. Люди иногда эльфов по паркам режут из слепой зависти
к их долголетию. А тут - свои же, но долгоживущие. Да их бы на клочки тут же
и разорвали. Вы, люди, скоры на все, в том числе и на расправу.
     -  Мистика  какая-то...  -  Пард  сердито  швырнул в окно  опорожненную
бутылку. - Новая раса, что ли, зарождается?
     -  А что? Хольфинги и гномы тоже когда-то были одной расой. Взгляни  на
Мину  или Беленького  -  вылитые  ж  гномы, только  на  добрую  голову ниже.
Хольфингов раньше,  кстати,  так  и  звали  -  полугномами,  а потом,  после
луганской резни, приняли  в правительстве  формулу, по которой  их следовало
звать так, как они себя сами зовут. Хольфингами, стало быть. Лет за тридцать
старое  название  как-то и забылось... Да  не  дуйся  ты,  Пард.  Она  ж  не
виновата, что она  - лонгер. Иначе она никогда не стала бы Техником Большого
Киева.
     - Я не дуюсь, - уныло отозвался Пард. -  Я вот подумал: кто  я для нее?
Раньше хоть помечтать можно было. А теперь...
     - Брось. Мир знавал и не  такие  союзы.  Эльфки отчего-то часто выходят
замуж за людей. И ничего. Вон, у нас аж два полуэльфа в команде.
     -  Ага,  - саркастически поддакнул Пард. - Помрет  муженек от старости,
она за следующего выйдет. И так сто раз подряд...
     Гонза безнадежно шевельнул ушами.
     - Урод ты, Пард. Полный.
     -  Да брось ты меня утешать! Ну, подумаешь,  меланхолия  напала. Это  у
нас, короткоживущих, видовое. Поною и перестану.
     - Что да, то да, - согласился Гонза. - Вы даже злиться долго не умеете.
И хорошо, по-моему.
     Машина  Вольво впереди резко затормозила, ее протащило  юзом еще метров
пять, и наконец она замерла, оставив позади глубокую косую колею.
     - Что там? - Гонза, втянув шею, выглянул в открытое окно.
     Впереди,   перед    джипами,   стоял   смуглый   черноволосый   парень,
предостерегающе подняв над головой руки. На груди у него  болтался автомат с
укороченным стволом и компенсатором-розочкой.
     Из  переднего  джипа текуче  выскользнули  Иланд  и Вахмистр с  оружием
наизготовку. Потом вышел Вольво. Пард тоже не утерпел и выбрался из машины.
     -  Кто из вас  Вольво? - спросил смуглый парень ровным  голосом. У него
был едва различимый странный акцент.
     - Я, - вирг отвечал спокойно, но взгляд у него был настороженный.
     - Меня прислал Тюринг. Предупредить.
     - Предупредить? О чем?
     - Я матрос с  "Гелиодора", Мануэль Мойя  Атенсио Маноло. Вы ведь должны
были погрузиться на "Гелиодор" в Голой Пристани, да?
     - Ну, допустим, - озадаченно сказал Вольво. - И что?
     - Голая Пристань атакована.
     Вольво опешил.
     - Кем?
     - С юга пришла флотилия катеров. Южные орки, из-за моря. У нас их зовут
турками. В порту сейчас бой.
     Издалека и впрямь доносился слабый треск, в которой из-за расстояния не
сразу и опознаешь автоматную и ружейную стрельбу.
     - Система,  чтоб ее, - процедил сквозь зубы Вольво. - Ты давно из Голой
Пристани?
     - Полночи шел. Как дождь стих, они и напали.  Капитан  Фран связался по
рации с Тюрингом, Тюринг велел вас встретить. Послали меня.
     - Садись в машину, - велел матросу Вольво. - Показывай дорогу.
     Матрос немедленно уселся в головной джип.
     - Эй, команда! - зычно крикнул  Вольво стоящим у открытых дверей живым.
- Заряжайте пушки, сейчас будет дело!
     Через минуту  джипы сорвались с места.  Оскальзываясь на поворотах, они
помчались к Голой Пристани. Туда, где звучали выстрелы.
     Гонза,  насвистывая,  вкладывал  в  затвор  "Крока"  желтые  цилиндрики
патронов.
     - Там  второе ружье где-то,  погляди.  Среди  припасов, - Пард, сжав на
руле пальцы, помогал джипу.
     -  Ага,  -  Гонза  разбросал  пяток  пакетов  и извлек помповое  ружье,
наподобие  любимых гномьих. Нашел патроны к нему, набил целый пояс-патронташ
и  отдал  Парду.  Тот  мрачно  подпоясался, проверил пистолет, и сунул его в
боковой карман куртки.
     До Голой Пристани оставалось километров семь.
     Узкая ниточка плохонькой  дороги перечеркивала степь с севера на юг. На
севере  смутно  виднелась окраина Большого  Киева, Херсон, а южнее, у самого
моря,  растеклась  по  песчаному  берегу Голая  Пристань.  Пародия на город.
Несколько  десятков  квартальчиков, жмущихся к нескольким  причалам.  Джипы,
почуяв  под колесами хоть паршивую,  но  твердую  дорогу  вместо  раскисшего
чернозема, воодушевленно взревели и свернули на юг.
     Они  ворвались  на  окраинную  улицу,  словно  удирающие  от  охотников
грузовики. Люки на крышах "Хоривов" были открыты; команда Вольво ощетинилась
стволами. Стрельба раздавалась ближе к морю, на единственной площади.
     Низкие одноэтажные домики проносились мимо. Улица была пустынна, словно
живые вымерли все до единого.
     На площади, перед длинным трехэтажным  домом, кучей  был навален всякий
хлам  -  полуразбитая  мебель,  металлические  конструкции  из  беспорядочно
переплетающихся прутьев, остатки нескольких киосков, плоские деревянные щиты
с  непонятными рисунками. За  этой сооруженной наспех баррикадой  укрывались
темнокожие орки.  Близкие  родичи Васи-Секса. Южане  из-за моря,  которых  в
причерноморье издавна звали турками.
     В здании  засели  защитники  Голой  Пристани. Непохоже,  чтобы  их было
особенно много. Во всяком случае стрельба из окон велась жиденькая.
     Джипы  вырвались из  тесноты  улицы  на  площадь  и рассыпались веером.
Трыня, Мина и  Беленький дали  залп  из ракетниц-металлорезок. Залп, другой,
третий. Из окон и люков стреляли остальные.
     Атака  была  такой внезапной,  что многие  турки не успели даже  понять
отчего умерли: баррикаду  размело взрывами; удирающих  турков расстреляли  в
спины.  Полминуты - и на площади остались только трупы, да еще буйное пламя,
пожирающее остатки баррикады.
     - Вот  идиоты,  -  сказал  Гонза, перезаряжая  "Крок". -  Они что,  шум
моторов не слышали, что ли?
     В одном из окон здания на третьем этаже мелькнул силуэт пожилого вирга.
Увидев Вольво, вирг просиял.
     - Эй! Вы кто такие? - крикнул пожилой.
     -  Команда Техника Большого Киева! - с достоинством ответил  Вольво.  -
Что тут творится?
     - Вы можете  подняться в здание?  Тут  у нас  штаб...  Последний  рубеж
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 26 27 28 29 30 31 32  33 34 35 36 37 38 39 ... 56
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама