Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Статьи - Ямпольский М. Весь текст 1052.32 Kb

Беспамятство как исток (читая Хармса)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 90
легчайшего  дуновения  ветерка  было  бы  достаточно, чтобы наклонить его на
несколько секунд дуги; и этим не только было бы решено его падение, было  бы
предопределено  и  направление  этого  падения,  которое  бы  совпало  бы  с
направлением первоначального наклона. Таким  образом,  совершенно  ничтожная
причина,  ускользающая  от  нас  по  своей  малости,  вызывает  значительное
действие, которого мы не можем предусмотреть, и тогда мы  говорим,  что  это
явление представляет собой результат случая35.
     С  точки  зрения Пуанкаре, случайность складывается из микроскопических
причин,  просто  не  попадающих  в  поле  нашего  внимания  или   понимания.
Случайность  оказывается заключенной не в падении, следующем законам физики,
а именно в этих многообразных причинах,  столь  же  темных,  как  и  причины
смерти.  Сам  характер падения и его направление предрешены этими причинами.
Дуновение ветерка входит в систему событий, которые и называются "падением".
Но тогда двух одинаковых падений не бывает.

     9

     У Хармса есть рассказы, в которых падение  или  умирание  растянуты  во
времени и превращены в целую серию иных "случаев". Например, рассказ "Смерть
старичка". Смерть старичка начинается как раз с падения:
     У  одного  старичка  из  носа выскочил маленький шарик и упал на землю.
Старичок нагнулся, чтобы поднять этот шарик, и тут у него из глаза выскочила
маленькая палочка и тоже упала на землю. <...> В это время  у  старичка  изо
рта  выскочил  маленький  квадратик.  Старичок  схватил  рот рукой, но тут у
старичка из рукава выскочила маленькая мышка (ГББ, 50).
     __________
     35 Пункаре Анри. Наука и метод  //  Пуанкаре  А.  О  науке.  М.:
Наука, 1983. С. 322--323.



     Предмет, имя, случай 41

     Старичок  постепенно разваливается, из него вылетают странные предметы,
наконец глаз его мертвеет и перестает  двигаться.  Хармс  заключает  рассказ
следующей фразой: "Так настигла коварная смерть старичка, не знавшего своего
часа".
     Телесность   умирающего  старичка  характерна  для  мира  Хармса.  Тело
старичка начинено непредсказуемыми  "предметами"  --  шариком,  квадратиком,
мышкой  и  даже  прутиком, на конце которого сидит птичка. "Коварная смерть"
связана именно с непредсказуемостью наполнения тела, с неопределимостью тела
как  "предмета".  Весь  процесс  смерти  описан  именно   как   совокупность
"случаев",   как  нечто  непредсказуемое.  Непредсказуемость  состава  тела,
понимаемого как умозрительный "предмет", и  придает  смерти  характер  серии
неожиданностей,  "случаев".  Серийность  случайностей  связана с невыразимой
серийностью состава "предмета".
     Смерть старичка имеет у Хармса подчеркнуто внешний  характер.  Умирание
никак  не заключено внутри тела, оно обнаруживается через последовательность
внешних проявлений.  Что-то  изнутри,  из  области  "невидимого"  неожиданно
выскакивает  наружу.  Смерть,  таким  образом,  оказывается как бы процессом
самообнаружения тела. При этом тело старичка, конечно, не является  телом  в
обычном  понимании этого слова. Это все тот же хармсовский предмет. Умирание
старичка похоже  на  исчезновение  "одного  рыжего  человека".  Из  старичка
выпадают  части,  которые  одновременно  и самообнаруживаются, и исчезают из
тела, как бы "убавляют" тело.
     Но главное  сходство  между  "метафизическим"  исчезновением  рыжего  и
смертью  старичка  заключается  в  том,  что  в  обоих "случаях" обнаружение
"предмета" сопровождается его исчезновением. Только во второй  версии  этого
события это обнаружение-исчезновение называется "смерть".
     "Случай"  у  Хармса  -- это обыкновенно столкновение с "предметом", это
его  предстояние,  которое  дается  в  основном  как  его   исчезновение   в
самообнаружении.  Отсюда  и значение смерти для цикла "случаев". Сам по себе
этот процесс сходен с генерацией "смысла", который  исчезает,  улетучивается
как  раз  в  тот  момент,  когда  он  возникает.  "Предмет" же Хармса -- это
нематериальный носитель смысла.
     Отсюда -- странный статус "случайного". "Случай" -- это столкновение  с
умозрительным  "предметом",  который  в  принципе  существует  по ту сторону
случайного, по ту сторону времени. Смерть поэтому идеальный "случай" -- ведь
это  особый  момент,  открывающий  измерение  вечности  или  небытия,
делающее  само  понятие  о  моменте  бессмысленным.  Не  поэтому ли "случай"
(воплощение единичности момента) в тот самый момент, когда он  "происходит",
уже перестает быть случаем.

Глава 2. ОКНО
     2   ноября   1931   года   Хармс  написал  письмо  Раисе  Ильиничне
Поляковской1, в котором он обращается к теме  окна.  Письмо  --  ироническое
признание в любви. Но начинается оно с описания некоего загадочного значка:
     Вы  не  забыли  значки на стенах в моей комнате. Очень часто попадается
такой значок: я называю его "окно".
     <...> Так вот, Раиса Ильинична, можете считать это за шутку, но до  Вас
я  любил  по-настоящему  один  раз. Это была Эстер (в переводе на русский --
Звезда). <...> Я разговаривал с Эстер не по-русски и ее имя писал латинскими
буквами: ESTHER.
     Потом я сделал из них монограмму, и получилось .
     Я называю ее окном, сквозь которое я смотрю на небо и  вижу  звезду.  А
звезду я называл раем, но очень далеким.
     И вот однажды я увидел, что значок и есть изображение окна. <...>
     И  вот  однажды  я  не  спал  целую  ночь. Я ложился и сразу вставал. Я
садился за стол и хотел писать. Я клал перед собой бумагу, брал в руки  перо
и  думал.  Я  знал.что мне надо написать что-то, но я не знал что. Я даже не
знал, должны это быть стихи, или  рассказ,  или  какое-то  рассуждение,  или
просто  одно  слово. <...> Я встал и подошел к окну. Я сел и стал смотреть в
окно. И вдруг я сказал себе: вот я сижу и смотрю в окно на... Но на что же я
смотрю? Я вспомнил: "окно, сквозь которое я смотрю на звезду". Но  теперь  я
смотрю  не  на  звезду.  Я  не знаю, на что я смотрю теперь. Но то, на что я
смотрю, и есть то слово, которое я не мог написать.
     Тут я увидел Вас. Вы подошли к своему окну в купальном костюме.  Так  я
впервые увидел Вас. Увидел Вас сквозь окно (ПВН, 459--460).
     Окно  Хармса -- очень необычный оптический "прибор". Это геометрическая
сетка, составленная из букв монограммы, имени, но в которой  буквы  слиплись
до  полной  нерасчленимости.  Буквы  здесь  так сплелись, что превратились в
"окно". Смотреть в это окно -- все равно что смотреть в имя -- Эстер, правда
преображенное  в  звезду.  Окно  Хармса  --  это  преобразователь  имени   в
пространственную,  геометрическую  структуру  и  геометрической  схемы  -- в
буквы.
     ___________
     1 А. А. Александров, по-видимому, ошибочно называет адресата Поляковой.
А. Кобринский и А. Устинов указывают на правильную  фамилию  --  Поляковская
(ГБР, 97, 172).



     Окно 43
     Смотреть  в  окно  означает  расшифровывать таинственную монограмму его
графики. Во время бессонной ночи Хармс пытается  увидеть,  понять,  ухватить
нечто.  Это  нечто,  конечно,  относится  к той же области, что и "предмет".
Постепенно  писателю  становится  ясно,  что  невидимый,   загадочный   этот
"предмет"  вписан  в  слово,  в  имя,  что  созерцание  "предмета"  и  слова
неотделимы друг от друга, как окно неотделимо от образующей его  монограммы.
Хармс  вглядывается  в  "окно",  но слово остается нерасшифрованным. И тогда
окно начинает действовать как транслятор образов в слова и  слов  в  образы.
Монограммная  сетка  оказывается реальным окном, за которым Хармс видит Раю.
Но Рая уже зашифрована в монограмму Эстер, потому что  Хармс  ранее  называл
звезду раем.
     Эта  игра  слов,  монограмм,  каламбуров,  пространственных  решеток  и
образов более серьезна, чем кажется с первого взгляда. Хармс объясняет:
     ...Вы стали для меня не только женщиной, которую я полюбил, но вошли во
все мои мысли и дела. Здесь дело не в каламбуре -- Рая и рай (ПВН, 461).
     Хармс описывает механизм вхождения в мысли, проникновения внутрь.  Окно
в  этом  смысле -- это еще и окно внутрь. Чтобы проникнуть внутрь, "предмет"
должен преобразоваться в  слово.  Увиденное  сквозь  сетку  окна  --  это  и
увиденное  сквозь  сетку букв, слов, речи, письма. Это уже вписанное внутрь.
Окно  создает  странную  нерасчленимость  слов  и  предметов.  Оно  помогает
разглядеть  в  предметах  имя. Имя предмета обнаруживается, если смотреть на
него в окно, которое  вписывает  в  видимое  начертания  монограммированного
алфавита.
     2
     У  письма  Поляковской  есть,  однако,  и  иной  смысл, который следует
рассмотреть  отдельно.  Рассмотрение  его  потребует  от   меня   достаточно
длительного экскурса в сторону от творчества Хармса.
     Для  начала  замечу,  что  Эстер  вовсе не значит "звезда". Хармс здесь
насилует семантику имени. Ход его рассуждений можно восстановить  с  большой
долей вероятности. Одним из возможных вариантов имени Эстер было имя Стелла.
Именно  так  называл,  например,  Свифт  свою корреспондентку Эстер Джонсон.
Существует  классический  текст,  в   котором   проводится   систематическая
ассоциация  Стеллы  со  звездой.  Это  "Астрофил  и Стелла" (или в дословном
переводе "Влюбленный в звезду и звезда") Филиппа Сидни. "Астрофил и  Стелла"
-- это  цикл  петраркистских  сонетов,  предполагающих двойной код чтения. С
одной стороны, стихи могли читаться как цикл любовной  лирики,  посвященный,
по общему мнению, Пенелопе Деверекс. С другой стороны, цикл имел мистический
характер и отражал увлечение Сидни астрологией и оккультной философией2.
     __________
     2  См.:  French  Peter  J. John Dee. The World of an Elizabethan
Magus. London: Routledge and Kegan Paul, 1972. P. 126-159.



     44 Глава 2
     Сидни ассоциирует глаза Стеллы со звездами -- сравнение, конечно, уже и
в XVI веке лишенное оригинальности:
     Есть две звезды -- глаза прелестной Стеллы,
     Что скажут мне судьбы моей пределы3.
     (перевод Э. Шустера)
     Девяносто девятый  сонет  цикла  описывает  ситуацию,  близкую  к  той,
которая  занимает Хармса в его письме, -- одинокий поэт во тьме, обуреваемый
неясными, невыразимыми образами:
     Когда глухая ночь дает всем знак,
     Что наступило наконец мгновенье
     Лишенные мишени стрелы зренья
     Укрыть в колчаны сна, насытив зрак, --
     Лежит мой ум, раскрыв глаза, и так
     Он видит формы тьмы и наслажденья;
     В гармонии в часы ночного бденья
     И траур ночи, и душевный мрак4.
     (перевод Л. Темина)
     Символический  смысл  ряда  стихов   Сидни   становится   понятным   из
сопоставления  с любовным циклом Джордано Бруно "Eroici furori", посвященным
Сидни  и  явно  вступающим  в  диалог  с  "Астрофилом  и  Стеллой"5.   Бруно
разъясняет,  что  эротическая  сторона  его  стихов должна пониматься в духе
неоплатонического Эроса. В цикле имеется эмблема двух звезд как двух глаз  с
подписью:  "Mors  et  vita".  Свет  звезд-глаз  в интерпретации Бруно -- это
обнаруживающий себя мистический божественный свет.  Бруно  поясняет:  "Таким
образом,  свет  прикрывается веками, и облачное небо человеческого разума не
проясняется проникновением в метафоры и загадки"6.
     Эдмунд Спенсер, друг Сидни, посвятивший ему  ряд  произведений,  создал
неоплатонические  гимны  "Небесной  любви"  и  "Небесной красоте", в которых
звезды прямо уподобляются божественному свету7.
     Было бы натяжкой возводить  письмо  Хармса  к  Стелле  Сидни.  В  обоих
случаях   мы   имеем,   однако,   единый  смысловой  ход,  питающийся  общим
послеренессансным культурным фондом8, в котором уже в сред-
     ____________
     3 Сидни Филипп. Астрофил и Стелла.  Защита  поэзии.  М.:  Наука,
1982. С. 33.
     4 Там же. С. 131.
     5  Цикл  Сидни  был завершен в 1583 году, но напечатан только в 1591-м.
Цикл Бруно был напечатан в 1585 году.
     6 Yates Francis A. Giordano Bruno and  the  Hermetic  Tradition.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 90
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама