Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Статьи - Ямпольский М. Весь текст 1052.32 Kb

Беспамятство как исток (читая Хармса)

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 90
состоянии  филологических  знаний  о  Хармсе. В нем затронуты важные аспекты
творчества Хармса (в частности,  его  отношение  к  авангардной  традиции  в
России), которых я не касаюсь вовсе.
     Жанр  этой  книги определен в данном мной подзаголовке: "Читая Хармса".
Эта книга  мыслилась  мной  именно  как  опыт  прочтения.  Чтение,  конечно,
составляет  часть филологического или философского труда. Но в обоих случаях
чтение носит  специализированный  характер,  оно  ориентировано  на  решение
определенных   профессиональных   задач,   обусловленных   спецификой   этих
профессий. Мне же хотелось обратиться к чтению  как  к  неспециализированной
рефлексии,  к  чтению  как  свободному движению мысли внутри текста. Так, во
всяком случае, я определял для себя  выбранный  метод,  если,  конечно,  его
можно  назвать  методом.  Желание  восстановить  права  такого рода "чтения"
связано с тем, что  специализация  дисциплин,  к  сожалению,  оставляет  все
меньше пространства для свободной читательской рефлексии.
     Известную  трудность  в  работе  над  Хармсом  представляет  отсутствие
"научно" изданного и прокомментированного издания всех его текстов. Основной
корпус  писаний  Хармса  к  сегодняшнему  дню   обнародован,   но   подлинно
филологическое  издание  --  дело будущего. Лучшей, незаменимой публикацией,
безусловно,  является  четырехтомник  стихотворных  опусов,   подготовленный
Михаилом   Мейлахом   и  Владимиром  Эрлем  (Бремен,  1978--1988).  И,  хотя
комментарии к  этой  публикации  во  многом  устарели,  составители  привели
варианты  и  разночтения,  совершенно необходимые для работы над текстами. К
сожалению,  ничего  подобного  нет  применительно  к  прозаическим   опытам.
Исключительно  важной и стимулирующей для меня была публикация "философских"
опусов обэриутов в  журнале  "Логос"  (1993.  No  4),  подготовленная  Анной
Герасимовой.  Остается  лишь тешить себя надеждой, что будущие публикации не
опровергнут сказанного на страницах этой книги.
     Считаю своим  приятным  долгом  поблагодарить  людей,  способствовавших
появлению этой книги на свет.
     Прежде  всего,  выражаю  благодарность  Ире  Прохоровой, приютившей под
сенью "Нового литературного обозрения" мою предыдущую


     16
     книгу и мужественно давшую согласие довести до читателя и этот труд.
     Я признателен Бобу и  Джинджер  Комар,  в  чьем  гостеприимном  доме  в
Нью-Джерси  летом  1995  года  был набросан первый черновик. Целый ряд людей
помогли мне своими знаниями или любезным разрешением пользоваться имеющимися
в их распоряжении источниками. Это: Александр Барг, Александр  Генис,  Борис
Кардимон,  Ирад  Кимхи,  Илья  Левин,  Валерий  Мандель,  Лена Мандель, Орна
Пен-фил, Николай  Решетняк,  Андрей  Устинов.  Выражаю  также  благодарность
администрации  Нью-йоркского  университета,  предоставившей  мне  отпуск для
завершения книги.



Глава 1. ПРЕДМЕТ, ИМЯ, СЛУЧАЙ

     Манифеста  опасно  принимать  всерьез.  Они  пишутся  для  того,  чтобы
указать,  как  надо  читать  текст.  Иначе говоря, они созданы, чтобы
деформировать, "исказить" чтение. И все же велик искус увидеть в  декларации
ОБЭРИУ  документ,  отражающий  фундаментальную  программу группы. Искус этот
силен хотя бы потому, что декларация обэриутов слишком явно контрастирует  с
расхожим  мнением  о  принципах  их творчества. Связь обэриутов с заумниками
(Туфановым и через него  с  Хлебниковым)  слишком  очевидна.  Их  интерес  к
абсурду  --  общее  место  литературоведения.  Почему  в  декларации все это
отрицается совершенно категорически? Вот что говорится в ней:
     И мир,  замусоленный  языками  множества  глупцов,  запутанный  в  тину
"переживаний"  и  "эмоций",  --  ныне  возрождается  во  всей  чистоте своих
конкретных мужественных форм. Кто-то и посейчас величает  нас  "заумниками".
Трудно  решить,  что  это  такое:  сплошное  недоразумение  или  безысходное
непонимание основ словесного творчества? Нет школы более враждебной нам, чем
заумь. Люди реальные и конкретные до мозга костей, мы -- первые  враги  тех,
кто  холостит слово и превращает его в бессильного и бессмысленного ублюдка.
В своем творчестве мы расширяем и углубляем смысл предмета и слова, но никак
не разрушаем его. Конкретный предмет, очищенный от литературной и  обиходной
шелухи,  делается  достоянием  искусства. В поэзии -- столкновение словесных
смыслов выражает этот предмет с точностью механики. Вы как  будто  начинаете
возражать,  что  это  не  тот  предмет, который вы видите в жизни? Подойдите
поближе и потрогайте его пальцами. Посмотрите на предмет голыми  глазами,  и
вы увидите его впервые очищенньм от ветхой литературной позолоты1.
     Декларация  очень энергичная, но недостаточно ясная. Много общих слов о
конкретности, очищенности от шелухи, обнаружении предмета как  он  есть.  На
самом  общем  уровне  эти  темы  вписываются в постсимволистскую тенденцию к
возрождению  "плоти  слова",  его  "предметности",   характерную   как   для
футуристов, так и для акмеистов. И при этом смысл ее несколько иной.
     В  декларации уточняется, каким образом члены группы, каждый по-своему,
выполняют  задачу  очищения  и  углубления  смысла   предметов.   Введенский
"разбрасывает предмет на части, но от этого пред-
     ____________
     1 ОБЭРИУ <декларация> // Ванна Архимеда / Сост. А. А. Александрова. Л.:
Худлит, 1991. С. 457-458.



     18 Глава 1

     мет  не  теряет  своей  конкретности"2,  у  Заболоцкого  же "предмет не
дробится, но, наоборот, -- сколачивается и уплотняется  до  отказа,  как  бы
готовый  встретить  ощупывающую  руку зрителя"3. Особая задача стоит и перед
Хармсом,
     внимание  которого  сосредоточено  не  на  статической  фигуре,  но  на
столкновении  ряда  предметов,  на  их  взаимоотношениях.  В момент действия
предмет  принимает  новые  конкретные  очертания,   полные   действительного
смысла4.
     Уже из этих уточнений ясно, что "предмет" обэриутов -- нечто совершенно
иное,  чем  "предмет" или "вещь" иных представителей российского авангарда5.
Что значит, что он разбрасывается на части, но не теряет  конкретности,  что
он  "уплотняется  до  отказа"  или  "принимает  новые конкретные очертания"?
Почему "это не тот предмет, который вы видите в жизни"?
     Очевидно, что предмет обэриутов -- это вовсе  не  конкретный,  реальный
предмет. Мне кажется, что понятие "предмет" у обэриутов, столь центральное в
их  декларации, может быть соотнесено с контекстом первых феноменологических
исследований, донесенных в  Россию  прежде  всего  в  интерпретации  Густава
Шпета6.  Хармс  читает "Явление и смысл" Шпета в 1925 году (ГББ, 76). В этой
книге задача  философии  формулируется  так:  создать  научную  герменевтику
различных    форм   интеллектуальной   деятельности,   раскрывающей   "смысл
предмета".
     Гуссерль,   вслед   за   Брентано7,   показал,   что   наше    сознание
интенционально,  то  есть всегда сознание некоего предмета. При этом предмет
Интенциональности   дается   нам   через   синтез   множества    восприятии,
воспоминаний,   образов.   Предмет  Интенциональности  возникает  как  некая
идеальная константа, трансцендирующая постоянно меняющийся  поток  различных
форм  (фаз)  репрезентации  предмета.  Предмет,  таким  образом, оказывается
продуктом  сознания  и  одновременно  коррелятом   его   активности.   Через
формирование предмета осуществляется и формирование связанных с ним смыслов.
Идеальность  смысла  может  существовать  лишь  в  той  мере,  в  какой  она
связывается  с  единством  и  постоянством  предмета.  Эти   идеи   Гуссерля
представлены в шпетовском "Явлении и смысле". Гуссерль полагал,
     ___________
     2 Там же. С. 458.
     3 Там же. С. 459.
     4 Там же. С, 459.
     5  См.  попытку  осмыслить  обэриугское  понятие "предмета" в контексте
экспериментов  сюрреалистов  в  статье:  Цивьян  Татьяна.  Предмет  в
обэриутском  мироощущении  и  предметные  опыты  Магритта  // Русский
авангард в кругу европейской культуры: Материалы международной  конференции.
М., 1993.С. 151--157.
     6  Феноменология  в  двадцатые  годы  оказала  воздействие на целый ряд
мыслителей, среди которых, разумеется, доминируют Шлет и Лосев (о Лосеве мне
еще  неоднократно  придется  упоминать  в  этой  книге).  О  распространении
феноменологии   в   России  см.:  Haardt  Alexander.  Gustav  Shpet's
"Appearance  and  Sense"  and  Phenomenology  in  Russia  //  Shpet  Gustav.
Appearance  and Sense. Dordecht; Boston; London: Kluwer Academic Publishers.
1991. P. XVII-XXXI.
     7 Хармс упоминает Брентано в списке  книг,  с  которыми  он  знакомится
(ГББ, 76).



     Предмет, имя. случай 19

     что различные трансцендентальные теории восприятия, интуиции, воли и т.
д. должны будут со временем соединиться в общую теорию "предмета в целом"8 и
что эта "объективная теория" заменит собой психологию.
     Программа   обэриутов   похожа   на  гуссерлевскую  программу  описания
"предмета", данного в различных формах сознания.  Каждый  из  обэриутов  как
будто исследует собственную процедуру постулирования предмета и неотделимого
от  этого  "смысла". Один рассматривает формирование "предмета" в формах его
"разъятая", иной в формах "уплотнения" и т. д.

     2

     Шпет  подробно  останавливается  на  понятии  "предмет"   в   контексте
словесного  творчества  в  своих  "Эстетических  фрагментах"  (1922). Прежде
всего, он различает два типа предметности.  Первый  --  номинативный,
второй   --  смысловой.  Номинативная  предметность  --  это  простое
указание  на  предмет,  как  в  словаре.  Номинативную   предметность   Шпет
сравнивает со стоическим "лектон". Шпет поясняет:
     Словарь  не  есть  в  точном  смысле  собрание  или  перечень слов с их
значениями-смыслами, а есть перечисление имен языка, называющих вещи,
свойства,  действия,  отношения,  состояния,   и   притом   в   форме   всех
грамматических категорий <...>. Мы спрашиваем: "что значит pisum?", и
отвечаем:  "pisum  значит  горох",  но  в  то  же  время  спрашиваем:
"как по-латыни или в  как  в  ботанике  горох?",  и  отвечаем:
"pisum",  т.  е.  собственно  в  этом  обороте  речи  подразумевается:  "как
называется и пр<оч.>". "Горох", следовательно, не есть значение-смысл
слова pisum9.
     Шпет  утверждает,  что  называние  не  есть  смысл,  а  потому   многие
номинативные обороты в его терминах вообще не имеют смысла. Смысловая
предметность возникает там, где речь начинает взаимодействовать с мышлением.
Номинативная  предметность  -- называние -- подобна указанию на нечто. И это
нечто, возникая в сознании собеседника или читателя, и есть  предмет.
В  отличие  от  "вещи"  --  реального  объекта,  "предмет" -- это идеальная,
мыслимая   вещь,   не   имеющая   никакого   подлинного   существования    и
характеризующаяся  главным  образом  своей  идеальной устойчивостью. Предмет
дается нам в мышлении через слово,  а  потому  он  есть  основа  и  носитель
смысла. Вот как Шпет определяет существо "предмета":
     ...потому,  что  предмет  может  быть реализован, наполнен содержанием,
овеществлен и через слово же ему  будет  сообщен  также  смысл,  он  и  есть
формальное   образующее   начало  этого  смысла.  <..->  Он  держит  в  себе
содержание, формируя его со стороны семасиологической, он "носитель" смысла,
и он переформирует номинальные формы, скрепляет их,
     ____________
     8 Husserl Edmund. Meditations cartesiennes. Paris:  Vrin,  1953.
P. 44.
     9 Шпет Г. Г. Эстетические фрагменты // Шпет Г. Г. Сочинения. М.:
Правда, 1989. С. 390.



     20 Глава I

     утверждает,  фиксирует.  Если  бы под словом не подразумевался предмет,
сковывающий и цементирующий вещи в единство мыслимой формы, они  рассыпались
бы  под  своим  названием,  как  сыпется  с ладони песок, стоит только сжать
наполненную им руку. Предмет есть подразумеваемая  форма  называемых  вещей,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 90
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама