Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Васильев В. Весь текст 650.51 Kb

Техник большого Киева

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 56
Большому Киеву и соседним городам.
     И нигде он чувствовал себя лучше, чем в дороге.
     - Эй,  Пард! - Гонза дернул приятеля  за рукав.  - Давай,  что ли, тоже
пива возьмем? И в дорогу надо бы...
     -  В  дорогу  надо  не пива,  а  водки,  -  тоном  знатока  посоветовал
Бюскермолен.  -  А то  в  сортир  замаешься  бегать. Вон,  у  бабок  сколько
хочешь...
     - Станем мы травиться их пойлом! - Гонза фыркнул. - Я уж лучше в буфете
возьму. Или прямо в поезде.
     Бюскермолен оскалился:
     - Богатый слишком? Ну-ну, давай,  бери  в буфете. Впрочем, у Вольво все
всегда схвачено. Он, поди, на всех запасся, и жратвой и выпивкой...
     - И патронами, - добавил идущий рядом  Роелофсен. - Уверяю вас, судари,
Вольво уже  знает  какие у вас  стволы,  и какие к ним полагаются по технике
боеприпасы. У меня вообще такое  впечатление, что Вольво знает все на свете.
Непонятно только откуда.
     -  На  всех,  говоришь, запасся? - Пард  с сомнением покачал головой. -
Сколько же жратвы нужно на такую ораву?
     - А что  тут невозможного? Звякнул на склад, велел, чтобы в  вагоны все
загрузили заранее... Подвез, благо грузовиков прирученных у него навалом. Не
сам,  конечно, подвез, на все есть живые-исполнители,  а дело  шефа - только
распорядиться. Ты не трепыхайся, Пард, я  с  Вольво без  малого век на охоту
езжу. И не припомню ни единого повода пожаловаться.
     Судя  по  беспечному  поведению  команды,  это  было  правдой.  Команда
радостно потребляла пиво и только что песен не горланила.
     - Ты сказал, вагоны? - задумчиво протянул  Гонза. - Что, неужели в один
все не войдем?
     -  Ну,  считай, ушастенький, - рассудительно сказал  Бюскермолен.  -  В
спальном  девять  купе по два  человека.  Стало быть,  восемнадцать живых на
вагон. А нас только из таверны тащится больше дюжины. Не, Вольво  всегда два
вагона  занимает.  И  правильно делает, если  едешь  с  комфортом,  потом  и
работается легко да ладно.
     На "ушастенького" Гонза давно привык не обижаться. Гоблинов среди живых
было заметно меньше, чем, скажем, орков, гномов или виргов. Даже меньше, чем
чистокровных эльфов. И, уж конечно, меньше,  чем  людей. Пард когда-то давно
набрел в сетях на статистику случайных социологических  выборок, и почему-то
запомнил ее  наизусть, до  последней цифры.  Из  ста произвольных обитателей
Большого Киева  двадцать шесть -  люди;  двенадцать - метисы  разных кровей;
десять - орки, по восемь - гномы и вирги; чуть больше семи, но меньше восьми
- хольфинги и половинчики (тут пошла дробная, в общем-то смешная статистика;
из  ста киевлян семь  с половиной  - хольфинги... Смех, да и только); семь -
черные орки;  пять  - эльфы и всего  лишь один  гоблин. Причем  складывалось
впечатление,  что все  гоблины Киева  толкутся  у вокзалов  носильщиками или
работают грузчиками у торговцев-палаточников.
     Недостающие  восемь  живых приходились  на самые  разные  редкие расы -
бойешей, сурогхов, песиголовцев, ламисов. Этих в Киеве, да и в других местах
тоже, было совсем мало.
     Наверное,  Гонза был счастливым исключением. Он не стал ни носильщиком,
ни грузчиком. Стал  техником,  что даже  мало  кому из людей удавалось, если
говорить  начистоту.  К технике и науке традиционно тяготели практически все
эльфы, а  также многие  люди и  вирги.  Среди  гномов и орков  техники  были
редкостью,  но  не   исключением.   А  вот   среди  гоблинов...  Пард   знал
единственного  гоблина-техника  -  Гонзу.  И  никогда не  слыхал  о  других.
Впрочем,  Пард  знал  вообще  только  одного  гоблина. И  этот  единственный
оказался  техником, причем очень сильным  техником. Пард,  тогда  еще совсем
сопливый мальчишка-подросток, многому  у Гонзы научился.  И как-то незаметно
они стали друзьями, несмотря на то, что Гонза был вшестеро старше и в тысячу
раз опытнее.
     Погрузившись в воспоминания, Пард и сам не заметил, как охотники прошли
на   перрон.  Длинная  туша  поезда  уже  поджидала   пассажиров,  распахнув
двустворчатые двери пузатых цилиндрических вагонов.
     - Так,  -  сказал Бюскермолен и  остановился. - Наши вагоны - восемь  и
девять.
     В тот же миг  в тамбуре одного из вагонов появился Вольво и выглянул на
перрон.
     - Ага, - сказал он довольно. - Явились. Все, надеюсь?
     - Все, шеф! - бодро ответил Бюскермолен. - Как один. В лучшем виде.
     - Хорошо, - Вольво еще раз обвел взглядом живописную группу охотников и
заглянул в листок с записями. - Пард, Гонза, - сюда, ваше купе седьмое. Бюс,
Роел - ваше третье.  Михай и  Саграда - в  восьмое. Зеппелин -  в  шестое, к
Васе-"Сексу". Трыня, во второе, там  Жор. Остальные - в  соседний вагон, вот
этот, селитесь как пожелаете, первые четыре купе наши.
     Команда стала деловито грузиться в  вагоны, распихивать по полкам сумки
и стелить пахнущие крахмалом простыни поверх полосатых дорожных матрасов.
     Дальнее  купе восьмого вагона Вольво  забил снаряжением и припасами. На
юге, за Николаевом, город заканчивался, и без припасов там просто не выжить.
     В третьем купе, у гномов, уже разлили по первой. Половинчик-повар мигом
сообразил каких-то размороженных копченостей и консервированных огурчиков на
закусь;  орк  Вася  притащил  домашнего одесского  сала,  свежатины,  и  был
встречен восторженным "Хуммм!"; Гонза, подмигнув Парду,  извлек  из  кармана
куртки узкую бутылку "Эльфийской особой",  да такого разлива, что вытянулись
лица даже  у  Иланда и  Вахмистра.  В общем, еще до  отхода  поезда в третье
набилось народу - не протиснуться, и несмотря  на  то,  что вещей у  каждого
было, вроде  бы,  и немного, на  столе извлеченные вкусности не  помещались.
Как-то незаметно тронулись в путь,  выпили заодно за  удачное начало. Вскоре
появились  шофера из  соседнего вагона,  и пришлось рассредоточиться по двум
купе: часть перебралась к половинчикам, во второе. Галдеж стоял неимоверный,
чувствовалось,  что команда Техника  любит такие  поездки и намерена, раз уж
предоставился  случай,  оттянуться  по  полной программе. Зашел ненадолго  и
Вольво; вкусил "Эльфийской особой", сжевал розоватый ломтик  одесского сала,
довольно крякнул и потеплел  взглядом. Выслушал байку Васи-"Секса" о пивнухе
на улице  Немерянной, посмеялся со  всеми, велел "не  переборщить, а к  утру
быть на ногах и в сознании", и удалился в свое купе. Шум в вагоне его ничуть
не волновал.
     Пард  тоже отдался  шальному дорожному настроению; пил  со  всеми, и не
пьянел.  То  есть,  пьянел, конечно, но  мутная хмельная пелена держалась  в
отдалении,  а  его сознание  оставалось кристально-чистым и  ясным.  Пард  с
удовольствием  чокался с соседями,  опрокидывал  чарку, хрустел огурчиком  и
слушал  очередную историю,  на которые живые-киевляне  были горазды  весьма.
Долгая жизнь  позволяет помнить массу  прелюбопытнейших случаев, а народ  из
команды Вольво, даже люди, успели хлебнуть на своем веку немало приключений.
Пард тоже рассказал два случая: как тащили на  юг  Большого Урала  два мешка
шалтары под видом  обычного сахара, да  еще  через свирепые кордоны  Большой
Москвы,  и  как сходили по  хмельному делу чуть  не самого Бухареста на яхте
друзей-николаевцев Кутняка и Кэпа. Слушатели вволю посмеялись.
     Поезд мчался на юг, почему-то держась над теми самыми загадочными двумя
полосками ржавого металла. Пард их не  видел, но твердо знал, что все поезда
в Большом Киеве  раз  и навсегда  привязали себя к  этим  полоскам  незримой
нитью. Он вышел в коридор и остановился у окна, положив  руки на пластиковое
продолговатое  перильце.  Цветок  в  горшке сбоку  от  окна колыхал длинными
узкими  листьями.  В  такт  мягкому  покачиванию  вагона.  В  соседних  купе
продолжали галдеть и радоваться. Пард перешел чуть в сторону.
     За окном мелькали подсвеченные заходящим  солнцем  дома.  Большой  Киев
потому и назывался Большим, что тянулся от берегов Припяти чуть не до самого
Черного моря.  Районы города  сменялись  за  окном: Фастов,  Белая  Церковь,
Ракитное, Мироновка... Но все это был Киев. Подбрюшье Центра.
     Ближе к Шевченко  стало  темнеть. Пард  еще  несколько  раз  выходил  в
коридор и по нескольку минут задумчиво глядел в окно.
     Секретарша  Вольво появилась из последнего, забитого  снаряжением  купе
как раз в тот момент, когда он стоял у окна.
     "Зачем Вольво взял с собой эту девчонку?" - удивился Пард.
     Конечно, она могла оказаться просто любовницей Вольво, если бы...  Если
бы Вольво не был виргом. Вирги-мужчины как правило предпочитают женщин своей
расы, в этом Пард неоднократно убеждался.
     На  ней были  коричневые  брюки  в  обтяжку,  заправленные  в  короткие
эльфийские  сапожки,  и мягкая кожаная  куртка, достаточно свободная,  чтобы
спрятать под нею пистолет. Про  пистолет Пард подумал машинально - не станет
же это обаятельное создание на самом деле прятать  под курткой оружие? Хотя,
черт ее знает, притворяется  секретаршей, а  на самом  деле - телохранитель.
Такие фокусы тоже бывают. Редко, но бывают.
     Она прошла мимо Парда, улыбнулась на ходу и исчезла в купе Вольво.  Там
было темно,  свет не горел. Никакой. Ни основной, яркий, ни синеватый глазок
ночника на потолке.
     Почему-то  вспомнились  слова  Вольво,  сказанные   по  телефону:  мол,
секретарша передает Парду персональный  привет.  Удостоился,  можно сказать.
Только  вот,  непонятно за что. А непонятное  всегда настораживает... хотя в
отношении этой киски настораживаться просто не хочется.
     Пард  некоторое  время задумчиво  таращился  на серый  пластик закрытой
двери с вычурной пятеркой на  уровне глаз. Поезд  равномерно покачивался  из
стороны в сторону, как шагающий по дороге великан.
     Глубоко вздохнув, Пард взЦерошил волосы и побрел на  шум: там, кажется,
в который раз разливали.
     Охотники Вольво,  хоть  и выпили изрядно, держались еще очень  и  очень
прилично: только  глазки блестели,  да  языки начали понемногу  заплетаться.
Бюскермолен из  под рыжей  бородищи уже  несколько раз намекал, что пора бы,
пожалуй,  и прерваться, а то утром кое-кого пришлось бы собирать по  частям,
но  едва вблизи  рыжей бородищи возникала наполненная чарка,  гном тут же ее
опрокидывал  куда-то  в  рыжие  же  дебри,  и  вскоре  из дебрей  доносилось
довольное  уханье.  Но Пард безошибочно определил,  что охотники  догуливают
последние  минут -надцать, и  разбредаются спать.  Что-что, а дисциплинка  у
Вольво все  же соблюдалась. Именно  поэтому  вирг-машинолов и позволял своим
живым слегка расслабиться в дороге. Кто не умел останавливаться - вылетал из
команды  мгновенно.  В  результате остались  только  те,  кто,  стало  быть,
останавливаться умел.
     Так и  произошло.  Спустя четверть  часа ушли шофера,  обосновавшиеся в
соседнем вагоне, а  через полчаса утихомирились даже хольфинги,  несмотря на
малые  размеры  весьма  охочие  до  шумных  попоек.  Пард  и  Гонза,  оба  в
приподнятом настроении,  заперлись в купе, улеглись  под ворсистые клетчатые
одеяла,  потрепались минут десять о  том,  о сем (большей частью о пустяках,
потому что после спиртного оба по давнему согласию  о делах не заикались), и
незаметно уснули.
     Пард, засыпая,  чувствовал себя просто счастливым.  Он  терпеть  не мог
тихой  оседлой жизни; новые дела, зачастую рискованные,  нужны были ему, как
воздух. И еще - дорога. Пьянящая не хуже "Эльфийской особой" дорога, тропа в
неизвестность.
     В пустоту.
     Пард  знал, что проживет меньше, чем живые других  рас. И потому спешил
жить.   Втискивал  в  каждую  секунду  и  минуту  столько  событий,  сколько
умещалось, и все норовил втиснуть сверх того. Иначе он просто не умел.


        9. Ерупаха - Шахдар.

     Чудовищный удар сотряс вагон поезда, и Пард вскинулся на широкой полке.
В купе было темно, как  в могиле, и за окном  было  темно, как в могиле - ни
огонька, ни светлого пятнышка. Скрежет и далекий взрыв не оставили от тишины
ни  малейшего  следа,  а  потом сразу, словно по команде, зазвучали  голоса.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 56
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама