Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Различные авторы Весь текст 338.24 Kb

Та сторона N 1-7 (литература)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 29
     1967.12 Путешественники не плачут.  [Рассказ]. Худ. Н.Моос.
С.34-39
     1970.12 Флаг отхода. [Рассказ]. Худ. С.Киприн. С.24-29
     1971.4 Баркентина с именем звезды.  [Повесть]. Рис. автора.
С.12-33
     1973.11,12 Летчик для  Особых  Поручений.  [Повесть].  Худ.
Е.Стерлигова
     1977.12 В ночь большого прилива.  [Повесть (ч.2 трилогии "В
ночь большого прилива")]. Худ. Е.Стерлигова. С.19-48.
     1978.9 Вечный жемчуг.  [Повесть (ч.3 трилогии "В ночь боль-
шого прилива")]. Худ.Е.Стерлигова. С.30-61
     1981.1-3 Дети синего фламинго. [Повесть]. Худ. Е.Стерлигова
     Голубятня на желтой поляне.  [Роман-трилогия]. Худ. Е.Стер-
лигова.
     1983.3-5 ч.1.  Голубятня на желтой поляне. (В книжном вари-
анте - "Голубятня в Орехове").
     1984.1,2 ч.2. Праздник лета в Старогорске.
     1985.1,2 ч.3. Мальчик и ящерка.
     1986.6,7 Тополиная рубашка. [Повесть]. Худ. Е.Стерлигова.
     Острова и капитаны.  [Роман в 3-х книгах]. Худ. Е.Стерлиго-
ва,
     1987.5-8 кн.1.  Хронометр (Остров Святой Елены).(В  N  5  -
худ. Е.Охотников).
     1988.4-6 кн.2. Граната (Остров капитана Гая).
     1988.11,12 кн.3. Наследники.
     1989.3-6 (Путь в архипелаге).
     1990.8-10 Крик петуха. [Повесть из цикла "В глубине Велико-
го Кристалла"]. Худ. Е.Стерлигова
     1991.6-8 Белый шарик Матроса Вильсона. [Повесть из цикла "В
глубине Великого Кристалла"]. Худ. Е.Стерлигова
     1992.1-3 Лоцман.  [Повесть  из  цикла  "В  глубине Великого
Кристалла"]. Худ. П.Крапивин
     1993.4,5-6,1994.3,4,5-6 Бронзовый  мальчик.  [Роман].  Худ.
Е.Стерлигова

     Честное слово (Екатеринбург)

     1993.1-10 Серебристое дерево с поющим котом. [Повесть-сказ-
ка]. Рис. автора

     Читатель и жизнь (Екатеринбург.  Издание обл. правления об-
щества любителей книги и свердл. книготорга)

     1989.2 Крик петуха.  [Отрывок из повести]. Вступление С.Ка-
занцева. С.2

     Юношеская газета (Москва)

     1993.3(13)-24(34),1(35)-4(38) Синий город на Садовой.  [По-
весть].  Рис.  Е.Медведева (В нумерации дикая путаница и ошибки.
Часто перепутаны и повторяются рисунки. - Примечание В.К.)

     Юный ленинец (Киев. Орган ЦК ЛКСМ Украины и республ. совета
всесоюзной пионерской организации)

     1964.1 января Планшет. [Рассказ]
     1965.8 января Айсберги проплывают рядом. [Рассказ]

                             * * *

                                        Евгений Савин (г.Калуга)

         Стереотипы восприятия произведений Крапивина.

     Есть два  основных  стереотипа,  с помощью которых не очень
добросовестные критики оценивают прозу В.Крапивина.  Первый -  у
Крапивина всегда существует четкое противопоставление "ребенок -
взрослый", которое выступает в качестве "основного конфликта".
     При этом  дети  у  писателя чаще всего выступают как "хоро-
шие",  а взрослые - как "плохие". Второй стереотип - бесконечные
самоповторы  В.П.  "Каждый раз Крапивин пишет одну и ту же вещь,
где герои и главный конфликт до блеска отполированы  от  многок-
ратного  употребления"  (Р.Арбитман,  "Лит.  газета",  16.12.92,
с.4).  В любых стереотипах так или иначе отражено то,  что дейс-
твительно имеет место.  Поэтому их весьма трудно разрушить. Хуже
всего то,  что это разрушение выступает как простое отрицание. В
ответ на утверждение,  выражаемое в первом стереотипе,  говорят:
"Неправда,  у Крапивина более чем достаточно и положительных ге-
роев-взрослых,  есть и хорошие учителя, родители..." Это так, но
этим утверждением мы отрицаем и то рациональное,  что содержится
в  первом  стереотипе.
     Цель этой заметки - попробовать выявить,  что,  в  действи-
тельности,  представляет  из  себя оппозиция "взрослые - дети" у
В.П.К. Наш основной тезис - у Крапивина действительно можно чет-
ко наметить два плана героев, два "мира", две "реальности". Если
угодно,  их можно обозначить как "мир детей" и  "мир  взрослых".
Специфика  взаимоотношений этих двух "миров" состоит в том,  что
"мир взрослых" не имеет автономного существования, не существует
вне,  не  существует без "мира детей".  Его можно обозначить как
"не-мир детей",  то есть то,  что  не  является  "миром  детей".
Взрослый появляется у Крапивина лишь постольку, поскольку он так
или иначе оценен,  отмечен в сознании ребенка. Его просто не су-
ществует вне этого сознания.  Действительно, центр повествования
располагается у Крапивина в "мире детей",  а "мир взрослых" выс-
тупает лишь как нечто неопределенное, или, наоборот, враждебное.
"Мир взрослых" есть то, что находится за "миром детей", следова-
тельно,  его функция есть полагание границ "мира детей".  Но,  в
действительности,  "мир детей" у В.К. сам полагает себе границы,
поэтому  и "мир взрослых" определяется лишь в отношении к детям.
"Мир детей" закрыт для взрослого. Последний входит в него только
с определенной оценкой,  заданной ребенком. Более того, он и су-
ществует благодаря этой оценке.  Нередко он и есть эта оценка  в
персонализованном, материализованном виде. В силу этого характе-
ра взаимоотношений между "мирами" особый характер носят и  отно-
шения по линии "ребенок - взрослый".
     Дело не в том,  что первый "хороший",  а  второй  "плохой".
Просто право давать оценку у Крапивина имеет лишь ребенок.  "Хо-
рошим" или "плохим" взрослый становится лишь в отношении  ребен-
ка.  И  при  этом  он  не обладает никакими иными качествами или
свойствами сам по себе, но лишь в отношении к детям. Это отноше-
ние не выступает как некое абстрактное отношение вообще, но есть
отношение к конкретному ребенку,  который является героем произ-
ведения. Все остальные взрослые, прежде всего, есть лишь продукт
сознания героя.  Отношения "ребенок - ребенок" отличаются от от-
ношений "ребенок - взрослый".  Я покажу это на конкретном приме-
ре, достаточно характерном. Журка ("Журавленок и молнии") прояв-
ляет просто чудеса сопереживания в отношении,  скажем, к Валери-
ку.  Между тем,  последний едва не убивает Журкиного отца (!). С
другой стороны, параллельный сюжет с режиссером Кергелен. Она, в
сущности, есть вымысел, фикция Журкиного сознания. Лишь мелькнув
один  раз в поле зрения Журки,  она оказывается снабженной ярлы-
ком,  оценкой.  Она "плохая".  Об этом говорит сон, где Кергелен
появляется  в роли лесной ведьмы.  Ведь Журка еще не знает,  что
Кергелен - это она. Параллельно вводятся два плана: с одной сто-
роны,  зарождение  дружбы Журки с Валериком,  который магическим
образом оказывается по сути невиновным,  с другой  -  нарастание
неясной, неизъяснимой тревоги. И, конечно, кульминация, "взрыв".
Здесь,  кстати,  единственный раз в романе появляется Дед (герой
"Колыбельной  для  брата"),  который и запускает сцену,  посылая
Журку в учительскую,  где он,  собственно, и узнает, что фамилия
режиссера Кергелен.
     Фигура действительно роковая. Валерик - виновен фактически,
но  в  сознании героя не виноват.  Кергелен фактически вообще не
виновата,  в сознании героя же она магическим обазом оказывается
виновата  даже в том,  в чем фактически виноват Валерик.  Логика
весьма неочевидная, и цепь Журкиных рассуждений вряд ли могла бы
быть понята взрослым.  Однако, это и не важно, потому что в сис-
теме отношений "взрослый - ребенок" понимание вообще не  фигури-
рует.  Если в случае с Валериком Журка ставит себя на его место,
понимает его,  то по отношению к взрослым он этого не делает.  И
это естественно,  так как понимание рождается там,  где есть два
целостных, независимых в своем существовании друг от друга чело-
века, а взрослые у Крапивина независимо не существуют.
     Действительно, попробуйте взять любого взрослого и  развер-
нуть  его  другой стороной.  Попробуйте представить его в другой
обстановке, или посмотреть на него глазами другого. Крапивинские
герои иногда,  весьма редко,  но все же делают подобный поворот.
Кульминационный момент из повести "Валькины друзья  и  паруса",:
учительница  Анна  Борисовна  требует,  чтобы Бегунов отдал свой
галстук.  Он поднимает глаза навстречу ей. "И вдруг Валька понял
(выделено мной - Е.С.), что Анна Борисовна устала. И что ей, на-
верно,  очень хочется уйти домой,  и,  может быть, по дороге еще
надо зайти в булочную,  которую скоро закроют;  а потом придется
готовит ужин, возиться с посудой и думать о завтрашних уроках...
И он,  Валька Бегунов, только маленькая частичка многих забот (а
не оценивающий все и вся центр Е.С.)... И на секунду Валька ощу-
тил даже что-то вроде смутной жалости к ней,  уставшей и раздра-
женной.  Но это чувство мгновенно забылось". Вот так. Момент по-
нимания есть лишь момент, который мгновенно оказывается забытым.
Взрослый обречен на фатальное  непонимание.
     Однако, стоп.  Все сказанное выше относилось прежде всего к
произведениям В.П.,  написанным примерно до начала  80-х  годов.
После  этого  мы можем отметить достаточно решительную перемену.
Этот факт позволяет обсудить следующий сюжет - самоповторяемость
Крапивина. Действительно, так ли верно это утверждение?
     Во многом этапным, интересным для анализа произведением яв-
ляется,  конечно,  "Голубятня  на  желтой поляне".  Именно здесь
впервые намечено то,  чего раньше у Крапивина не было: принципи-
ально  новый  тип  взаимоотношений  между "миром детей" и "миром
взрослых". Вспомним, каким образом "сообщались" между собой миры
в произведениях,  написанных до "Голубятни".  Здесь, собственно,
два способа,  существо которых состояло в том,  что герой-взрос-
лый,  для того,  чтобы стать именно героем, а не безличной фигу-
рой,  должен был сам стать ребенком.  Первый из этих способов  -
"магический" - представлен в трилогии "В ночь большого прилива".
Всякий раз,  проникая в "мир детей", герой сам становится ребен-
ком,  скорее надевает маску ребенка. Действительно, полного заб-
вения взрослости здесь не происходит.  Например,  герой  так  же
владеет  искусством  фехтования,  как  он  владел  им  и в своей
"взрослой" ипостаси.  Второй способ - реализован в "реалистичес-
ких произведениях". Его суть в том, что автор, ведущий повество-
вание,  перемещается в свое собственное  детство.  Он  действует
опять-таки  под  маской  ребенка.  По такому принципу построены,
например,  "Тень Каравеллы",  некоторые из "Летящих  сказок".  В
"Голубятне  на  желтой поляне" все меняется принципиальным обра-
зом.  Положение главного  героя  Ярослава  Родина  здесь  весьма
двойственное.  С одной стороны, он есть выдумка, порождение соз-
нания Игнатика.  Эта черта роднит его со взрослыми  персонажами,
скажем,  романа "Журавленок и молнии".  Как и любой взрослый, он
не существует автономно.  Но,  с другой стороны, Крапивин делает
его героем, центром повествования, то есть целостным, самодоста-
точным и независимым индивидом, который через свое сознание пре-
ломляет все происходящее в нем. Если раньше взрослый мог войти в
мир детей, только надев маску ребенка, то теперь он входит в мир
детей именно как взрослый. Более того, он нужен там именно в та-
ком качестве. Вспомним, "Один и четыре", - так называется вступ-
ление к роману "Голубятня на желтой поляне".  Один - это как раз
взрослый,  причем, повторю еще раз, целостный и самодостаточный,
принимающий  решение и дающий оценки.  И это говорит о том,  что
прежняя схема отношений "мира взрослых" и "мира  детей"  сущест-
венно изменилась. Крапивин по-прежнему локализует события в "ми-
ре детей",  но центром, организующим этот "мир", оказывается те-
перь взрослый.
     В начале я говорил о двух стереотипах, управляющих восприя-
тием произведений Крапивина.  Моей целью было если не разрушить,
то, по крайней мере, несколько сдвинуть эти стереотипы. Действи-
тельно,  В.П.  самоповторяется, каждое его новое произведение во
многом предсказуемо. При этом самоповтор не скрывается, а наобо-
рот,  выставляется на первый план.  Об этом  говорит,  например,
столь  любимый писателем прием введения в новое произведение ге-
роев из старых своих книжек,  что задает  как  бы  непрерывность
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама