Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Василий Ян Весь текст 760.07 Kb

Батый

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 65
ятью по зубам. Я сказал, что если он сделает еще шаг, то мой меч пронзит
его грудь под ребро...
   - Ты поступил как верный нукер,- сказал Бату-хан.- Я возвеличу  тебя.
Где сотник Арапша?
   - Он потащил гонца в свою юрту.
   - Для чего?
   - Чтобы отрезать ему левое ухо...
   Бату-хан задумался, его глаза скосились. Потом он рассмеялся:
   - Как тебя звать?
   - Мусук.
   - Где я тебя видел?
   - Ты меня видел, когда я ловил для тебя гнедого жеребца. На  нем  те-
перь ездит сотник Арапша. Он меня взял в свою сотню.
   - Узнаю Арапшу. Плохо тем, кто становится ему на дороге. Но он не за-
бывает тех, кто оказал ему услугу. Ступай.
   Дозорный ушел. Бату-хан снова начал говорить, обращаясь к Хаджи Рахи-
му:
   - Я веду войска на запад и знаю, что я там встречу. Мои  лазутчики  и
купцы, посланные мной в земли урусутов, мне все рассказали...  Я  покорю
урусутов и те народы, которые живут дальше, за ними. Покорить  урусутов,
этих лесных медведей, будет нетрудно. Они все разбиты на маленькие  пле-
мена, и их ханы-коназы ненавидят друг друга. У них до сих  пор  не  было
своего Чингиз-хана, который собрал бы их в один народ. Я посажу в их го-
родах моих баскаков, чтобы собирать налоги, а сам пойду дальше, до  Пос-
леднего моря - бросать под копыта моего коня встречные  народы...  Тогда
на всю вселенную опустится монгольская рука!..
   В шатер бесшумно вошел грузный и широкий  Субудай-багатур.  Он  круто
повернулся к двери и, подняв руку к широкому уху, внимательно прислушал-
ся. Видна была только его сутулая круглая спина в старом синем  шелковом
чапане, покрытом жирными пятнами. Затем, недовольно косясь на Хаджи  Ра-
хима, он подошел, шаркая кривыми ногами, к Бату-хану,  кряхтя  склонился
до земли и опустился на колени. Бату-хан выждал, пока он выполнил обяза-
тельный земной поклон, и попросил старого полководца сесть рядом.
   Субудай опять покосился на Хаджи Рахима и вздохнул, громко сопя.
   - Говори все, не бойся! Мой учитель предан мне и молчалив, как придо-
рожный камень.
   - То, что я говорил раньше, подтверждается. Гуюк-хан привел  сюда,  к
нашему лагерю, свою тысячу. Я усилил охрану  и  приказал,  чтобы  никого
близко не подпускали. Другие ханы тоже прибыли,  вопреки  приказанию,  с
отрядами по нескольку сот воинов. Более крупные их отряды стоят  недале-
ко, и если ханы поднимут тревогу, войска могут явиться сюда немедленно.
   - Что же делать? Драться?
   - Это будет видно сегодня вечером. "Бешеные" и "непобедимые"  нагото-
ве..."
 
   Глава девятая. ВЕЛИКИЙ СОВЕТ ЧИНГИЗИДОВ
 
   Ненависть, гнев и зависть
   преобладают в природе этого народа.
   Рашид эд-Дин.
 
   Вечер был спокойный, без ветра. Легкий дождь прибил докучливую  пыль.
Кругом пылали костры и доносился запах жареного бараньего сала.
   Ханы подъезжали с пьяным смехом и грубыми возгласами. Они  остановили
коней в десяти шагах от большого золотисто-желтого шатра,- дальше их  не
пустили тургауды, преградив путь копьями.  Ханы  хотели  гурьбой  напра-
виться к шатру, но три главных шамана встали перед ними;
   - Проходите между огнями. Мы обкурим вас священным дымом. Он  очистит
сердца от злых помыслов, прогонит черных духов тьмы.
   Часовые стояли двумя рядами по сторонам дорожки, ведущей к шатру. Ха-
ны и их военачальники проходили медленно,  останавливаясь  около  восьми
жертвенников, сложенных из камней и глины. На них дымились костры. Шама-
ны размахивали опахалами, сплетенными из камыша, раздували огонь, стара-
ясь, чтобы дым направился в сторону ханов. Другие шаманы колотили в буб-
ны и громко распевали старинные заклинания.
   У входа в шатер двое дозорных поддерживали копьями дверную  занавеску
и, наклонившись, наблюдали, чтобы входившие не коснулись ногой священно-
го порога.
   Внутри шатра, на высоких бронзовых  подставках,  горели  светильники,
распространяя аромат амбры, мускуса и алоэ. Кругом на разостланных пест-
рых коврах лежали сафьяновые и шелковые подушки. В глубине шатра  с  по-
толка спускалась, закрывая заднюю стенку, широкая малиновая шелковая за-
навеска, расшитая золотыми птицами и цветами.
   Субудай-багатур, в парадной китайской одежде, сверкая золотом,  стоял
у входа и приглашал входивших снимать оружие и складывать его  у  двери,
затем проходить дальше и садиться по правую сторону. Менгу-хан и  четыре
брата Бату-хана расположились слева. За ханами садились их главные  вое-
начальники, знатнейшие нойоны и багатуры.
   Гуюк-хан, в красных сафьяновых, сапожках на очень  высоких  изогнутых
каблуках, вошел последним, переступая мелкими шажками. Его пухлый  живот
был перетянут парчовым поясом, за который был засунут китайский кинжал с
нефритовой рукоятью. Синий шелковый чапан был застегнут большими рубино-
выми пуговицами. Под чапаном виднелась  малиновая  безрукавка,  расшитая
золотыми драконами.
   Презрительно улыбаясь, Гуюк-хан сел в глубине шатра и обвел всех  по-
дозрительным взглядом. За ним пытались пройти три монгольских телохрани-
теля, но Субудай-багатур зашипел на них:
   - Назад! Кто вам разрешил входить на совещание князей?
   Гуюк-хан вмешался:
   - Пусть остаются! Пусть учатся, как управлять!
   - Арапша! Выброси их! - крикнул Субудай.
   Пришедшие монголы настойчиво лезли к Гуюк-хану. Арапша схватил  сзади
одного и выволок из шатра. Братья Бату-хана поднялись и  вытолкали  двух
остальных.
   Вошли три раба в китайских просторных одеждах и внесли золотые с узо-
рами подносы, на которых стояли простые деревянные аяки с пенящимся  бе-
лым кумысом. Эти серые обкусанные чашки хранились у Бату-хана как святы-
ня: из них пил когда-то сам великий Чингиз-хан. Все посматривали с  поч-
тением на эти старые аяки, столь обычные в  юртах  бедняков..  Чаш  было
одиннадцать, по числу ханов из рода Чингизова. Рабы  стояли  неподвижно,
держа подносы на вытянутых руках.
   Субудай прошел в глубь шатра и осторожно отдернул малиновую, расшитую
золотом занавеску. За ней на широком и низком троне, отделанном золотыми
украшениями, сидел строгий и неподвижный Бату-хан. На нем была перелива-
ющаяся искрами блестящая стальная кольчуга, китайский золотой шлем с на-
затыльником, украшенный наверху большим, с голубиное  яйцо,  алмазом.  С
шлема свисали по сторонам четыре хвоста чернобурых лисиц.
   На груди Бату-хана красовалась на золотой цепи большая овальная золо-
тая пластинка, пайцза, с изображением  головы  разъяренного  тигра.  Эту
пайцзу получил из рук самого Чингиз-хана отец Бату-хана, суровый и  сме-
лый Джучи-хан. Голова тигра означала повеление кагана: "Все должны пови-
новаться хранителю этой пайцзы, как будто мы сами приказываем". На коле-
нях Бату-хан держал китайский меч с длинной рукоятью, блистающей алмаза-
ми.
   Все затихли, впиваясь взглядами в  мрачного  джихангира.  Он  смотрел
вперед, поверх людей, с каменным лицом и сдвинутыми бровями,  как  будто
далекий от обычных земных дел.
   Гуюк-хан несколько мгновений сидел неподвижно, затем повернулся к си-
дящему рядом хану Кюлькану и шепнул так, чтобы другие слышали:
   - Полевая крыса, которая думает, что похожа на льва!
   Субудай-багатур опустился перед троном на колени и сказал:
   - В этом походе джихангиром объявлен Бату-хан, - он справедливый,  он
безупречный, он смелый! Ему подобает называться "Саин-хан" - доблестный!
Вы видите золотую пайцзу на его крепкой груди и знаете, что означает го-
лова разъяренного тигра. Окажите почет Бату-хану, как будто  перед  вами
сам Священный Правитель. Если все войско будет  повиноваться  Саин-хану,
как оно повиновалось единственному и величайшему, то вся вселенная будет
лежать под копытами наших коней. Преклонитесь перед джихангиром!
   Братья Бату-хана поднялись, сложили руки на груди и пали  ничком.  За
ними Менгу-хан и некоторые старые полководцы также встали и сделали зем-
ной поклон, поцеловав ковер. Семь царевичей, косясь на Гуюк-хана,  оста-
вались неподвижными.
   У Бату-хана чуть дрогнули губы:
   - Раздайте чаши!
   Субудай сжался, еще более сгорбился и сделал знак рабам. Они  с  бес-
шумной ловкостью обошли всех чингизидов и передали им старые  деревянные
чаши с кумысом. Такую же простую чашу взял Бату-хан и,  держа  ее  перед
собой, готовился произнести моление.
   Гуюк не дал ему этого сделать. Он заговорил,  торопясь  перебить  Ба-
ту-хана, желая показать, что он, наследник престола великих каганов, яв-
ляется высшим ханом на этом собрании:
   - Первые капли нашего родового кумыса из этих древних  священных  чаш
мы выпьем за процветание, величие, здоровье и могущество великого влады-
ки всех монголов и повелителя ста семидесяти других подчиненных ему  на-
родов, хранимого вечным синим небом кагана Угедэя....
   Некоторые ханы поднесли чаши к губам и стали пить,  другие  выжидали,
посматривая на Бату-хана. Он продолжал оставаться неподвижным и в насту-
пившей тишине, растягивая слова, громко сказал:
   - Первую чашу нашего кумыса мы выпьем в память Священного  Правителя,
ушедшего от нас повелевать заоблачным миром, того  величайшего  воителя,
кто приказал начать этот поход, чтобы пронести ужас  монгольского  имени
до последних границ вселенной!..
   Бату-хан медленно выпил чашу до дна, оставшиеся капли вылил на руку и
провел ею по груди. Все царевичи немедленно  припали  губами  к  чашам,-
разве можно отказаться выпить в память великого Чингиз-хана!
   Рабы принесли серебряные подносы с золотыми кубками и чащами  различ-
ной формы и стали их наполнять кумысом из. висевшего около двери большо-
го телячьего бурдюка. Все пили за великого создателя монгольской державы
и за предстоящие победы.
   Бату-хан снова заговорил тихо, но его слова звучали  четко  в  шатре,
где все сидели неподвижно, предчувствуя, что теперь могут вырваться  на-
ружу тайные злобные страсти, кипевшие у чингизидов:
   - Мы сейчас будем говорить о том, что в этом походе полезно и что  не
нужно. Вот что я хочу вам объявить...
   Гуюк дергался на месте, шептался с двумя  соседними  ханами.  Он  уже
раньше, днем, выпил слишком много хмельного тирана, и глаза его налились
кровью. Он закричал хриплым, яростным голосом:
   - О чем ты можешь объявить? Кто тебя захочет слушать? Тебе ли  сидеть
на троне, тебе ли начальствовать над войсками? - и, захлебываясь от сме-
ха, Гуюк повернулся к другим ханам: - Не правда ли, что Бату-хан не  что
иное, как баба с бородой! Я прикажу последнему из  моих  нукеров  побить
его поленом!
   Приближенный Гуюк-хана полководец Бури во весь голос завопил:
   - Га, га! Дай это сделать мне! Я ткну Бату-хана пяткой, свалю  его  и
растопчу!
   Царевич Кюлькан смеялся, пьяно взвизгивал и старался перешагнуть  че-
рез сидевших вокруг него ханов:
   - Воткни этой бабе с бородой деревянный хвост! Пропустите меня, я это
сделаю!
   По знаку Гуюка все его сторонники вскочили и, доставая  из-за  пазухи
ножи, толкая друг друга, бросились к трону.
   Голова Бату-хана ушла в плечи, зубы оскалились,  глаза  обратились  в
щелки. Он вдруг выпрямился, отбросил в сторону меч и выхватил из-за  го-
ленища короткую плеть. С размаху он стал колотить ею по  головам  насту-
павших на него ханов:
   - Я проклинаю великим проклятием тех, кто в походе не повинуется джи-
хангиру! А тебе, Гуюк, не бывать великим ханом, как не летать курице над
облаками! Назад! На колени!
   Вдруг прогремел хриплый, яростный голос Субудай-багатура:
   - Ойе! Урянх-Кадан! Зови "бешеных" и "непобедимых"!
   Молодой сильный голос повторил:
   - "Непобедимые" и "бешеные", сюда!
   Из-за занавески, из кожаных сундуков, из-за скатанных ковров мгновен-
но выскочили монгольские воины. Одни бросились к  Бату-хану,  подхватили
его на руки, и он исчез за полотнищами шатра. Другие воины колотили  ме-
тавшихся ханов кулаками прямо в лицо, опрокидывали их и тащили  за  ноги
из шатра,
   Бронзовые подставки с горевшими светильниками повалились на дерущихся
ханов. В шатре стало темно. Последние ханы и  нойоны  старались  ползком
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 65
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама