Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Статьи - Ямпольский М. Весь текст 1052.32 Kb

Беспамятство как исток (читая Хармса)

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 90
     Идя на улицу, я всегда беру с собой толстую, сучковатую палку. Беру  ее
с  собой,  чтобы  колотить  ею  детей, которые подворачиваются мне под ноги.
Должно быть, за это прозвали меня капуцином (Х2, 99).
     Рассказчик превращается  не  только  в  капуцина,  но  и  в  императора
Александра Вильбердата. Имя легко переносится с тела на тело потому, что оно
исключительно  указатель,  дезигнат,  но  не  носитель смысла. Имя "капуцин"
(будь то монах или обезьяна) в своем значении, конечно, никак не зависит  от
сучковатой палки для избиения детей.

     5

     Вернемся  к  тексту  про человека, чье имя столь незначительно, что оно
неотвратимо забывается и потому заменяется Хармсом вымышленным именем Андрей
Головой.  Дальше  тот  же  текст  разворачивается  неожиданным  образом  как
описание  сновидения  Голового, сначала герой видит себя на зеленой лужайке,
но постепенно в сон проникает что-то неопределимое:
     Тут, как  бывает  во  сне,  произошло  что-то  непонятное,  что  Андрей
проснувшись  уже  вспомнить не мог. Дальше Андрей помнит себя уже в сосновой
роще. Сосны стояли довольно редко и небо было хорошо видно. Андрей видел как
по небу пролетела туча. Тут опять произошло что-то непонятное,  чего  Андрей
потом даже не мог вспомнить (МНК, 150),
     Забвению  имени  в  первой  части рассказа соответствует амнезия второй
части. Андрей не может вспомнить, что он  видит.  Человек  с  незапоминаемым
именем  сталкивается  с невспоминаемьм объектом, который и может быть назван
"предметом". Разница между двумя амнезиями заключается в  том,  что  имя  не
имеет смысла, оно едва связано с телом и стирается из памяти, в то время как
"предмет"  сопротивляется называнию, хотя и неотделим от структуры слова, от
которой он с трудом отслаивается лишь как умозрительная абстракция.
     Хармс определяет место явления "предмета" -- сон. Но  сон  также  имеет
"место"  --  это  "сосновая роща". Сама структура слова "сосновая" -- не что
иное, как трансформация слова  "сон":  со  сна  --  сосна.  Сон  является  в
сосновой   роще.  Невозможность  удержать  "сон"  в  памяти  как  "предмет",
определить его, описать задается как раз  тем,  что  "предмет"  сон  и  есть
"сосновая  роща",  которая  не  является  сном,  но  выступает  как слово, в
структуру которого встроен неназываемый абстрактный "предмет".
     В данном случае слово насыщается смыслом, за которым  мерцает  предмет,
как значение этого слова, избегающее называния. Имя оп-

     Предмет, имя, случай 29

     ределяет  того,  кто  находится  в  собственном  сне,  который  тонет в
забвении. Андрей Головой24  помещен  в  текст  собственной  амнезии.  Такова
функция имени.
     "Предмет"  невозможно  вспомнить еще и потому, что он не знает времени,
он не принадлежит прошлому. Не знает времени, как  показал  Фрейд,  и  такой
"предмет",  как  сон.  "Предмет"  существует только теперь, но, как и всякая
умозрительность,  он  вечен  и  принадлежит  вневременному  настоящему.   Он
возникает  в  некоем пространстве вечности. В "Пассакалии No I" (1937) Хармс
так описывает место, в котором "предмет" являет себя:
     Тихая вода покачивалась у моих ног.
     Я смотрел в темную воду и видел небо.
     Тут  на  этом  самом  месте  Лигудим  скажет  мне  формулу   построения
несуществующих предметов
     (МНК, 229).
     Несуществующий  предмет  являет себя между водой и небом. В тексте 1940
года,  в  котором  вновь  речь  идет  о  "предметах",  в  качестве  такового
называется пыль:
     Как  легко  человеку запутаться в мелких предметах. Можно часами ходить
от стола к шкалу и от шкала к дивану и не находить выхода. <...>  Или  можно
лечь на пол и рассматривать пыль. В этом тоже есть вдохновение. Лучше делать
это  по  часам  сообразуясь со временем. Правда, тут очень трудно определить
сроки, ибо какие сроки у пыли? (МНК, 329)
     Пыль -- странный "предмет", он не имеет формы, границ и весь состоит из
мельчайших пушинок. Но главное даже не в  этом.  Пыль  --  это  зримый  след
времени,  и  вместе  с  тем  она  полностью  трансцендирует время. Слой пыли
означает, что в данном месте время как бы остановилось, что здесь  ничто  не
нарушало покоя, ничего не происходило, здесь не действовал человек. Это след
времени,  перешедшего  в атемпоральность. Отсюда замечание Хармса о том, что
за пылью лучше следить по часам, то есть наблюдать процесс ее накопления как
временной процесс. Но отсюда же следующее его замечание:
     "Правда, тут очень трудно определить сроки, ибо какие  сроки  у  пыли?"
Шпет отмечал, что смысл есть некий продукт истории, трансцендирующий время:
     Всякий   смысл   таит  в  себе  длинную  "историю"  изменения  значений
(Ве-deutungswandel).  <...>  То,  что  до  сих  пор  излагают  как   историю
"значений",  в  значительной  части  есть  история  самих  вещей <...> но не
"история" смыслов как идеальных констелляций мысли25.
     Он пишет о том, сколь безнадежен подход,
     когда  за  "историю  значения"   принимают   историю   вещи   и,
следовательно, resp. историю названия, имени26.
     ____________
     24  Любопытна эта "этимология" пустых, головных имен от слова "голова".
"Капуцин", хотя и происходит от итальянского capuccino --  "капюшон",
явно отсылает к латинскому caput -- "голова".
     25 Шпет Г. Г. Цит. соч. С. 418.
     26 Там же. С. 419.

     30 Глава 1

     Пыль  как раз такой "предмет", который как "вещь" имеет историю, но как
"предмет", то есть  как  "смысл",  трансцендирует  ее.  Смысл  пыли  --  это
обозначение  вневременного. В том же тексте Хармс пишет о созерцании воды --
еще одного "предмета" без формы,  прозрачного,  проницаемого  взглядом,  еще
одной модели идеальности:
     Мы  смотрели  на воду, ничего в ней не видели и скоро нам стало скучно.
Но мы утешали себя, что все же сделали хорошее дело. Мы  загибали  пальцы  и
считали.  А  что считали мы не знали, ибо разве есть какой-либо счет в воде?
(МНК, 329)
     В   "Пассакалии   No   I"   Лигудим,   обещавший   формулу   построения
несуществующих предметов, созерцает "предмет" воду:
     Прошло  четыре минуты, в течение которых Лигудим смотрел в темную воду.
Потом он сказал: "Это не имеет формулы. Такими вещами можно пугать детей, но
для нас это неинтересно. Мы не  собиратели  фантастических  сюжетов.  Нашему
сердцу  милы  только  бессмысленные  поступки.  Народное творчество и Гофман
противны нам. Частокол стоит между ними  и  подобными  загадочными  случаями
(МНК, 229).
     Невидимый    умозрительный    предмет,   который   созерцает   Лигудим,
противопоставляется иным объектам литературной  фантазии  --  несуществующим
"предметам"  сказок или романтических вымыслов Гофмана. Существенно, однако,
то,  что  созерцание  этого  "предмета",  не  имеющего  формулы,  неожиданно
описывается  Хармсом  как  "случай".  "Случай" -- важное понятие хармсовской
поэтики.  Лучшее  произведение  Хармса  называется  "Случаи".  В  истории  с
Лигудимом  Хармс  подводит под категорию "случая" обнаружение умозрительного
"предмета", существующего вне времени. Случай -- это парадоксальное  событие
столкновения  с  атемпоральным предметом, событие, однако, имеющее временную
длительность. Лигудим смотрит в темную воду "четыре  минуты".  Он  созерцает
вневременное в течение определенного промежутка времени. Нечто сходное Хармс
описывает  и  в созерцании пыли, которую следует созерцать с часами в руках.
Речь идет об измерении времени предстояния  перед  "предметом",  не  имеющим
временного измерения.
     "Пассакалия  No  I"  играет  на  нескольких временных пластах. В начале
текста повествователь ждет Лигудима. И это ожидание  также  отмечено  своего
рода "хронологией":
     Я  буду  ждать  до пяти часов, и если Лигудим за это время не покажется
среди деревьев, я уйду. Мое ожидание  становится  обидным.  Вот  уже  два  с
половиной часа стою я тут, и тихая вода покачивается у моих ног (МНК, 229).
     Неявление  Лигудима  аналогично  неявлению  "предмета".  Лигудим -- это
слово, за  которым,  собственно,  и  скрывается  "предмет".  Ситуация  почти
повторяет  историю с явлением сна Андрею Головому. Неявление предмета как-то
связано с ожиданием  Лигудима  у  воды.  В  обоих  случаях  мы  имеем  время
ожидания, спроецированное на объект, существующий вне времени.



     Предмет, имя, случаи 31

     Каким  образом  Лигудим  соотносится с "предметом", не имеющим формулы?
Что значит это имя, не имеющее смысла?
     Лигудим   --   древнееврейское   словосочетание,   обладающее   двойным
значением.  Первое  значение  --  "к  евреям".  Это  странное  имя, конечно,
отсылает к тексту с таким названием -- посланию апостола Павла к евреям. Это
послание трактует вопрос о двух заветах -- Ветхом и Новом. Два завета  здесь
противопоставлены  как  материальный  (Ветхий)  и идеальный (Новый). Образом
этого противопоставления является скиния завета. Павел  разбирает  структуру
скинии,   разделенной   на   две  части  завесой.  В  первую  скинию  входят
первосвященники с дарами, во вторую доступ разрешен лишь раз в год:
     Сим Дух Святый показывает, что еще не открыт путь во  святилище,
доколе  стоит  прежняя  скиния. Она есть образ настоящего времени, в которое
приносятся  дары  и  жертвы,  не  могущие  сделать  в  совести   совершенным
приносящего (9, 8--9).
     Эта  скиния  отмечена несовершенством, заключенным в ее материальности,
как и в материальности жертв, приносимых в ней. На  смену  Моисеевой  скинии
приходит Христос со своей новой, новозаветной,
     большею  и  совершеннейшею  скиниею,  нерукотворною (9,11). Ибо Христос
вошел не в рукотворное святилище, по образу истинного устроенное,  но
в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие (9, 24).
     Завеса  в  Моисеевой  скинии -- это знак настоящего времени, за которым
скрывается перспектива вечности и иного, нерукотворного,  невидимого,  чисто
умозрительного,   "предмета"   --   святилища,  лишенного  формы  и  облика,
собственно неба.
     "Пассакалия  No  I"  воспроизводит  структуру  завесы,  через   которую
проступают  контуры  невидимого  в  самом начале: "Я смотрел в темную воду и
видел небо". Вода -- здесь именно завеса, за которой располагается невидимый
"предмет" -- небо.  Ожидание  в  данном  случае  --  это  как  раз  фиксация
настоящего, за которым должна открыться перспектива атемпоральности.
     Второе  значение  имени  Лигудим  --  это  "вещи,  которые  никогда  не
существовали" --  в  принятом  теперь  произношении  "лагадам"  (Igdm  --
lahadam  --  аббревиатура  от /о hayou devarim meolam -- перевожу
каждое слово в  отдельности:  "не  существовали  вещи  никогда  ранее").  По
значению  Лигудим  оказывается  сходен с "Ноной". Имя это отсылает как раз к
несуществующему "предмету", формулу которого Лигудим  должен  открыть.  Речь
идет  о  предмете  будущего  (вечности),  на который только указывает завеса
настоящего.
     Лигудим, конечно, и есть тот несуществующий "предмет", которого  жаждет
рассказчик.  Рассказ  строится  как обман. Повествователь стремится получить
формулу  несуществующего  "предмета".  Такой  формулой  оказывается  имя  --
Лигудим.  Имя  может  быть формулой несуществования еще и потому, что оно не
связано со значением. Рассказчик не может опознать искомой  формулы  потому,
что имя


     32 Глава 1
     этого предмета для него не имеет смысла. Да и может ли иметь смысл имя,
указывающее на несуществование?
     "История  значения",  если  использовать  выражение  Шпета, это история
поиска  значения,  история  ожидания,  которое  вписывается  во   время,   а
следовательно,  и в повествование, но это, конечно, никак не история "вещи",
а тем более не история "предмета", истории не имеющего.

     6

     Что же такое "случай", о котором говорит Лигудим? Как  его  определить?
Возьмем  расхожее представление о случае. Это нарушение обычного хода жизни,
нарушение  жизненной  рутины.  Случай  --  это   что-то   необычное.   Иначе
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 90
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама