Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Различные авторы Весь текст 338.24 Kb

Та сторона N 1-7 (литература)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 29
 государственная  общая школа, куда ребёнок может  прийти  в  первом
 классе,  и  его  не прогонят, его примут без всякого  тестирования,
 без  отфутболивания в другую школу, чтобы он мог  прийти  по  месту
 жительства  и  учиться там в обязательном порядке  и  бесплатно  10
 лет.  Как бы ни ругали нашу советскую систему образования,  но  она
 была   одной   из  лучших  в  мире,  когда  она  была   бесплатной,
 обязательной  и  давала прекрасные результаты.  И  вузы  наши  были
 прекрасные.  А  то  стали бороться с идеологизацией  образования  и
 выплеснули  всё.  Мол, и вся школа плохая. А ведь и  знания  давали
 неплохие, и главное, что люди-то выходили образованные, и  общество
 было  образованным.  А  сейчас пожалуйста,  сколько  их  болтается,
 неучащихся ребят? Мы же растим целый класс люмпенов.
Ю.Н.  Образование, конечно, я согласен, было хорошее. Но вот в плане
 воспитания много ли оно давало?
В.К. В плане воспитания, конечно, брешей хватало. Но как ни странно,
 может  быть,  в  силу того, что коллективы ребячьи  вынуждены  были
 солидаризироваться  в  своей  борьбе  с  тупоумными   наставниками,
 классы были дружнее, и не было там ни рвачества, ни спекуляции,  ни
 предательства, и никто не брал деньги за подсказку на уроках. И  не
 давали в обиду хулиганам своих одноклассников, и дружба была какая-
 то, и была романтика школьных вечеров. Всё это тоже было.
Ю.Н.  По моим воспоминаниям, деньги за подсказки не брали, но насчёт
 большой дружбы...
В.К. Это, понимаете, разные года, я-то имею в виду пятидесятые годы.
И.Г. Это всё индивидуально было. И по школам по-разному...
В.К. В любом случае, были дружнее, и как-то... того кошмара не было,
 такого,  как  сейчас.  По  крайней мере,  не  приходилось  дежурных
 милиционеров в вестибюлях выставлять.
Ю.Н.  Насчёт наставников: каким должен быть учитель в школе?  Сейчас
 большинство  учителей, похоже, недостойно носить это  имя,  если  с
 большой буквы писать.
В.К.  Ну,  какой  учитель... Разбирать,  что  ли,  целую  схему  его
 психологических,  профессиональных,  душевных  и  прочих   качеств?
 Хороший человек должен быть, должен относиться по-доброму к  детям.
 Не  обязательна так называемая любовь к детям, сентиментальная, над
 которой  любят  квохтать критики детских книг. Он должен  понимать,
 что  ученики  - люди, что это многогранные личности,  что  их  надо
 уважать,  что  надо понимать их, что они люди со своей  жизнью,  со
 своими  интересами, со своим настроением. И что главная его  задача
 -  дать  ту  сумму  знаний, которая у него есть. И научить  чему-то
 хорошему,  что  сам умеет. Это всё достаточно просто.  Я  вспоминаю
 своих  учителей в школе - не всех, некоторых я ненавидел -  но  вот
 наша  классная  руководительница,  о  которой  я  не  раз  говорил,
 Надежда  Герасимовна Мусько, с которой я перезваниваюсь до сих  пор
 -  она  очень добрый человек, хотя, может быть, в чём-то  слегка  и
 консервативный,  как  требовали  тогдашние  времена   и   тогдашняя
 система.  Тем  не  менее она ко всем нам относилась по-человечески,
 до сих пор её помнят, любят, навещают.
Ю.Н.  Что побудило вас писать на тему детства: ностальгия по детству
 или тревога за детей? Или то и другое, и в какой степени?
В.К.  Ну  сначала всё-таки, конечно, ностальгия по детству.  Тревога
 пришла   где-то   позднее,  с  возрастом,  когда  пришлось   глубже
 раскапывать  эти темы, глубже влезать в современную  жизнь,  писать
 уже  не  о  собственном, а о современном детстве, и сталкиваться  с
 тем,  что  происходит  в жизни детей, когда возникла  необходимость
 как-то защищать их.
Ю.Н.  Егор  Петров - персонаж, который не похож на  других.  Был  ли
 какой-то  случай, послуживший толчком тому, что вы написали  именно
 о таком мальчишке? Есть ли у него прототипы?
В.К.  Ну есть сразу несколько прототипов. А толчком... толчком  было
 то,  что я всё время с такими ребятами встречался. Знаете,  вот  вы
 задаёте вопросы, и возникает такое впечатление, как будто вы  ждёте
 от  меня,  что  я дам сейчас какие-то глобальные рецепты,  составлю
 вам формулу на все случаи жизни...
Ю.Н. Просто вы всё-таки один из немногих писателей, которые пишут на
 такие темы.
В.К. Ну беспокоит меня это, тревожит, близко это мне. Помню, как сам
 был  мальчишкой.  Много  занимался с ребятами,  насмотрелся  на  их
 жизнь.  Привык я об этом писать, это мой мир, это то, что  я  знаю.
 Если я сейчас начну писать о сталеварах, скажем, или о мафиози,  то
 у  меня  ничего  не получится, я не знаю этого мира.  А  детство  -
 просто сфера моего обитания.
И.Г. По-моему, Симон Соловейчик пытался рецепты найти...
В.К.  Я  очень давно его знаю, где-то ещё с шестидесятого года,  по-
 моему...  Понимаете,  если  бы  люди  не  только  говорили,  но   и
 делали... Соловейчик, кстати, многое ведь и делал, ему надо  отдать
 должное.  Где-то,  может  быть,  и ошибался,  но  что-то  он  успел
 сделать.  А  то  ведь многие же просто говорят и  находят  какие-то
 рецепты  и преподносят их обществу, а потом обижаются, что общество
 эти рецепты не использует. А если использует, то они не действуют.
Ю.Н.   У   вас   большинство  героев  не  могут  перешагнуть   через
 определённый возраст - тот возраст, когда человек взрослеет,  когда
 особо  отчетливо  начинает  осознавать  себя  как  человека,   своё
 положение  в окружающем мире, когда подросток особо остро нуждается
 в  понимании.  Таких  героев у вас не так  много:  Егор  Петров,  в
 первую очередь. Сейчас Данька Рафалов появился, ну и отчасти ещё  -
 Сергей Каховский, Кирилл...
В.К. Видите, не так уж и мало.
Ю.Н.  Но это не большинство героев... То есть с чем это связано, что
 вы  меньше  пишете о подростках и их проблемах, чем о  детях  более
 младшего возраста?
В.К.  Я  не  знаю, чем это объяснить. Наверно, тем,  что  у  каждого
 автора  есть  свой  круг  героев, которые  ему  более  интересны  и
 близки,  которых  он  больше  знает и понимает.  Кто-то  же  должен
 писать  и о таких героях. Кстати говоря, большинство писателей  для
 юношеско-подросткового  возраста  как   раз   пытается   писать   о
 старшеклассниках,  видимо считая, что это даёт более  широкое  поле
 для  писания  -  и переживания, и проблемы, и т.д. А мне  казалось,
 что  дети младшего, среднего возраста - это тоже целый мир, и у них
 тоже  масса  переживаний, и проблем, и вопросов, и ломка  там  тоже
 часто  происходит.  И  первая ломка, говорят, происходит  где-то  в
 семилетнем  возрасте. Но вот вы перечислили героев  более  старшего
 возраста - их ведь, согласитесь, тоже немало.
Ю.Н.  Это  всё  к вопросу о духовном одиночестве, оно как-то  больше
 обостряется к этому возрасту, старшему.
В.К. Ой, да по-всякому оно обостряется.
Ю.Н.  Кого  из  детских писателей - наших и зарубежных -  вы  можете
 выделить, какие их произведения?
В.К.  Я  не  знаю хорошо зарубежной детской литературы.  То,  что  я
 читал,   представляется  мне  достаточно   прямолинейным   и   даже
 примитивным,  может  быть, потому, что  у  них  образ  жизни  более
 благополучный.  Я  имею  в  виду  те  книги,  которые  я  читал   о
 школьниках,   о  реальной  жизни.  Всё  там  как-то  разложено   по
 полочкам. Больше всего я люблю, конечно, Астрид Линдгрен, и  не  за
 её  забавность, сказочность сюжета, а за попытку как-то  прорваться
 в  детскую  душу.  Взять "Мио, мой Мио!" - там ведь  тоже  духовное
 одиночество.  И "Братья Львиное Сердце". А из наших -  всё-таки  на
 голову  стоящим выше остальных мне представляется Радий Погодин  со
 своим  "Ожиданием",  с его последними вещами.  Владимир  Железников
 писал много и хорошо, но его последних вещей я не знаю.
Ю.Н.  Тут ещё вопрос такой общий: состояние дел в российской детской
 литературе?
В.К. Хорошая была литература, детская советская литература. Несмотря
 на  излишнюю  пропаганду коммунистических идей, она  всё-таки  была
 очень   психологична,   очень  богата  проблемами,   очень   богата
 интересными   героями.  По  своему  литературному   уровню,   чисто
 профессиональному,  она,  мне кажется, была  гораздо  выше  детских
 литератур  других  стран. Но у нас же как пойдут  крушить-ломать...
 То  храмы,  то  театры, то не знаю что... Так же  и  тут  -  начали
 бороться  с  социалистическими идеями, а покрушили и всё остальное.
 Где  она  сейчас,  наша российская детская литература?  Я  не  могу
 всерьёз  воспринимать произведения... а, впрочем, не буду  называть
 авторов, Бог с ними.
Ю.Н. Выключить? (Имеется в виду магнитофон. - Прим. ред.)
В.К.  Нет,  не  надо  выключать. Нет, но при всей остроумности,  при
 всей,  так  сказать,  силе иронии, вот эти вот "Задачники"  Остера,
 например,  ну  извините,  но... Это в каком-то  случае  хорошо,  но
 нельзя  же  это ставить во главу угла литературы. И при  всей  моей
 любви  к  Крокодилу Гене и Чебурашке - нельзя же  к  этому  сводить
 российскую детскую литературу.
Ю.Н.  Наверно,  издают в основном такое, потому  что  для  маленьких
 детей родители скорее купят такие книги.
В.К.  Ну,  наверно.  Сейчас  же совершенно  нет  книг  для  среднего
 возраста...
Ю.Н.  Пока  ребёнок маленький, о нём вроде бы заботятся, книжки  ему
 покупают. А подрос...
В.К. А потом пожалуйста - читайте Чейза.
М.С.  У меня часто спрашивают книжки для подростков. Мы вот закупили
 два  ваших  тома "Нижкниги" и говорим: вот единственное,  что  есть
 для   подростков.  (Максим  работает  в  некой  конторе,  торгующей
 книгами. - Прим. ред.)
В.К.  Да  и  то,  это всё-таки фантастика, там тоже своя  специфика.
 Может быть, лучше было бы "Острова и капитаны"...
Ю.Н. Вообще-то спорный вопрос, можно ли назвать фантастикой те вещи,
 что вы пишете.
В.К. Ну в какой-то степени всё-таки фантастика.
Ю.Н.  Тут  ещё  по  некоторым  конкретным  писателям...  Есть  такой
 сборник:  в одной книге Брэдбери "Вино из одуванчиков",  Ли  "Убить
 пересмешника", Сэлинджер "Над пропастью в ржи". Как  вы  относитесь
 к этим произведениям?
В.К.  Знаете, "Убить пересмешника" я не смог прочитать до конца. Мне
 всё-таки  кажется,  что это достаточно дамская литература.  Вам  не
 кажется?
И.Г. Мне кажется.
М.С. И мне кажется.
В.К. "Над пропастью во ржи"... Мне кажется, они объединены чисто  по
 какому-то  внешнему признаку. Хорошая книга, конечно.  Кто  спорит?
 Но  всё-таки, так ли много общего с "Вином из одуванчиков"? А "Вино
 из  одуванчиков" я перечитываю постоянно, вот на полке стоит рядом,
 в разных изданиях. Когда почему-либо пакостно на душе, берёшь...
Ю.Н. То есть из этой книги ближе всего "Вино из одуванчиков"...
В.К. Да, оно мне ближе, конечно. Оно ближе хотя бы потому, что я там
 во  многом  вспоминаю  и  вижу  себя. Вплоть  до  этого  городка...
 Казалось  бы,  что  общего между моей Тюменью и  городком  мальчика
 Дугласа.  Но у нас тоже был тёмный овраг, звучали страшные истории,
 были  всякие  загадки.  Конечно,  детство  у  меня  было  не  таким
 благополучным и комфортабельным.
Ю.Н.  Тут  ещё  несколько  писателей  называются  -  Сергей  Иванов,
 Анатолий Алексин, Лия Симонова.
В.К.  Ну,  о Лие Симоновой мне трудно говорить, потому что я  читал-
 перечитывал...  Это  вы  имеете  в  виду  её  "Лабиринт"?  Я  писал
 рецензию  для  издательства, в нескольких вариантах читал,  помогал
 ей  редактировать  - ещё в застойные времена. И по  правде  говоря,
 мне  казалось  всегда,  что  в ней больше  злости  и  надрыва,  чем
 литературных  достоинств.  Больше декларированности.  Что  касается
 Алексина...  Мне нравятся вещи Алексина, я ничего не  могу  сказать
 против  таких  вещей. Но не совсем согласен, что это детские  вещи;
 это  книги, написанные для взрослых о детстве. Сергей Иванов:  есть
 хорошие  вещи  у  него. Мне кажется, у Сергея Иванова  только  один
 недостаток - недостаточно динамичное построение сюжета. То  есть  у
 него  интересны герои, психология, переживания, но где-то  он,  по-
 моему, чересчур "повествователен".
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама