Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Булгаков М.А. Весь текст 640.66 Kb

Заметки юного врача

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 55
голосом, - нам теперь весь белый свет  дорога.  Пропали  ни  за
грош... Четыре часа едем, а куда... Ведь это что делается...


     Четыре  часа.  Я  стал  копощиться,  нащупал  часы,  вынул
спички. Зачем? Это было ни к  чему,  ни  одна  спичка  не  дала
вспышки. Чиркнешь, сверкнет, - и мгновенно огонь слизнет.


     -  Говорю,  часа четыре, - похоронно молвил возница, - что
теперь делать?


     - Где же мы теперь?


     Вопрос  был  настолько глуп, что возница не счел нужным на
него отвечать.  Он  поворачивался  в  разные  стороны,  но  мне
временами  казалось,  что  он  стоит неподвижно, а меня в санях
вертит. Я выкарабкался и сразу узнал, что снегу мне до  колевна
у полоза. Задняя лошадь завязла по брюхо в сугробе.


     Грива ее свисала, как у простоволосой женщины.


     - Сами стали?


     - Сами. Замучись животные...


     Я   вдруг   вспомнил   кой-какие   рассказы   и  почему-то
почувствовал злобу на Льва Толстого.


     "Ему  хорошо  было в Ясной Поляне, - думал я, - его небось
не возили к умирающим..."


     Пожарного и меня стало жаль. Потом я опять пережил вспышку
дикого страха. Но задавил его в груди.


     - Это - малодушие... - пробормотал я сквозь зубы.


     И бурная энергия возникла во мне.


     -  Вот  что,  дядя,  -  заговорил  я, чувствуя, что у меня
стынут  зубы,  -  унынию  тут  предаваться  нельзя,  а  то   мы
действительно   пропадем   к  чертям.  Они  немножко  постояли,
отдохнули, надо дальше двигаться.  Вы  идите,  берите  переднюю
лошадь  под  уздцы,  а  я буду править. Надо вылезать, а то нас
заметет.


     Уши  шапки  выглядели  отчаянно,  но  все же возница полез
вперед. Ковыляя и проваливаясь, он добрался до  первой  лошади.
Наш  выезд  показался  мне  бесконечно  длинным. Фигуру возницы
размыло в глазах, в глаза мне мело сухим вьюжным снегом.


     - Но-о, - застонал возница.


     - Но! Но! - закричал я, захлопал вожжами.


     Лошади  тронулись поменьку, пошли месить. Сани качало, как
на волне. Возница то вырастал, то уменьшался, выбирался вперед.


     Четверть   часа  приблизительно  мы  двигались  так,  пока
наконец я  не  почувствовал,  что  сани  заскрипели  как  будто
ровней.  Радость хлынула в меня, когда я увидел, как замелькали
задние копыта лошади.


     - Мелко, дорога!- закрич я.


     -  Го... го... - отозвался возница. Он прнковылял ко мне и
сразу вырос.


     -  Кажись,  дорога,  -  радостно,  даже  с трелью в голосе
отозвался пожарный. - Лишь бы опять не сбиться... Авось...


     Мы  поменялись  местами.  Лошади пошли бодрее. Вьюга точно
сжималась, стала ослабевать, как мне показалось. Но вверху и по
сторонам  ничего не было, кроме мути. Я уж не надеялся приехать
именно в больницу.  Мне  хотелось  приехать  куда-нибудь.  Ведь
ведет же дорога к жилью.


     Лошади  вдруг  дернули  и  заработали ногами оживленнее. Я
обрадовался, не знал еще причины этого.


     - Жилье, может, почувствовали? - спросил я.


     Возница  мне  не  ответил.  Я  приподнялся  в  санях, стал
всматриваться.  Странный  звук,  тоскливый  и  злобный,  возник
где-то  во мгле, но быстро потух. Почему-то неприятно мне стало
и вспомнился конторщик и как он тонко скулил, положив голову на
руки. По правой руке я вдруг различил темную точку, она выросла
в черную кошку, потом еще  подросла  и  приблизилась.  Пожарный
вдруг  обернулся  ко  мне,  причем я увидел, что челюсть у него
прыгает, и спросил: - Видели, гражданин доктор?..


     Одна  лошадь  метнулась  вправо,  другая  влево,  пожарный
навалился на секунду мне на  колени,  охнул,  выправился,  стал
опираться,  рвать  вожжи.  Лошади  всхрапнули  и  понесли.  Они
взметывали комьями снег, швыряли его, шли неровно, дрожали.


     И  у  меня прошла дрожь несколько раз по телу. Оправясь, я
залез за пазуху, вынул браунинг и проклял себя за то, что забыл
дома  вторую  обойму.  Нет,  если  уж я не остался ночевать, то
факел почему я не взял с собой?!  Мысленно  я  увидел  короткое
сообщение в газете о себе и злосчастном пожарном .


     Кошка  выросла в собаку и покатилась невдалеке от саней. Я
обернулся и увидел совсем близко за санями вторую  четвероногую
тварь.  Могу поклясться, что у нее были острые уши и шла она за
санями легко, как по паркету. Что-то грозное и наглое было в ее
стремлении.  "Стая  или  их  только две?" - думалось мне, и при
слове "стая" варом облило меня под  шубой  и  пальцы  на  ногах
перестали стыть.


     -   Держись  покрепче  и  лошадей  придерживай,  я  сейчас
выстрелю, - выговорил я голосом, но  не  своим,  а  неизвестным
мне.


     Возница  только охнул в ответ и голову втянул в плечи. Мне
сверкнуло в глаза и оглушительно ударило. Потом  второй  раз  и
третий  раз. Не помню, сколько минут трепало меня на дне саней.
Я  слышал  дикий,  визгливый  храп  лошадей,  сжимал  браунинг,
головой  ударился  обо  что-то,  старался вынырнуть из сена и в
смертельном страхе думал, что у меня на  груди  вдруг  окажется
громадное   жилистое  тело.  Видел  уже  мысленно  свои  рваные
кишки...


     В это время возница завыл: - Ого... го... вон он... вон...
господи, выноси, выноси...


     Я  наконец  справился  с  тяжелой овчиной, выпростал руки,
поднялся. Ни сзади, ни с боков  не  было  черных  зверей.  Мело
очень   редко   и   прилично,   и   в   редкой   пелене  мерцал
очаровательнейший глаз, который я бы узнал из  тысячи,  который
узнаю   и   теперь,  -  мерцал  фонарь  моей  больницы.  Темное
громоздилось сзади него. "Куда красивее дворца..." - помыслил я
и  вдруг  в  экстазе  еще  два  раза выпустил пули из браунинга
назад, туда, где пропали волки.


       ?


     Пожарный  стоял  посредине  лестницы,  ведущей  из нижнего
отдела замечательной  врачебной  квартиры,  я  -  наверху  этой
лестницы, Аксинья в тулупе - внизу.


     -  Озолотите  меня, - заговорил возница, - чтоб я в другой
раз... - Он не договорил,  залпом  выпил  разведенный  спирт  и
крякнул  страшно,  обернулся  к  Аксинье и прибавил, растопырив
руки, сколько позволяло его устройство: - Во величиной...


     - Померла? Не отстояли? - спросила Аксинья у меня.


     - Померла, - ответил я равнодушно.


     Через  четверть  часа  стихло. Внизу потух свет. Я остался
наверху  один.  Почему-то  судорожно   усмехнулся,   расстегнул
пуговицы  на  блузе, потом их застегнул, пошел к книжной полке,
вынул  том  хирургии,  хотел  посмотреть  что-то  о   переломах
основания черепа, бросил книгу.


     Когда  разделся и влез под одеяло, дрожь поколотила меня с
полминуты, затем отпустила, и тепло пошло по всему телу.


     - Озолотите меня, - задремывая, пробурчал я, - но больше я
не по...


     - Поедешь... ан, поедешь... - насмешливо засвистала вьюга.


     Она  с  громом проехалась по крыше. Потом пропела в трубе,
вылетела из нее, прошуршала за окном, пропала.


     -  Поедете...  по-е-де-те...  -  стучали  часы,  но глуше,
глуше.


     И ничего. Тишина. Сон.


     Стальное горло


     Итак,  я  остался  один.  Вокруг  меня - ноябрьская тьма с
вертящимся снегом, дом завалило, в трубах завыло. Все  двадцать
четыре года моей жизни я прожил в громадном городе и думал, что
вьюга воет только в романах. Оказалось: она воет на самом деле.
Вечера  здесь  необыкновенно  длинны,  лампа под синим абажуром
отражалась  в  черном  окне,  и  я  мечтал,  глядя  на   пятно,
светящееся на левой руке от меня.


     Мечтал  об  уездном городе - он находился в сорока верстах
от меня. Мне очень хотелось убежать с моего пункта туда.


     Там  было  электричество,  четыре врача, с ними можно было
посоветоваться, во всяком случае не так страшно. Но убежать  не
было никакой возможности, да временами я и сам понимал, что это
малодушие. Ведь  именно  для  этого  я  учился  на  медицинском
факультете...


     "...Ну,  а  если  привезут  женщину  и у нее неправильныее
роды? или, предположнм, больного, а у  него  ущемленная  грыжа?
Что я буду делать? Посоветуйте, будьте добры. Сорок восемь дней
тому назад я кончил факультет с отличием, но  отличие  само  по
себе,  а  грыжа  сама  по себе. Один раз я видел, как профессор
делал  операцию  ущемленной  грыжи.  Он  делал,  а  я  сидел  в
амфитеатре.  И  только" Холодный пот неоднократно стекал у меня
вдоль позвоночного столба при мысли о грыже.   Каждый  вечер  я
сидел  в  одной и той же позе, налившись чаю: под левой рукой у
мевя лежали все руководства по оперативному акушерству,  сверху
маленький   Додерляйн.  А  справа  десять  различных  томов  по
оперативной хирургии, с рисунками. Я кряхтел, курил, пил черный
холодный чай...


     И  вот  я  заснул:  отлично  помню эту ночь - 29 ноября, я
проснулся от грохота в двери.  Минут  пять  спустя  я,  надевая
брюки,  не  сводил молящих глаз с божественных книг оперативной
хирургии. Я слышал скрип  полозьев  во  лворе:  уши  мои  стали
необычайно  чуткими.  Вышло,  пожалуй, еще страшнее, чем грыжа,
чем поперечное положение младенца: привезли ко мне в Никольский
пункт-больницу  в одиннадцать часов ночи девочку. Сиделка глухо
сказала:


     -   Слабая   девочка,  помирает...  Пожалуйте,  доктор,  в
больницу .. .


     Помню,  я  пересек  двор,  шел  на  керосиновый  фонарь  у
подчезда больницы, как зачарованный  смотрел,  как  он  мигает.
Приемная  уже была освещена, и весь состав моих помощников ждал
меня уже одетый и в халатах. Это были: фельдшер  Демьян  Лукич,
молодой еще, но очень способный человек, и две опытных акушерки
- Анна Николаевна и Пелагея  Ивановна.  Я  же  был  всего  лишь
двадцатичетырехлетним  врачом,  два  месяца  назад выпущенным и
назначенным заведовать Никольской больницей.


     Фельдшер  распахнул  торжественно дверь, и появилась мать.
Она как бы влетела, скользя в валенках, и снег еще не  стаял  у
нее  на  платке.  В  руках у нее был сверток, и он мерно шипел,
свистел. Лицо у матери было искажено,  она  беззвучно  плакала.
Когда  она  сбросила свой тулуп и платок и распутала сверток, я
увидел девочку лет трех. Я посмотрел на нее и  забыл  на  время
оперативную хирургию, одиночество, мой негодный университетский
груз, забыл все решительно из-за красоты девочки. С чем  бы  ее
сравнить?  Только  на  конфетных  коробках рисуют таких детей -
волосы сами от природы вьются в  крупные  кольца  почти  спелой
ржи.   Глаза  синие,  громаднейшие, щеки кукольные. Ангелов так
рисовали. Но только странная муть гнездилась на дне ее глаз,  и
я понял, что это страх, - ей нечем было дышать "она умрет через
час", - подумал я совершенно уверенно, и сердце мое  болезненно
сжалось...


     Ямки  втягивались  в  горле  у девочки при каждом дыхании,
жилы надувались, а лицо  отливало  из  розоватого  в  легонький
лиловый  цвет.  Эту  расцветку я сразу понял и оценил. Я тут же
сообразил, в чем дело, и первый раз диагноз поставил совершенно
правильно,  и  главное, одновременно с акушерками - они-то были
опытны: "У девочки дифтерийный круп, горло уже забито  пленками
и скоро закроется наглухо..."


     -   Сколько   дней  девочка  больна?  -  спросил  я  среди
насторожившегося молчания моего персонала.


     -  Пятый  день,  пятый,  -  сказала  мать и сухими глазами
глубоко посмотрела на меня.


     -  Дифтерийный  круп,  - сквозь зубы сказал я фельдшеру, а
матери сказал: - Ты о чем же думала? О чем думала?


     И в это время раздался сзади меня плаксивый голос:


     - Пятый, батюшка, пятый!


     Я  обернулся  и  увидел  бесшумную,  круглолицую  бабку  в
платке. "Хорошо было бы, если б бабок этих вообше на  свете  не
было", - подумал я в тоскливом предчувствии опасности и сказал:


     -  Ты,  бабка,  замолчи, мешаешь - Матери же повторил: - О
чем ты думала? Пять дней? А?


     Мать вдруг автоматическим движением передала девочку бабке
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама