Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Статьи - Ямпольский М. Весь текст 1052.32 Kb

Беспамятство как исток (читая Хармса)

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 90
рассказывать о нем и не стоило бы. Вот, например, случай:
     Одна  муха  ударила  в  лоб  бегущего мимо господина, прошла сквозь его
голову и вышла  из  затылка.  Господин,  по  фамилии  Дернятин,  был  весьма
удивлен... (ПВН, 293)
     Удивление Дернятина понятно. Событие такое случается очень редко. Может
быть,  единожды за всю историю. Это настоящий случай\ Такой случай не
может быть назван словом. Его абсолютная единичность, уникальность исключает
существование словарного определения для  него.  Слово  "случай"  похоже  на
слово  "предмет".  Оно  является  родовым  понятием  для  чего-то совершенно
уникального. Случай должен быть либо описан, либо он должен получить имя, не
имеющее смысла, например "Пассакалия No I". Описание случая в конечном счете
-- это форма его каталогизации, его называния.
     В  хармсовском  цикле  "Случаи"  первый  "случай"  называется  "Голубая
тетрадь   No   10".  Публикатор  Хармса  А.  А.  Александров  так  объясняет
происхождение этого названия:
     Рассказ первоначально был записан Хармсом в небольшую тетрадь,  обложка
которой  была  обтянута голубым муаром, и значился там под No 10 -- отсюда и
его название (ПВН, 528).
     Название этого  "случая"  случайно.  Невозможно  представить  себе  его
происхождение   иначе,   чем   в   результате   чисто   случайного  стечения
обстоятельств. Сам рассказ  --  случай,  как  и  почти  любой  текст,
который  волей случая складывается именно из этих слов, именно в эту минуту,
именно на этом листе бумаги. Поэтому название "случай" относится также  и  к
форме  его  регистрации.  Хармс  в  данном  тексте  играет двумя названиями.
"Случай" : "Голубая тетрадь No 10". Одно заглавие озаглавливает другое. Одно
без другого не может существовать. "Случай" потому, что "Голубая тетрадь  No
10" -- случайность. Приведу целиком текст первого "случая":
     Жил  один рыжий человек, у которого не было глаз и ушей. У него не было
и волос, так что рыжим его называли условно.



     Предмет, имя, случай 33

     Говорить он не мог, так как у него не было рта. Носа у него не было.  У
него  не  было  даже  рук  и ног. И живота у него не было, и спины у него не
было, и хребта у него не было, и  никаких  внутренностей  у  него  не  было.
Ничего  не  было!  Так  что непонятно, о ком идет речь. Уж лучше мы о нем не
будем больше говорить (ПВН, 353).
     Описанный  "рыжий",  конечно,  вариант  все  того  же   несуществующего
"предмета",  все  того  же Лигудима. Это существо -- чистая умозрительность,
совершенно "идеальное", негативное тело, о котором  нельзя  сказать  ничего,
"так что непонятно, о ком идет речь". Речь идет о столкновении с "предметом"
как  чистым  смыслом,  и  это  столкновение  называется  "случай",  как  и в
"Пассакалии No I".
     На полях этого текста Хармс пометил -- "против  Канта".  Действительно,
этот  "случай"  вписывается  в  почтенную  историю философствования, берущую
начало в первом из "Размышлений о первой философии" Декарта. Декарт  исходит
из  радикального  сомнения  в  данных  эмпирических ощущений. Он в том числе
подвергает  сомнению  представления  о  существовании  таких,  казалось  бы,
самоочевидных  объектов, как части нашего собственного тела: "глаза, голова,
руки и все остальное тело" в принципе неотличимы  от  иллюзий,  испытываемых
нами  в сновидениях. Стремясь найти безусловные основания для знания, Декарт
пишет, что, хотя
     глаза, голова, руки и подобное могут быть воображаемыми, все же следует
признать, что существуют еще более простые и общие вещи, которые  истинны  и
существуют...27
     Эти  "общие  вещи"  относятся  к  разряду  философских  универсалий  --
протяженность, количество, число, величина. Это картезианское "эпохе",  если
использовать феноменологический термин, было обосновано Кантом, превратившим
декартовские  категории  в  априорные  трансцендентальные  понятия,  которые
предшествуют всякому знанию и делают  знание  как  таковое  возможным.  Кант
замечает:
     Мы  не  можем  мыслить  ни  одного  предмета иначе как с помощью
категорий; мы не можем познать ни одного мыслимого предмета иначе как
с помощью созерцаний, соответствующих категориям28.
     Кант  попытался  заложить  основы  чистой,  "рациональной"  психологии,
которая  имеет  априорный  характер  и исключает любой элемент эмпирического
знания о предмете. В  рамках  такой  психологии,  даже  когда  речь  идет  о
саморефлексии,  редукции  должны  быть подвергнуты любые эмпирические данные
обо мне самом, например данные о моем теле (все те же декартовские  "глаза",
"голова", "руки"). Мысль в рамках такой психологии,
     если  она  должна  быть  отнесена  к предмету (ко мне самому), не может
содержать ничего иного, кроме трансцендентальных предикатов пред-
     _________
     27 Descartes. Meditations touchant и la premiere philosophic  //
Descartes. Oeuvres et lettres. Paris: Gallimard, 1953. P. 269-270.
     28  Кант.  Критика  чистого  разума  /  Пер. Н. О. Лосского. М.:
Мысль, 1994. С. 117.



     34 Глава 1

     мета;  ведь  самый   ничтожный   эмпирический   предикат   нарушил   бы
рациональную чистоту и независимость этой науки от всякого опыта29.
     В  такой  перспективе  мышление  не  может  содержать в себе восприятия
предмета, а только возможность его. Чистое мышление у Канта не дает знаний о
предмете, а связано лишь с некими логическими функциями. Чисто умозрительный
"предмет" оказывается лишенным любых данных восприятия, телесности, например
как в хармсовском тексте, где человек не имеет глаз и  ушей,  как  не  имеет
вообще  никакого  тела,  ведь  последнее  относится  к  сфере  эмпирического
чувственного опыта. Мыслимый "предмет" поэтому, как часто у Хармса, невидим.
     С какой стати Хармс в самом  начале  своего  цикла  обращается  к  этой
абстракции?  Согласно  Канту, эмпирический опыт должен быть отметен в рамках
трансцендентального метода потому, что на его основании невозможно  получить
никакого  сколько-нибудь надежного знания. Ведь у такого знания всегда будет
шаткая эмпирическая база. Условно говоря, на основании нашего  эмпирического
опыта  мы  будем  считать,  что  муха не может пройти сквозь голову бегущего
человека и выйти из его затылка. В рамках логической умозрительности  этому,
однако, ничто не препятствует.
     В рамках эмпирического знания слишком многое зависит от капризов опыта,
от одного  единичного случая. Все здание эмпирического опыта, таким образом,
в конечном счете опирается на случай или на предположение, что такой  случай
невозможен, так как опыт его не зарегистрировал.
     Первый  "случай"  Хармса  и  описывает  существование человека, который
живет вне эмпирического опыта, то есть вне сферы случайности,  которая  есть
сфера существования.
     7

     Здесь  уместно  вспомнить  фразу  из  декларации  ОБЭРИУ: "Вы как будто
начинаете возражать, что это не тот предмет, который  вы  видите  в  жизни?"
Такого  человека быть не может, возражает воображаемый читатель, основываясь
на своем  эмпирическом  опыте.  Тогда  Хармс  ему  возражает:  именно  такой
"предмет"  только и может существовать, потому что это именно предмет чистой
мысли, никак не связанный со случайностью.
     Существование   такого    "предмета",    однако,    эквивалентно    его
несуществованию. Более того, Хармс предлагает читателям случай, повествующий
о  "предмете",  изначально  помещенном вне сферы случайного. Чисто случайно,
как случайно возникло название этого  случая,  существовал,  то  есть
не  существовал  человек,  мыслить  которого  можно исключительно вне
сферы случайного.
     Ситуация оказывается, пожалуй, даже более  логически  трудной.  Дело  в
том, что сама случайность существования такого человека ло-
     _______
     29 Там же. С. 242.



     Предмет, имя, случай 35

     гически  доказывает,  что  этот человек не существовал. Выходит,
что   логический   вывод    в    данном    случае    базируется    на
случайности,  то  есть на чем-то лежащем вне оснований логики. Такова
апория первого "случая".
     Если у такого "внеэмпирического" тела отнять все  атрибуты  телесности,
то  есть  все связанное со случайностью, то и тело само исчезнет. А отсюда и
вывод: "Ничего  не  было!"  Не  было  ничего,  что  может  быть  отнесено  к
случайности, то есть к случаю. Речь идет, однако, не просто о некой пустоте,
чистой  негативности, абсолютном небытии. Хармс дает иную формулировку: "Так
что непонятно, о ком идет речь".
     На самом деле Хармс опять касается вопроса о назывании -- о имени. Если
это бестелесное тело, лишенное акциденций, то оно  не  может  быть  названо.
Именем  обладает  только единичное, то есть принадлежащее миру случайностей.
Трансцендентальное  не  имеет  имени.  Сфера  смыслов,  как  мы  уже  знаем,
оказывается  по  ту  сторону  наименования. Мы можем предположить, что "один
рыжий человек" -- это что-то вроде  хармсовской  версии  Бога,  не  имеющего
имени.
     Первый  "случай",  таким  образом,  говорит  об  условиях невозможности
случая. Рыжего человека не было. "Ничего не было". Имени для такого  "случая
небытия"  нет.  "Случай" этот не может быть назван прямо, но только косвенно
-- "случай" или, по прихотливой ассоциации (случайно), --  "Голубая  тетрадь
No  10".  Это  просто  "предмет".  "Предмет",  который  не может быть назван
потому, что для случайного нет слова, а для трансцендентального -- имени.
     Есть, однако, определенный класс случаев, которые могут быть обозначены
некими понятиями. Этот класс случаев особенно интересует Хармса.  Я  имею  в
виду -- смерть или падение. Смерть или падение не являются чем-то совершенно
уникальным,  неслыханным, беспрецедентным. Они относятся к случаям не в силу
уникальности, а в силу непредсказуемости. Идет  человек  и  падает.  Падение
случайно  потому,  что  оно  нарушает  автоматизированный  ритм  ходьбы, оно
вторгается в существование человека как случайность.
     Смерть также случайность, едва ли не самое  полное  воплощение  случая.
Никто  не  может  предугадать,  когда  он  умрет,  смерть не зависит от воли
человека30.
     Между падением и смертью есть, однако,  существенная  разница.  Падение
случайно,  но  не  обязательно.  Нет,  вероятно,  людей,  которые бы в жизни
никогда не падали, но нет и закона, делающего падение  человека  неизбежным.
Падение -- не телеологично.
     _______________
     30  В  конце  тридцатых  годов,  когда  жизнь писателя стала совершенно
невыносимой, в дневнике его стали появляться  обращения  к  Богу  и  просьбы
даровать ему смерть:
     23 октября 1937: "Боже, теперь у меня одна единственная просьба к тебе:
уничтожь  меня, разбей меня окончательно, ввергни в ад, не останавливай меня
на полпути, но лиши меня надежды и быстро уничтожь меня во веки веков" (ГББ,
133--134). 12 января 1938: "Удивляюсь человеческим силам. Вот уже 12  января
1938  года.  Наше  положение  стало  еще много хуже, но все еще тянем. Боже,
пошли нам поскорее смерть" (ГББ, 137).
     Смерть посылается извне как "случай". Смерть, как  известно,  пришла  к
Хармсу совсем не так, как он того молил.



     36 Глава 1

     Смерть -- неизбежна. Ею всегда завершается жизнь человека, а потому она
является  ее  "целью"  --  "телосом".  При  этом каждый раз она наступает от
разных  причин.  Причин   множество,   а   финал   один.   Смерть   --   это
случайная реализация неизбежного.
     Смерть  --  "телос"  человеческой жизни. Но'человек считает своей целью
бессмертие. Хармс так сформулировал для себя эту дилемму:
     Цель всякой  человеческой  жизни  одна:  бессмертие.  <...>  У  земного
человека  есть  только два интереса: земной -- пища, питье, тепло, женщина и
отдых -- и небесный бессмертие. <...> Все земное свидетельствует  о  смерти.
<...>  Есть одна прямая линия, на которой лежит все земное. И только то, что
не лежит на этой линии, может свидетельствовать о бессмертии. <...> И потому
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 90
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама